Сулимов С.И. Роль рабства в зарождении антисистем: движение зинджей

FavoriteLoadingПометить для себя
Сулимов С.И. Роль рабства в зарождении антисистем: движение зинджей
5 (100%) 1 голосов

В любую эпоху межкультурные контакты являются скорее нормой, чем экзотикой. Например, торговля, военные экспансии и религиозный прозелитизм представляют собой частое историческое явление, сопровождающее человечество даже дольше, чем существуют государства. Современность не является исключением, тем более что процесс глобализации затрагивает все населяющие планету общества независимо от их желания. Но, кроме знакомства и обмена, межкультурные контакты несут своим участникам и не всегда предсказуемые побочные эффекты…

Скачать в формате электронной книги
Замечание об авторских правах. На представленный ниже текст распространяется действие Закона РФ N 5351-I “Об авторском праве и смежных правах” (с изменениями и дополнениями на текущий момент). Удаление размещённых на этой странице знаков охраны авторских прав либо замещение их иными при копировании данного текста и последующем его воспроизведении в электронных сетях является грубейшим нарушением статьи 9 упомянутого Федерального Закона. Использование данного текста в качестве содержательного контента при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), подготовке документов, текстов речей и выступлений, использование в аудиовизуальных произведениях без указания источника его происхождения (то есть данного сайта) является грубейшим нарушением статьи 11 упомянутого Федерального Закона РФ. Напоминаем, что раздел V упомянутого Федерального Закона, а также действующее гражданское, административное и уголовное законодательство Российской Федерации предоставляют авторам широкие возможности как по преследованию плагиаторов, так и по защите своих имущественных интересов, в том числе позволяют добиваться, помимо наложения предусмотренного законом наказания, также получения с ответчиков компенсации, возмещения морального вреда и упущенной выгоды на протяжении 70 лет с момента возникновения их авторского права.

Добросовестное некоммерческое использование данного текста без согласия или уведомления автора предполагает наличие ссылки на источник его происхождения (данный сайт), для коммерческого использования в любой форме необходимо прямое и явно выраженное согласие автора.

© Сулимов С.И., 2019 г.

© “Теория антисистем. Источники и документы”, 2019 г.

Сулимов С.И. Роль рабства в зарождении антисистем: движение зинджей.

//”Вестник научной сессии факультета философии и психологии ВГУ”. – Вып. 19. – Воронеж: Издательский дом ВГУ, 2019. – С. 58-63.

С. И. Сулимов, канд. филос. н., доц. кафедры истории философии и культуры

В любую эпоху межкультурные контакты являются скорее нормой, чем экзотикой. Например, торговля, военные экспансии и религиозный прозелитизм представляют собой частое историческое явление, сопровождающее человечество даже дольше, чем существуют государства. Современность не является исключением, тем более что процесс глобализации затрагивает все населяющие планету общества независимо от их желания. Но, кроме знакомства и обмена, межкультурные контакты несут своим участникам и не всегда предсказуемые побочные эффекты, среди которых одним из самых вредоносных является антисистема.

Впервые об антисистемах заговорил классик отечественной этнологии и социальной философии Л. Н. Гумилев. Он понимал под антисистемой социально-духовную общность людей с негативным миросозерцанием, имеющую общее для своих членов синкретическое мировоззрение. Проще говоря, это люди, рассматривающие ситуацию, сложившуюся в их этносе, с позиции другого этноса и поэтому воспринимающие реальное положение дел как неправильное и нуждающееся в исправлении. Но поскольку они видят ситуацию «чужими глазами», то лишь разрушают «неправильное», а желаемое создать не могут, потому что вдохновляющий их образец либо непригоден в данной ситуации, либо настолько синкретичен, что не может быть воплощен нигде и никогда. Л. Н. Гумилев выделяет два непреложных условия для возникновения антисистемы: «Для появления устойчивой антисистемы необходимы два параметра: упадок, например, момент перехода из фазы в фазу местного этногенеза, и внедрение чужого этноса. Пусть даже обе системы будут перед началом процесса положительными, творческими, как в плане экологии, так и в аспекте культуры» [1; 493]. Антисистема не способна к развитию и обычно имеет эзотерическую структуру, то есть её социальная иерархия строится по принципу дозирования информации. Антисистемная доктрина состоит из несовместимых фрагментов разнородных культур, и чтобы привлечь к своему учению как можно более многочисленную аудиторию и завуалировать его противоречивость, её адептам приходится прибегать ко лжи и умалчиванию. Другие отечественные авторы (В. Л. Махнач, И. В. Черниговских, Д. М. Володихин) на многочисленных примерах показали, что антисистемы всегда возникают в зонах контакта двух и более развитых культур, независимо от этнического сходства или различия носителей этих культур. Среди механизмов образования антисистемных общностей на данный момент исследователи выделяют такие процессы как трудовая миграция, военно-политическая экспансия и религиозный прозелитизм. Такой механизм как работорговля, к сожалению, на данный момент освещен мало. Между тем торговля невольниками насильственно изымает из ареала родной культуры большое количество людей и заставляет их жить в окружении совершенно иной, иногда совсем неродственной культуры, и присваивает им самый низкий социальный статус. В наши дни работорговля, хоть и в небольших масштабах, но существует, а в былые эпохи она играла в мировой экономике колоссальную роль. В данной работе мы рассмотрим роль работорговли в формировании антисистемы на примере афро-арабского движения зинджей (IX в.).

Арабское слово «зинджи» переводится как «занзибарцы»; так арабские и персидские работорговцы IX в. называли черных невольников из Восточной Африке, поскольку крупнейший рынок рабов этого региона находился на острове Занзибар (арабское название – аз-Зинд). В исламском мире рабство вполне законно присутствовало до середины ХХ в (отменено в Саудовской Аравии в 1962 г.), но почти всегда оно носило патриархальный характер. Невольники использовались в качестве домашней прислуги, и приобретение их в больших масштабах почти никогда не требовалось. Вот как характеризует положение раба в мусульманском обществе английский исследователь Дж. К. Ингрэм: «Рабство на магометанском востоке есть рабство не земледельческое, а домашнее. Там раб – член семьи; его любят, с ним обращаются ласково» [2; 240]. Согласно нормам шариата мусульманин не может быть обращен в рабство, и поэтому мусульмане во все времена разрешали рабам сохранять привычное вероисповедание. Впрочем, известны случаи, когда невольники всё-таки переходили в ислам и делали хорошую карьеру при дворах багдадских, каирских и османских правителей. Однако в IX в. багдадский халиф и его администрация попытались осушить солончаки в дельте Тигра и Евфрата, и для этого им потребовалось огромное количество рабочих рук. Первый и единственный раз в истории исламского мира рабство приняло классический, плантационный вид со всеми сопутствующими явлениями – поселками казарменного типа, абсолютным бесправием невольников и ненормированным трудом на износ. Руководивших работами инженеров и надсмотрщиков не интересовал духовный мир «занзибарцев», главным было только то, что они – не мусульмане и поэтому шариатом не защищены. Арабские работорговцы занялись покупкой на Занзибаре черных невольников буквально в промышленных масштабах. И вскоре десятки тысяч выходцев из современных Танзании, Уганды и Кении оказались на невольничьих рынках Басры. Но превращаться в говорящую мебель они не собирались.

Религиозные представления восточноафриканских племен, именуемых «нилоты» (масаи, ваджанга, акикуйю, лотуко, луо и т. д.), отличаются простотой и оригинальностью. Они не содержат ни пантеонов богов, ни представлений о сотворении мира, из сверхъестественных существ нилоты признавали только духов, которые не всегда даже персонифицировались. При этом важной чертой восточноафриканских верований был и остается практицизм: нилот уважительно относится к колдуну, который может оказать ему услугу, но без интереса воспринимает любую религиозную проповедь. Угандийский исследователь О. п’Битек так характеризует религиозность нилотов: «Африканские боги существуют для человека, а не человек – для них. (…) Религиозные представления африканцев, по-видимому, не ориентированы на потусторонний мир. Нормы африканской этики не основываются на обещании или угрозе, исходящей от некоего бога, что в будущем хорошие люди будут наслаждаться жизнью на небе, а плохие – гореть в вечном огне» [5; 97]. Основой восточноафриканской традиционной картины мира является не вера в божества, а община соседей и родственников, в которую входят не только живые, но и покойные сородичи. Почитание покойных предков вменяется в обязанность всем их потомкам, поскольку в случае забвения покойника ждала повторная, уже окончательная смерть. Территория деревни считалась «культурным» пространством, предназначенным для жизни людей, а джунгли или соседнее селение воспринимались как нечто «дикое» и враждебное. Привязанность к родной общине была у нилотов настолько сильной, что вернувшихся с охоты или дальней поездки родственников просили пройти очистительные обряды, прежде чем они войдут на «культурную» территорию. Отечественный автор В. Б. Иорданский отмечает, что изгнание провинившегося человека из общины автоматически лишало его человеческого достоинства и ставило в один ряд с животными: «Знаменательно, что человек, преступивший нормы людского общения, в виде наказания навеки «отбрасывался» в «дикое» пространство. Виновного изгоняли из деревни, ему запрещали есть из цельной, не разбитой посуды, пользоваться огнём, ни один общинник не мог оказывать ему помощь. В глазах общества отлучённый низводился до положения дикого зверя, и отношение к нему было как к дикому зверю» [3; 204]. Поэтому продажа в рабство нилотов занзибарским султаном, почти всегда связанная с похищениями или мошенничеством, приводила к катастрофическим духовным последствиям.

Будучи оторван от своей общины, зиндж автоматически переводился из разряда людей в «дикость», уравнивался с животными, а возвращение в «культурное» пространство было совершенно невозможно, потому что невольничьи корабли увозили рабов за море, откуда не смог бы сбежать даже самый отчаянный африканец. Следовательно, этические нормы, регулировавшие отношения нилотов дома, становились для похищенных и увезенных в Месопотамию зинджей недействительными. А поскольку нилоты не поклонялись никаким богам, то не могли утвердить родные культы на чужбине. Скорее всего, сами себя они считали навсегда пропащими, потерянными для человеческого общества и поэтому быстро утрачивали социальный опыт. Тем более что арабы принципиально не приобщали рабов к своей культуре и всячески подчеркивали разницу между «правоверными» и «безбожниками», отвергая саму возможность черных невольников когда-нибудь стать в Междуречье «своими». Надсмотрщики, имея дело с зинджами каждый день, откровенно считали их неполноценными людьми: «Считалось, что они «крайне бойки» в том смысле, что всегда веселы из-за полной беспечности. Последнюю объясняли «неполноценной организацией их мозга», из-за чего зинджи, попав в рабство, якобы тут же забывали ос воём прежнем свободном положении и удовлетворялись уготованной им судьбой» [6; 39-40.]. Если бы арабские хозяева знали о традиционных верованиях нилотов, то поняли бы, что зинджи исповедуют простой принцип: «Из дикости нет возврата». Но превращение человека в животное имело «двойное дно»: новоявленное существо могло стать не только рабочим скотом, но и хищным зверем.

В 869 г. сектантский проповедник Али ибн Мухаммед сумел сплотить зинджей для восстания, спровоцировав убийство нескольких надсмотрщиков, за которое полагалась смертная казнь для всех окрестных рабов. Исповедовавший идеи хариджитского ислама, Али пытался воспользоваться гражданской войной, сотрясавшей халифат, чтобы создать собственное государство, как это сделали исмаилиты в Египте. Но оказалось, что зинджи глухи к каким-либо религиозным и социальным идеям. Вот как описывает их дальнейшую деятельность Низам ал-Мульк: «Несколько лет он (Али ибн Мухаммед – С.С.) соблазнял негров в Ахвазе и Басре, проповедовал и давал пророчества; он восстал в тот срок, в который с ними условился; негры стали с ним заодно, они сперва взяли Ахваз, захватили Басру, весь Хузистан, схватили своих господ, перебили их, занялись преступлениями и насилиями» [4; 220]. Всё нижнее Междуречье оказалось во власти восставших, а халиф аль-Мутамид был слишком занят гражданской войной, чтобы выделить войско для борьбы с бунтарями.

Зинджи владели дельтой Тигра и Евфрата почти четырнадцать лет, с ними даже пытались вести переговоры участвующие в гражданской войне противники халифа; это были достаточные условия для того, чтобы создать устойчивое объединение, тем более, что каратели их почти не беспокоили. Однако ничего подобного не случилось: рассыпавшись по речным заводям и плавням небольшие лагеря восставших стали источниками постоянных нападений на города и корабли. «Занзибарцы» убивали без разбора богатых и бедных (хотя местное крестьянство на первых порах отнеслось к восстанию с сочувствием), практиковали похищение женщин и торговлю ими, а единственным источником средств к существованию был грабеж. Кончилась эта вольница тем, что в 883 г. арабский полководец Абу Ахмад аль-Муваффак взял штурмом речные лагеря зинджей и учинил над «занзибарцами» грандиозную расправу, которой не избежал и проповедник Али ибн Мухаммед, игравший у восставших роль свадебного генерала.

Возникает закономерный вопрос: почему такое масштабное и многочисленное повстанческое движение свелось лишь к бесконечной череде грабежей и убийств, полностью лишенных какой-либо идейной окраски? Ответ прост и досаден: зинджи не считали себя людьми и руководствовались лишь животными инстинктами. По-другому и быть не могло, потому что, согласно нормам культуры нилотов, человеческая жизнь невольников осталась в «культурном» пространстве, в их родных деревнях Восточной Африки. Мусульманские хозяева могли бы предотвратить духовное одичание рабов, приняв их в своё общество на правах младших членов. Но они этого не сделали, предпочитая утверждать зинджей в мысли, что те не являются людьми. В результате сложилась антисистема, адепты которые духовно не были ни африканцами, ни мусульманами, и считали себя чем-то вроде оборотней. Однако антисистема всегда носит деструктивный характер и никогда не развивается, поэтому зинджи не выразили себя ни в чем, кроме хаотического насилия.

Движение зинджей является достоянием истории, но и в наши дни немало людей оказывается на ареале чуждой культуры и попадает в духовный вакуум. Например, трудовые мигранты из стран «третьего» мира, надолго, если не навсегда переселяющиеся в Западную Европу и Северную Америку, служат значительным подспорьем для современных антисистемных течений.

Литература

  1. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли / Л. Н. Гумилев. – М. : АСТ, 2004. – 556 с.

  2. Ингрэм Дж. К. История рабства от древнейших до новых времён / Дж. К. Ингрэм. – М. : ЛИБРОКОМ, 2011. – 344 с.

  3. Иорданский В. Б. Звери, боги, люди. Очерки африканской мифологии / В. Б. Иорданский. – М. : Наука, 1991. – 319 с.

  4. Низам ал-Мульк. Сиасет-намэ. Книга о правлении вазира XI столетия Низам ал-Мулька / ал-Мульк Низам. – М. : Изд-во АН СССР, 1949. – 379 с.

  5. п’Битек О. Африканские традиционные религии / О. п’Битек. – М. : Наука, 1979. – 221 с.

  6. Рено Ф. Африканские рабы в далеком и недавнем прошлом / Ф. Рено, С. Даже. – М. : Наука, 1991. – 214 с.

 

Обратите внимание:  Данзас Ю.Н. Гностические реминисценции в современной русской религиозной философии

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

(Просмотров: 1)
Категории Библиотека, метки , , . Постоянная ссылка.

Новое

13.08.2019 - Іванова Я.В. Адаптивність як психологічний чинник пасіонарності особистості ... 12.08.2019 - Таказов Ф.М. Очерки по демонологии народов Северного Кавказа ... 08.08.2019 - Сулимов С.И. Богомильство: антисистема на Балканах ... 07.08.2019 - Слюсар В.М. Громадянська участь пасіонаріїв як агентів «міфічного насилля» у соціальних трансформаціях ... 05.08.2019 - Боровой А.А. Современное масонство на Западе ... 01.08.2019 - Ищенко Н. Антисистемы как фактор разрушения культуры в современных условиях ... 31.07.2019 - Сулимов С.И., Плотникова А.В., Черных В.Д. Антисистема как социальный феномен (на примере богомильской ереси) ... 30.07.2019 - Bodin J. De la démonomanie des sorciers ◊ On the Demon-Mania of Witches ... 29.07.2019 - Рид Д. Спор о Сионе ... 28.07.2019 - Звук через HDMI и проприетарный драйвер nVidia в Ubuntu ... 26.07.2019 - Эко У. История уродства ... 25.07.2019 - Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада ... 24.07.2019 - Нуортева Ю. Принимали ли финские добровольцы СС участие в военных преступлениях? ... 22.07.2019 - Дукельский С.С. ЧК на Украине ... 19.07.2019 - Потапов С.М., Эйсман А.А. Борьба с диверсантами ... 17.07.2019 - Белашева И.В., Ершова Д.А., Есаян М.Л. Психология терроризма ... 16.07.2019 - Острецов В.М. Масонство, культура и русская история. Историко-критические очерки. ... 15.07.2019 - Леонидов А. Либерализм как деструктивная секта ... 11.07.2019 - К гражданам РФ относятся хуже, чем к пленным немцам ... 09.07.2019 - Генопоиск: статьи о татарах ... на главную

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *