Сколаков А.Ю. Международное гуманитарное право: из истории правовой регламентации статуса воинских захоронений за пределами Отечества

FavoriteLoadingПометить для себя
Оцените публикацию
Скачать в формате электронной книги

В статье рассматривается длительный процесс эволюции международно-правовой регламентации порядка захоронения и сбережения воинских захоронений и кладбищ. Автор уделил определенное внимание истории подписания Советским Союзом женевских конвенций и протоколов, а также развитию межгосударственных отношений СССР с рядом центрально- и восточноевропейских стран по рассматриваемой проблематике.

Ключевые слова: военная некрополистика, международное гуманитарное право, антифашизм, воинские захоронения, всемирное наследие ЮНЕСКО, военно-мемориальная работа, хельсинкский процесс, женевские конвенции.

Соклаков А.Ю. Международное гуманитарное право: из истории правовой регламентации статуса воинских захоронений за пределами Отечества.

//Наука. Общество. Оборона. Москва. Т. 7. № 4 (21).

 

ВВЕДЕНИЕ

Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу —
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

А.С. Пушкин

Не единожды наши соотечественники спасали мир и ценой собственной жизни останавливали различных агрессоров. Немало защитников нашего Отечества в разные века было погребено за его границами. В современном мире сохранность захоронений военнослужащих и мирных жертв боевых действий за пределами своей Родины, а также порядок обмена информацией о подобных погребениях регламентируются нормами международного гуманитарного права.

Правовая регламентация порядка захоронения военнослужащих и мирных жертв военных действий, а также порядка обмена информацией воюющих сторон о погребенных лицах имеет достаточно продолжительную историю (1). Разоблачению мифов о полном неприятии СССР норм международного гуманитарного права, регламентировавших в том числе и порядок погребения участников военных конфликтов, посвящен ряд научных публикаций [30; 31, с. 62]. Поэтому детальный анализ этого вопроса в настоящей статье не проводится.

В Российской Федерации процессу увековечивания памяти о погибших и в том числе сбережению мест их погребения уделяется должное внимание на законодательном уровне [27]. Был подписан и ряд подзаконных актов [36; 45]. Тем не менее, необходимо признать, что количество нерешенных проблем в этой сфере все же остается значительным.

ОТ КОНВЕНЦИЙ 1929 г. К ВОССТАНОВЛЕНИЮ АВСТРИИ

Малоизвестно, что, отказавшись по идеологическим причинам подписать Женевскую конвенцию 1929 г. об обращении с военнопленными Советский Союз 19.03.1931 г. принял Постановление ЦИК и СНК СССР № 46 об утверждении проекта постановления ЦИК и СНК СССР «Положение о военнопленных». Текст данного документа основывался «в общем на тех же принципах, как и Женевская конвенция, как-то: воспрещение жестокого обращения с военнопленными, оскорблений и угроз, воспрещение применять меры понуждения для получения от них сведений военного характера, предоставление им гражданской правоспособности и распространение на них общих законов страны, воспрещение использовать их в зоне военных действий и т д.» [4]. Кроме того, 26.09.1931 г. Советский Союз присоединился к Женевской конвенции 1929 г. «Convention for the Amelioration of the Condition of the Wounded in Armies in the Field» (Конвенция по улучшению участи раненых и больных в армиях в поле) (2). Таким образом, в те предвоенные годы СССР взял на себя определенные обязательства по идентификации погибших, сохранности воинских захоронений.

В военные годы СССР подписал ряд документов о сотрудничестве и взаимной помощи с другими государствами антигитлеровской коалиции [7; 10–12]. В послевоенное время практика заключения близких по содержанию договоров сохранилась [8; 13–15; 17]. Все эти документы имели антифашистскую направленность и были призваны служить делу мира и сотрудничеству между государствами. В некоторых из них подчеркивалось установление дружественных и братских отношений между народами. Однако статус воинских захоронений военнослужащих и мирных жертв Второй мировой войны и ответственность сторон за их содержание в этих договорах не устанавливались.

Примечательно, что ухудшение отношений между СССР и Югославией привело в 1949 г. к денонсации договора о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве. В некоторых публикациях отмечается, что в период ухудшения отношений между Москвой и Белградом по инициативе югославских властей был осуществлен перенос памятников советским воинам-освободителям и проведено перезахоронение останков погребенных красноармейцев [46]. Тем не менее, эти события и имевшие место в те годы антисоветские выступления, проявления русофобии и осквернение памятников военной поры в других странах социализма не стали поводом к корректировке договоров о дружбе и сотрудничестве в части закрепления статуса и ответственности за сохранность советских захоронений, а также памятников и мемориалов. В частности, заключенный через два года после «Пражской весны» очередной договор между СССР и Чехословацкой ССР каких-либо требований относительно статуса, защиты, сохранности советских воинских некрополей и памятников не содержал. [16] Договаривающиеся стороны ограничились констатацией курса на сближение народов двух стран и укрепление между ними вечной нерушимой дружбы.

В 1949 г. был разработан очередной вариант Женевских конвенций. С некоторыми оговорками они были ратифицированы Президиумом Верховного Совета СССР в 1954 г. как и в прежних конвенциях в них уделялось должное внимание вопросам погребения погибших и умерших во время войны военнослужащих и мирных жертв, а также сохранности захоронений и информации о погребенных лицах. В числе сделанных СССР оговорок указывалось, что он «не считает для себя обязательным … распространение покровительства Конвенции на военнопленных, осужденных по законам страны, где они находятся в плену, за совершение военных преступлений и преступлений против человечества в соответствии с принципами Нюрнбергского процесса» [32].

Еще одним межгосударственным договором первого послевоенного десятилетия, в котором было уделено особое внимание сохранности захоронений военного лихолетья, стал подписанный 15.05.1955 г. Союзными и Соединенными Державами (3), с одной стороны, и Австрией с другой стороны Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии. Этот документ и ныне обязывает австрийские власти уважительно относиться к захоронениям военнослужащих, военнопленных и мирных жертв, а также к эмблемам и памятникам (в том числе кладбищенским и военной славы). Им также вменялось в обязанность «признавать всякую комиссию, делегацию или иной орган, уполномоченные заинтересованным государством на опознание, опись, поддержание или оформление упомянутых в пункте … могил и сооружений, облегчать работу таких органов, заключать … соглашения, какие могут оказаться нужными … оказывать … всякие облегчения для эксгумации и отправки на родину останков … как по просьбе официальных органов заинтересованного государства, так и по просьбам родственников погребенных лиц» [5, ст. 19].

Обратите внимание:  Пайпс Р. Россия при старом режиме

ОТ ХЕЛЬСИНКСКОГО ПРОЦЕССА К ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ 90-х гг. XX СТОЛЕТИЯ

В период с 3 июля 1973 г. по 1 августа 1975 г. в Хельсинки по проявленной еще в 1965 г. инициативе стран участниц Варшавского договора было проведено, призванное воспрепятствовать нарастанию угрозы очередной глобальной меж блоковой войны, совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. В соответствии с заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в области и формы сотрудничества между государствами участницами вошло «осуществление совместных проектов сохранения, реставрации … исторических … памятников и мест, представляющих культурный интерес», и «их совместное изучение в целях улучшения и возможной гармонизации различных систем, применяемых для составления перечней и каталогов исторических памятников и мест культурного характера», а также предполагалось развивать «научные исследования в области методов сохранения и реставрации памятников» [26]. Таким образом можно констатировать, что историко-культурные ценности были признаны составляющей процесса обеспечения сохранности надгробий, памятников и мемориалов периода Второй мировой войны.

В 1970 г. Женевские конвенции 1949 г. были дополнены двумя протоколами. Таким образом, международно-правовая регламентация статуса мест погребений военного времени получила дальнейшее развитие [24; 25]. Тем не менее, как и ранее, в СССР данная проблема продолжала рассматриваться в контексте идеологических соображений, что существенно осложняло возможность заключения соответствующих соглашений.

Так, советские власти отклонили проект соглашения об организации содержания военных кладбищ, могил и других воинских захоронений с Польской народной республикой [1, л. 45-47] (4). Примечательно, что в этом подготовленном в 1982 г. польской стороной документе предлагалось урегулировать вопросы ухода за воинскими захоронениями польских и советских военнослужащих. Понятно, что в представленном к рассмотрению польскими властями документе с одной стороны упоминались военнослужащие исключительно социалистического периода истории нашего Отечества. С другой же стороны речь шла о военнослужащих всей истории Польши. Разумеется, числу последних относились не только борцы с фашизмом, но и жертвы Катыни, «львовские орлята», участники событий Смутного времени, Руины.

Принятая в Советском Союзе классификация войн на освободительные и захватнические, другие идеологические и прочие моменты надолго затянули момент подписания упомянутых выше Протоколов. Верховный Совет СССР ратифицировал их только в 1989 г. – в разгар политики «Перестройки» и кризиса социалистической системы в Польше. Примечательно, что в Протоколе I принималось в расчет как возможность уважительного, так и менее благоприятного отношения к останкам лиц погибшим в результате военных действий и оккупации и не являвшихся гражданами страны, на территории которой они умерли и были погребены. Государствам, имеющим непосредственное отношение к таким останкам, предписывалось «как только позволят обстоятельства и отношения между противными сторонами» заключать «соглашения с целью:

  • а) содействия доступу родственников умерших и представителей официальных служб регистрации могил к местам погребения, а также определения практических мер по обеспечению такого доступа;
  • б) постоянного сохранения и ухода за такими местами погребения;
  • в) содействия возвращению останков и личного имущества умерших на родину по просьбе этой страны или, если эта страна не возражает, по просьбе близких родственников умерших» [24, ст. 34]. При этом в случае отсутствия соглашения и отказа государства, являющегося родиной погребенных лиц, обеспечивать содержание таких мест за свой счет страна, на территории которой находятся захоронения, вправе поставить вопрос о возвращении останков на родину и в случае возможного отказа «принять меры, предусмотренные в ее собственном законодательстве в отношении кладбищ и могил» [24, ст. 34].

Бурное изменение ситуации в Европе и прежде всего последовавшее в 1990 г. объединение Германии не позволило в столь короткое время подготовить и заключить подобное соглашение. Поэтому совместным письмом от 12.09.1990 г. от имени правительств ФРГ и ГДР четырем державам гарантировался уход и уважительное отношение к находящимся на немецкой территории военным захоронениям, памятникам жертвам тирании [34, п. 2]. Вскоре это обязательство и намерение расширить сотрудничество в этих областях соответствующими организациями было отражено в статье 18 договора между СССР и ФРГ [9].

Первое и единственное соглашение о статусе мест погребения периода Второй мировой войны Правительство СССР успело подписать лишь с Италией [42]. Начавшийся в стране «парад суверенитетов» союзных и автономных республик быстро привел к разрушению государственного единства. Примечательно, что за два дня до Беловежских соглашений  Борис  Николаевич Ельцин заключил договор о сотрудничестве РСФСР с Венгрией [18]. В статье 16 данного документа говорилось о том, что, действуя в духе европейских традиций договаривающиеся стороны обеспечат достойный уход за могилами и памятниками своих граждан, а также обеспечивать к ним беспрепятственный доступ. Стоит отметить, что в преамбуле данного договора в частности констатировалась приверженность сторон положениям «хельсинкского Заключительного акта, Парижской хартии для новой Европы и других документов Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе».

В 1990–1991 гг. рядом стран был подписано несколько основополагающих в деле сохранения культуры документов [22; 23; 33]. Принявшие их государства в частности согласились с тем, что «культурное наследие каждого из них представляет собой неотъемлемую часть их цивилизации, памяти и общей истории, которая должна быть передана будущим поколениям» [22, п. 10]. Они признали также и то, что «сохранение культурного наследия являются составной частью человеческого измерения СБСЕ» [23, п. 35].

В этой связи необходимо упомянуть, что еще в 1979 г. одно из мест массового захоронения советских военнопленных, а именно концлагерь Освенцим (Аушвиц), было включено в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО [47]. Несмотря на это, в 2015 г. часть могил узников была осквернена, а представители британской прессы постарались голословно обвинить в совершенных ранее аналогичных деяниях советских военнослужащих [2; 44]. Тем не менее, автор полагает, что придание местам гибели и захоронения советских военнослужащих и жертв фашизма особого статуса является составляющей миротворческой деятельности и патриотического воспитания подрастающих поколений.

С 1992 г. уже в Российской Федерации продолжилась практика внесения статей о сохранности захоронений в тексты договоров о межгосударственном сотрудничестве и дружественных отношениях [6; 19–21]. Одновременно российские власти продолжили заключать и межгосударственные соглашения об уходе за воинскими захоронениями [38–41]. При этом вопросы финансирования и некоторые другие в них излагались по-разному (5).

Стоит также отметить, что в современной Польше в пику требованиям международно-правовым и двусторонним актам принимаются новые национальные законы [48], а в информационное пространство вбрасываются соответствующие заявления различных должностных лиц. В частности, министр иностранных дел Польши В. Ващиковский заявил, что «памятники советским воинам не защищены от сноса никакими международными законами» и поэтому по решению местных властей с них могут исчезнуть советская символика (красные звезды, а также серп и молот) [3].

Обратите внимание:  Луков Е.В., Шевелев Д.Н. Осведомительный аппарат белой Сибири: структура, функции, деятельность (июнь 1918 – январь 1920 г.)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Поэтому в настоящее время насущной проблемой в деле защиты исторической правды, захоронений и памятников периода Второй мировой войны является наращивание усилий по активизации двусторонних и многосторонних контактов. Их целью может быть не только обсуждение текущих проблем в данной сфере, но и принятие соответствующих деклараций и соглашений. Стоит отметить, что работа в данном направлении ведется. В частности, в 2003 г. «необходимость продолжать сотрудничество по исследованию и сохранению культурного и исторического наследия … принятия мер по уходу, реставрации и охране … исторических и культурных памятников, в том числе воинских захоронений» была включена в текст Совместной декларации Президента Российской Федерации и Президента Республики Болгарии [37]. В 2011 году Соглашение об увековечении памяти о мужестве и героизме народов в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. заключили страны участницы Союза независимых государств [43]. Подписавшие его стороны обязались предпринимать согласованные меры для дальнейшего развития гуманитарного сотрудничества в сфере увековечения памяти о мужестве и героизме их погибших граждан. Они также констатировали возможность проводить совместные действия в сфере увековечивания героизма своих народов.

Успешность проведения военно-мемориальной работы невозможна не только без соответствующего правового обеспечения на международном уровне, но и на уровне национальном. Поэтому еще в 1993 г. в России был принят соответствующий законодательный акт, в текст которого к настоящему времени внесено восемь изменений [27]. В соответствии с этим документом одной из форм увековечивания памяти погибших при защите Отечества является «проведение поисковой работы, направленной на выявление неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установление имен погибших и пропавших без вести при защите Отечества, занесение их имен и других сведений о них в книги Памяти и соответствующие информационные системы» [27, ст. 2].

При этом собственно поисковая работа по выявлению воинских захоронений и непогребенных останков, установления имен погибших и пропавших без вести может проводиться в предусмотренном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по увековечению памяти погибших при защите Отечества порядке как уполномоченными на то общественно-государственными, так и общественными объединениями. Представляется, что именно это обстоятельство может и должно стать важным аспектом «развития международных отношений в военно-мемориальной сфере», а также неотъемлемой частью достойного ответа «на попытки деструктивных сил исказить истинную историю Второй мировой войны» [35, с. 10]. Тем более что в настоящее время в России идет процесс выстраивания системы эффективного противодействия нарастающему числу попыток фальсифицировать отечественную историю и исказить цивилизационное значение Победы советского народа в Великой Отечественной войне [28, с. 29-36; 29, с. 30-36].

Вместе с тем необходимо констатировать, что остается открытым вопрос о включении как минимум части мест гибели и захоронений красноармейцев, а также их союзников периода Второй мировой войны в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, а также в Перечень находящихся за рубежом мест погребения, имеющих для Российской Федерации историко-мемориальное значение (6). Полагаем, что в условиях стремительного роста напряженности в мире и непрекращающихся попыток фальсификации истории Второй мировой войны и активизации в ряде государств националистических сил такие усилия как никогда актуальны.

 Примечания

  1. Первое Женевское соглашение (конвенция) об облегчении участи раненых и больных воинов во время войны было подписано представителями шестнадцати государств 10(22).08.1864 г.
  2. Ст. 4 данной конвенции обязывала воюющих противников принимать ряд мер, направленных на установление имен раненых и погибших, организовать службу регистрации могил и прочее.
  3. СССР, Великобритания, США и Франция.
  4. Документ автору предоставил Е.А. Обернихин.
  5. В частности содержание захоронений и памятников в границах того или иного государства осуществляется за счет: соответствующей договаривающейся стороны (например: РФ – Финляндия, РФ – Румыния); одной стороны (например: Германия, Италия); заинтересованной стоны (например: РФ – Венгрия).
  6. Данный перечень дополнялся в 2012, 2014, 2016 и 2017 гг.

 

Список литературы

  1. Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 122. Оп. 63. П. 205. Д. 20.
  2. В Польше грабители раскопали захоронения узников концлагеря Собибор в поисках золота. Режим доступа: URL: https://www.newsru.com/crime/02nov2015/digravesobiborplnd.html (дата обращения 10.08.2018).
  3. Глава МИД Польши: никакие международные законы не защищают советские памятники. Режим доступа: URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4466139 (дата обращения 12.08.2018).
  4. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 3316. Оп. 64. Д. 1049 л. 1-1 об. (Заключение консультанта Малицкого по проекту постановления ЦИК и СНК СССР «Положение о военнопленных». Москва. 27 марта 1931 г.). Режим доступа: URL: http://www.hrono.ru/dokum/193_dok/19310327mal.html (дата обращения 03.08.2018).
  5. Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии от 15.05.1955. Режим доступа: URL: http://www.lostart.ru/ru/documents/detail.php?ID=920 (дата обращения 03.08.2018).
  6. Договор между Российской Федерацией и Республикой Польша о дружественном и добрососедском сотрудничестве от 22.05.1992. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/901728232 (дата обращения 03.08.2018).
  7. Договор о взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Республикой Чехословацкой от 16.05.1935. Режим доступа: URL: https://www.1000dokumente.de/index.html?c=dokument_ru&dokument=0021_tsc&object=facsimile&pimage=1&v=100&nav=&l=ru (дата обращения 03.08.2018).
  8. Договор о взаимоотношениях между Германской Демократической Республикой и Союзом Советских Социалистических Республик от 20.09.1955. Режим доступа: URL: https://studopedia.org/9-176280.html (дата обращения 03.08.2018).
  9. Договор о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве между Союзом Советских Социалистических Республик и Федеративной Республикой Германией от 09.11.1990. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/901736371 (дата обращения 03.08.2018).
  10. Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между Союзом Советских Социалистических Республик и Польской Республикой от 21.04.1945. – Ведомости Верховного Совета СССР от 4 февраля 1946 г. № 3(412). С. 3
  11. Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между Союзом Советских Социалистических Республик и Чехословацкой Республикой от 12.12.1943. – Ведомости Верховного Совета СССР от 13 января 1944 г. № 2(262). С. 1.
  12. Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между Союзом Советских Социалистических Республик и Югославией от 11.04.1945. – Ведомости Верховного Совета СССР от 4 февраля 1946 г. № 3(412). С. 2.
  13. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Венгерской Республикой от 18.02.1948. – Ведомости Верховного Совета СССР от 26 января 1949 г. № 5(552). С. 4.
  14. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Народной Республикой Болгарии от 18.03.1948. – Ведомости Верховного Совета СССР от 30 января 1949 г. № 6(553). С. 4.
  15. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Румынской Народной Республикой от 04.02.1948. – Ведомости Верховного Совета СССР от 26 января 1949 г. № 5(552). С. 4.
  16. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Чехословацкой Социалистической Республикой от 06.05.1970. Режим доступа: URL: http://docs.pravo.ru/document/view/20858904/19949261/ (дата обращения 03.08.2018).
  17. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой от 06.04.1948. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/1901033 (дата обращения 03.08.2018).
  18. Договор о дружественных отношениях и сотрудничестве между Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой и Венгерской Республикой от 06.12.1991. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/8314346 (дата обращения 03.08.2018).
  19. Договор о дружественных отношениях и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Болгарией от 04.08.1992. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/901728652 (дата обращения 03.08.2018).
  20. Договор о дружественных отношениях и сотрудничестве между Российской Федерацией и Румынией от 04.07.2003. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/901923589 (дата обращения 03.08.2018).
  21. Договор о дружественных отношениях и сотрудничестве между Российской Федерацией и Чешской Республикой от 26.08.1993. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/901898022 (дата обращения 03.08.2018).
  22. Документ краковского симпозиума по культурному наследию государств – участников СБСЕ от 06.06.1991. Режим доступа: URL: http://library.khpg.org/files/docs/1409590193.pdf (дата обращения 03.08.2018).
  23. Документ московского совещания конференции по человеческому измерению СБСЕ от 03.10.1991. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/901739140 (дата обращения 03.08.2018).
  24. Дополнительный протокол к Женевским конвенциям 1949 г., касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) от 8.06.1977. Режим доступа: URL: http://constitution.garant.ru/act/right/megdunar/2540377/ (дата обращения 03.08.2018).
  25. Дополнительный протокол к Женевским конвенциям 1949 г., касающийся защиты жертв немеждународных вооруженных конфликтов (Протокол II) от 8.06.1977. Режим доступа: URL: http://constitution.garant.ru/act/right/megdunar/2540378/ (дата обращения 03.08.2018).
  26. Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 01.08.1975. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/1901862 (дата обращения 03.08.2018).
  27. Закон Российской Федерации от 14.01.1993 № 4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества». Режим доступа: URL: http://legalacts.ru/doc/zakon-rf-ot-14011993-n-4292-1-ob/ (дата обращения 03.08.2018).
  28. Кикнадзе В.Г. Генезис права и управления в области противодействия попыткам фальсификации и искажения истории в ущерб интересам России. – Вестник академии права и управления. 2015. № 4(41).
  29. Кикнадзе В.Г. Государство, политика и СМИ в создании современного образа Великой Победы. – Мир и политика. 2010. № 12(51).
  30. Корявцев П.М. О «разоблачении фальшивок» и об отношении СССР к конвенциям «Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях» и «О содержании военнопленных». Режим доступа: URL: http://antisys.ru/genc_.html (дата обращения 03.08.2018).
  31. Кулагин К. Формирование нормативно-правовых основ военного плена в СССР (1918–1941 гг.). – Арсенал-Коллекция. 2013, № 5.
  32. Оговорки СССР, сделанные при подписании четырех Женевских Конвенций о защите жертв войны от 12 августа 1949 г. Режим доступа: URL: http://constitution.garant.ru/act/right/megdunar/2540383/ (дата обращения 03.08.2018).
  33. Парижская хартия для новой Европы от 19–21.11.1990. Режим доступа: URL: http://constitution.garant.ru/act/right/megdunar/2541028/ (дата обращения 03.08.2018).
  34. Письма министрам иностранных дел четырех держав от имени правительств ГДР и ФРГ (Москва 12 сентября 1990 г.). Режим доступа: URL: https://base.garant.ru/2541070/ (дата обращения 03.08.2018).
  35. Попов В.В. «Война не окончена, пока не похоронен последний солдат…» сохранение памяти о погибших при защите Отечества. – Военно-исторический журнал. 2017. № 11.
  36. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 11.11.2010 № 1948-р «О перечне находящихся за рубежом мест погребения, имеющих для РФ историко-мемориальное значение». Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/902244981 (дата обращения 03.08.2018).
  37. Совместная декларация Президента Российской Федерации и Президента Республики Болгарии о дальнейшем углублении дружественных отношений и партнерства между Российской Федерацией и Болгарией от 01.03.2003. Режим доступа: URL: http://www.kremlin.ru/supplement/3763 (дата обращения 03.08.2018).
  38. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Словении о воинских захоронениях от 03.05.2013. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/499027883 (дата обращения 03.08.2018).
  39. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германии об уходе за военными могилами в Российской Федерации в Федеративной Республике Германии от 16.12.1992. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/901603275 (дата обращения 03.08.2018).
  40. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Финляндской Республики о сотрудничестве в увековечении памяти российских (советских) военнослужащих в Финляндии и финских военнослужащих в России, погибших во Второй мировой войне от 11.07.1992. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/1900194 (дата обращения 03.08.2018).
  41. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Чешской Республики о взаимном содержании военных захоронений от 15.04.1999. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/901783313 (дата обращения 03.08.2018).
  42. Соглашение между Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Правительством Итальянской республики о статусе мест погребения итальянских военнослужащих в СССР и советских военнослужащих и гражданских лиц в Италии, погибших во Второй мировой войне от 23.04.1991. Режим доступа: URL: http://voennie-memorialy.ru/site/16 (дата обращения 03.08.2018).
  43. Соглашение об увековечении памяти о мужестве и героизме народов государств – участников Содружества Независимых Государств в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов от 03.09.2011. Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/902395158 (дата обращения 03.08.2018).
  44. «Соседи», «Страх», «Золотая жатва». О польских дискуссиях вокруг книжек Яна Т. Гросса (блог А. Портнова). Режим доступа: URL: http://urokiistorii.ru/blogs/andrei-portnov/1380 (дата обращения 10.08.2018).
  45. Указ Президента Российской Федерации от 22.01.2006 № 37 «Вопросы увековечения памяти погибших при защите Отечества». Режим доступа: URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/23367 (дата обращения 03.08.2018).
  46. Что будет с памятниками советским воинам в Восточной Европе. Режим доступа: URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4843905 (дата обращения 03.08.2018).
  47. ЮНЕСКО: Список всемирного наследия. Режим доступа: URL: http://whc.unesco.org/en/list/ (дата обращения 10.08.2018).
  48. Dz.U. 2016 poz. 744 z dnia 01.04.2016 Ustawa o zakazie propagowania komunizmu lub innego ustroju totalitarnego przez nazwy jednostek organizacyjnych, jednostek pomocniczych gminy, budowli, obiektów i urządzeń użyteczności publicznej oraz pomniki (Закон о запрете пропаганды коммунизма или другой тоталитарной системы по названиям организационных единиц, вспомогательных единиц коммуны, зданий, общественных сооружений и сооружений, а также памятников). Режим доступа: URL: http://prawo.sejm.gov.pl/isap.nsf/DocDetails.xsp?id=wdu20160000744 (дата обращения 03.08.2018).
Обратите внимание:  Острецов В.М. Масонство, культура и русская история. Историко-критические очерки.

Информация об авторе

Соклаков Александр Юрьевич, кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой гуманитарных и социально-экономических дисциплин Московского высшего общевойскового командного училища, г. Москва, Российская Федерация.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

(Просмотров: 2)
Категории Библиотека, метки . Постоянная ссылка.

Новое

26.01.2020 - Бринтон Д.Г. Нагуализм ... 24.01.2020 - В борьбе с контрреволюцией. Сборник документальных материалов (1918-1919 гг.). ... 23.01.2020 - Беляков А.В. Чингисиды в России XV-XVII веков ... 22.01.2020 - История глазами “Крокодила”. 1922-1937. ... 21.01.2020 - Профет Э.К. Падшие ангелы и истоки зла ... 19.01.2020 - МакКлейн Дж.Л. Япония от сегуната Токугава – в XXI век ... 18.01.2020 - The Role of Magic in the Past ... 17.01.2020 - Гесс Р. Собрание речей ... 15.01.2020 - Курукин И., Булычёв А. Повседневная жизнь опричников Ивана Грозного ... 14.01.2020 - Хейнрици Г. Заметки о войне на уничтожение ... 13.01.2020 - Маккей Ч. Наиболее распространённые заблуждения и безумства толпы ... 12.01.2020 - Pезник А. Тpоцкий и товаpищи. Лeвая oппoзиция и пoлитическая кyльтура PКП(б), 1923-1924. ... 11.01.2020 - Rosenberg A. Friedrich Nietzsche ... 10.01.2020 - Володихин Д.М. Опричнина и псы государевы ... 09.01.2020 - Ильин П.В. Новое о декабристах. Прощенные, оправданные и необнаруженные следствием участники тайных обществ и военных выступлений 1825–1826 гг. ... 08.01.2020 - Руднев В.П. Словарь безумия ... 05.01.2020 - Амфитеатров А. Дьявол в быту, легенде и в литературе Средних веков ... 03.01.2020 - Rosenberg A. Der Mythus des 20. Jahrhunderts ... 29.12.2019 - Этот герой неуязвим, но очень осторожен 慎重勇者~この勇者が俺Tueeeくせに慎重すぎる~ ... 27.12.2019 - Вехи. Материалы к библиографии, 1993-2007. К 100-летию сборника “Вехи”. ... на главную

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *