Бурмистров Т.Ю. Статьи

FavoriteLoadingПометить для себя
Бурмистров Т.Ю. Статьи
5 (100%) 1 голосов

Статьи, впервые опубликованные в выпусках “Иронической хроники Тараса Бурмистрова”, развивают тему специфических стереотипов, сформировавшихся в рамках западноевропейского суперэтноса по отношению к России. Первая из них вошла затем в печатное издание “Иронической хроники”, вторая в бумажном виде не публиковалась.

Скачать в формате электронной книги

О письме Эндрю Миллера

21 Мая 2001 г.

На днях “Известия” напечатали гневное письмо Эндрю Миллера, жителя г. Нью-Йорка, оскорбленного донельзя недавней публикацией в “Комсомольской правде”. “Вам придется извинить меня”, пишет американец, источая самый язвительный сарказм, “что я пишу не по-русски: к сожалению, мой бедный американский компьютер не годится для этого” (“you must excuse me for not writingin Russian, but unfortunately my poor American computer is not equipped to do it”). “Спросите любого американца”, продолжает он, “кто был величайшим американским актером и актрисой ХХ века, и он, скорее всего, ответит: Кэтрин Хепберни Хамфри Богарт. Но если вы поинтересуетесь об этом у читателей “Комсомольской правды”, одной из самых популярных российских газет, вам ответят: Арнольд Шварценеггер и Мэрилин Монро (не получившие ни одного “Оскара”). Большинство русских, насколько я знаю, никогда даже не слышали о Кэйт и Боги, им никогда не рассказывали Филадельфийскую историю, и они никогда не бывали в Касабланке”. “Любой американец”, пишет далее г-н Миллер, “скажет, что двумя величайшими президентами ХХ века были Франклин Рузвельт и Рональд Рейган. А “Комсомолка”? Она утверждает: Билл Клинтон (которому Конгресс чуть было не вынес импичмент) и Джон Кеннеди(которого убили). Что же касается американских писателей, то американцы назвали бы одного из семи наших Нобелевских лауреатов в области литературы (следует полный список всех семи небожителей -Т. Б.). Вердикт русских был, однако, таков: есть некто более примечательный, чем все эти неудачники. И имя его – Стивен Кинг(крови в избытке и нехватка Нобелевских премий). Согласно данным того же опроса, величайшим певцом Америки оказался не Боб Дилан, не Вуди Гатри и даже не Барбара Стрейзанд. Это Майкл Джексон(предполагаемый педофил). И так далее в том же духе”. “Естественно, как американец, я был потрясен и оскорблен(surprised and offended), прочитав список “Комсомольской правды” “,говорит Эндрю Миллер. “Для американца вообще поразительно, что русские захотели иметь газету с таким названием, напоминающим обо всех ужасах, которым подвергалась нация со стороны коммунистических правителей. Но это, конечно, личное дело России. Рядом там приводились аналогичные рейтинги достижений России, где фигурировали прима-балерина Плисецкая и режиссер-тяжеловес(heavyweight film director) Тарковский, известные писатели, как Толстой и Солженицын, такие политические деятели, как Горбачев и Ельцин, исполнители Гребенщиков, Высоцкий и Пугачева(русские версии Боба Дилана, Вуди Гатри и Джуди Гарланд) -и в то же время приводились откровенно меньшие достижения Америки. По-видимому, редакция газеты нашла в этом соревновании нечто приятное для себя (the editors found a kind of pleasurable sport in this).Интересно, как бы отреагировали русские, окажи им американская газета такую же ответную любезность? “После того, как я перепечатал этот документ, у меня, признаться, возникло сильное искушение отправить его подписчикам “Хроники” без каких-либо комментариев – настолько анекдотично он выглядит сам по себе. Мне много говорили о крайней наивности простых американцев(впрочем, и непростых тоже), но каждый раз, сталкиваясь с таким жизнерадостным подходом к действительности, я все равно испытываю легкое изумление. Ну какое отношение, скажем, “Оскары” имеют к художественной ценности фильма или дарованию актера? Сколько их было у того же “режиссера-тяжеловеса” Тарковского? Насколько я помню, ничуть не больше, чем у Арнольда Шварценеггера. То же касается и Нобелевских премий, особенно “в области литературы”. Уж не знаю, какими соображениями руководствуются при их распределении, ново всяком случае, не литературными заслугами. Но для американца официальное признание – самая священная вещь на свете. По такому же принципу оценивает г-н Миллер и политиков. Как может быть великим президент, которого убили? Раз убили, значит, было за что! То же касается и сомнительной репутации Билла Клинтона и Майкла Джексона. Американцы, как дети, неспособны понять, что люди не делятся на плохих и хороших, а если и делятся, то не так безоговорочно, как герои компьютерных игр и диснеевских мультсериалов. Но дышащее откровенной обидой письмо Эндрю Миллера интересно и в другом отношении. Его задело, что в России Америку знают не по тем ее достижениям, которые самому Миллеру кажутся значительными и эпохальными, а по самым ходовым проявлениям массовой культуры. Бог его знает, какого качества его высокая американская культура; мне и в самом деле никогда “не рассказывали Филадельфийскую историю”, я ничего “не слышал о Кэйт и Боги” и ни разу в жизни “не бывал в Касабланке” (“visited Casablanca” – мне даже интересно, что это такое? в буквальном переводе с итальянского это слово значит “Белый дом”). Но кичиться своим невежеством в любом случае глупо, так что лучше сосредоточиться на сути наших с Миллером разногласий. Итак, американцам недостаточно, что их страна лидирует в экономическом, военном и политическом отношениях – они претендуют еще и на лавры законодателя мировой культуры. Самое интересное, что Америка добилась и этого – весь мир говорит по-английски, смотрит голливудские фильмы, слушает Майкла Джексона и читает Стивена Кинга. Это, конечно, культура не самого высокого разбора, но я думал, что американцам достаточно самого сознания того, что их культурная экспансия охватила весь мир. Оказывается, нет; более того, их еще и оскорбляет невнимание к их более ценным достижениям. Трудно представить себе что-нибудь более комичное. Это все равно, как если бы Наполеон не удовлетворился бы тем, что все образованные люди в России прекрасно владеют французским, а потребовал от них еще знания наизусть всех произведений Корнеля и Ронсара.

В принципе, каждой нации свойственно гордиться своими успехами, и если речь идет о культурных достижениях, то это еще самый благородный вид патриотизма. Непонятно для меня здесь другое – что это у американцев за страсть к соревновательности, почему она доходит до такого абсурда? В США семь писателей было удостоено Нобелевской премии, а в России -только пять (и то четверо из них – за антисоветскую направленность).Это разумеется, неоспоримо свидетельствует о полном превосходстве американской литературы над русской, но зачем же постоянно всем колоть глаза этим превосходством? Торжествовали бы себе потихоньку, упиваясь своим величием, и не требовали бы от нас, чтобы мы раз за разом расписывались в собственном ничтожестве. А уж перечислять лишний раз своих Нобелевских лауреатов вообще бы не стоило -не приведи господь, заглянет какой-нибудь любитель литературы в Перла Бака или Тони Моррисон (которая “откровенно выступала за негритянскую эстетику в искусстве и отвергала ценности, установленные белыми”; вершина ее творчества – роман “Beloved”, в котором сочувственно описывается, как “мать убивает собственную дочь, чтобы избавить ее от рабской участи”).Заключительный пассаж письма Эндрю Миллера производит и вовсе смехотворное впечатление. “Мне кажется”, резюмирует он, “что поскольку Америка имеет вдвое больше населения, чем Россия, и в 50 раз богаче, то русским стоило бы постараться быть более осторожными в оскорблении американцев, особенно, если они собираются избрать коммунистов в парламент, осознавая, как на это отреагируют американцы. Не услышав ничего иного от русских, американцы могут решить, что они не хотят быть нашими друзьями и действовать заодно”. Вот что мы, оказывается, собираемся сделать – избрать коммунистов в парламент. И ведь явно делаем это назло Америке, прекрасно осознавая, как она отреагирует. Но еще не поздно повиниться, говорит г-н Миллер, отречься от своих заблуждений и “действовать заодно” (“act accordingly”) с американцами. Зачем же ссориться с державой, которая в два раза населеннее и в 50 раз богаче? Как я упоминал недавно в этой “Хронике”, в мире есть держава, которая обладает еще большим населением, чем Америка (сейчас -пятикратно), а по размеру экономики уже почти сравнялась с ней. Это Китай, о культуре которого американцы знают несравненно меньше, чем русские о американской культуре. Чтобы не быть голословным, я приведу здесь выдержки из статьи в солидной и респектабельной” New York Times”, посвященной недавнему американо-китайскому столкновению. Подробно комментировать я ее не буду -не хватит желчи. Я думаю, читатели сами смогут оценить степень отрыва от реальности, в которой пребывает сейчас Америка. “Самым странным из всего случившегося за период самолетного конфликта”, пишет автор статьи Томас Фридман, “было сообщение о том, что пилот китайского истребителя Ван Вэй во время недавнего противостояния с американским разведывательным самолетом прижал к иллюминатору свой электронный адрес. Известен случай в истории холодной войны, когда американские пилоты преследовали советский бомбардировщик: подлетев ближе, они увидели, что советский пилот приложил к стеклу фотографию на развороте журнала Playboy. Фотографию я понимаю. Но что хотел сказать пилот китайского истребителя, когда на высоте 25 тыс. футов демонстрировал американцам вой электронный адрес? Возможно, он хотел завести себе друга по переписке. Или доказать, что и он не хуже, что-то вроде “Эй, я тоже пользуюсь Интернетом, поэтому не думайте, что мы просто толпа отсталых крестьян”(это сидя-то в кабине современного истребителя! – Т. Б.).Я склоняюсь к тому, что, показывая свой адрес, пилот давал понять, что у него тоже есть голос, и это может быть главным уроком всей ситуации. Да, Китай – авторитарное государство, но благодаря росту свободы в стране развиваются и Интернет, и кабельное телевидение, и квазинезависимое общественное мнение. И мы должны относиться к этому серьезно. Однако наши допущения, что демократический Китай будет проамериканским, могут оказаться иллюзией. Бытующее у нас мнение, что все китайцы воздвигают у себя в подвалах копии статуи Свободы, не соответствует действительности. Оно не раскрывает глубокие корни патриотизма китайцев, многие из которых верят в то, что должны занимать важное место в мире и что Америка пытается этому помешать. Мы должны разработать информационную стратегию, с помощью которой можно было бы убедить китайскую общественность в том, что Америка не намерена ее притеснять, Америка лишь хочет убедиться, что Китай входит в мировую систему, не нарушая правил. Самая большая ошибка, которую могут допустить китайские лидеры -это поверить в свои мифы, что Китай представляет собой настолько соблазнительный рынок для США, что те всегда будут ему потакать. Серьезная ошибка, допускаемая диктатурами, состоит в том, что они недооценивают демократии. Демократии нелегки на подъем, но, поднявшись, они становятся внушительной силой”. Как известно, через несколько минут после того, как Ван Вэй “продемонстрировал” американцам свой электронный адрес, он зачем-то направил свой истребитель на американский самолет и протаранил его, после чего рухнул в Южно-Китайское море. Странное поведение для человека, решившего “завести себе друзей по переписке”! Наверное, он не учел, что после таких его действий американцы могут решить, что он не хочет “быть их другом” и “действовать за одно”.

Обратите внимание:  Танев Б. Война в Македонии 2001 года

Речь в Сенате

30 марта 2007 г.

Примерно с месяц назад мировые новостные ленты вытолкнули на поверхность очередное сообщение из Америки, которое не знаю как кого, а меня искренне порадовало: в современном искушенном мире большой политики не часто наталкиваешься на такой светлый ключ простосердечия, наивности и душевной чистоты. Эти прекрасные человеческие качества явил нам в данном случае американский отставной адмирал Майк Макконнел, на днях назначенный главой национальной разведки США.
Майка Макконнела пригласили в Сенат, чтобы послушать мнение разведки о новых мировых угрозах, стоящих перед Америкой. Логика в этом, несомненно, есть: главный разведчик страны (сложная бюрократическая структура, которую он возглавляет, контролирует даже ЦРУ – в той степени, в которой ЦРУ вообще может быть проконтролировано) просто в силу своей должности не может избежать хотя бы некоторой информированности в этом вопросе. Правда, как выяснилось из доклада г-на Макконнела, американская разведка, похоже, свои агентурные сведения черпает в основном из речей президента США, выступлений главы Госдепартамента и таких газет, как Washington Times.
Конечно, и тема доклада была далеко не первой свежести. Речь шла о том, что Россия продолжает скатываться к авторитаризму, ровно ничего нового: западные демократии, когда собираются кого-то бомбить (пусть не в ближайшей перспективе, так более отдаленной), всегда долго рассуждают сначала о скатывании к авторитаризму. Но ведь можно было и в этом случае подобрать какие-то оригинальные формулировки, перефразировать затертые выражения, чтобы давно избитая тема засверкала новыми красками. Адмирал Макконнел поступил прямо противоположным образом: он не просто повторил зады, газетные и политические штампы; не совладав с грамматикой, он сделал это так невразумительно, сбивчиво и сумбурно, что у непредвзятого слушателя от его речи могло родиться лишь недоумение, как человека с такой памятью на цитаты вообще могли взять в разведчики.
«Вот в чем моя озабоченность», говорил Макконнел сенаторам, «стало ли движение к демократии [в России] – как мы ее понимаем – контролироваться, так что это теперь не вполне демократический процесс». (“Is the march toward democracy, the way we understood it… now being controlled in a way that it is less of a democratic process”). Это живо напоминает бессмертную формулировку объяснения в любви из классической пьесы Оскара Уайльда: “Miss Fairfax, ever since I met you… I have admired you more than any girl… I have met since… since I met you” («Дорогая мисс Фейрфекс, с тех пор как я встретил вас… я полюбил вас больше, чем любую другую девушку… из тех, которых я встречал с тех самых пор… с тех пор, как встретил вас»).
По шаблону Макконнела вообще можно построить множество прекрасных обвинений. «Уверены ли мы, что в этой стране права человека соблюдаются в достаточной степени, чтобы обеспечить соблюдение прав человека?». «Чувствует ли себя здесь пресса достаточно свободно, чтобы свободно отстаивать свободу прессы?». Но, конечно, требование того, чтобы «движение к демократии» было не просто «демократическим процессом», а «вполне демократическим процессом», в силу своей абстрактности и широкой применимости, предоставляет намного больше возможностей.
Впрочем, нанизывая свои вариации, адмирал Макконнел слегка проговорился: он упомянул не о демократии, а о «демократии, как мы ее понимаем» – существенная разница. «Демократия в американском понимании» для любой страны мира, как известно – это полная подконтрольность Вашингтону и мгновенная готовность принять «позу подчинения», как это демонстрируют сейчас Прибалтика, Польша и Грузия. Движение к этой подконтрольности не просто так, а непременно демократическим образом, то есть вроде как добровольно, или, по крайней мере, с совершенной имитацией этой добровольности – это высший пилотаж в глазах заокеанского начальства, уровень, за который иные восточноевропейские лидеры удостаивались оваций в обеих палатах американского Конгресса.
На самом деле, конечно, все эти неувязки кажущиеся: сбивчивость и противоречивость шефа национальной разведки имеют свое объяснение. Американский политический язык принципиально одномерен, он может оценивать все явления в мире по единственной простой шкале: больше авторитаризма – больше демократии. Одобрение и порицание на этом языке выглядят поэтому почти одинаково. Желая сделать реверанс в сторону своего патрона Буша, не любящего, когда его упрекают в провале российского направления, Макконнел сказал о движении к демократии в России; стремясь в то же время выразить свою обеспокоенность (главным образом по поводу объема финансирования разведывательных организаций), он заявил о недостаточной демократичности этого демократического процесса.
Второе оказалось явно ближе его сердцу, и он развил эту тему подробнее. «Движение к демократии отступило на шаг назад», сказал Макконнел. «Теперь все больше делается для того, чтобы контролировать происходящее, контролировать население, партии и так далее – вплоть до того, что следующий руководитель России будет просто указан» (“There are more arrangements to control the process and the populace and the parties and so on, to the point of picking the next leader of Russia”).
Здесь все звучит душеспасительно, но особенно умиляет «вплоть до того»: очень аккуратно, в форме то ли вопроса, то ли предположения, осторожная американская разведка устами своего шефа констатирует, что в действиях теперешних властей России она заметила признаки намерения передать власть недемократическим образом, а именно отдать ее преемнику. Нам оставалось бы только восхититься этим блестящим разведывательным анализом, если бы не одна маленькая деталь: хоть по тону Макконнела и можно было сделать вывод, что он сообщает о чем-то совершенно небывалом и невиданном, но, в отличие от его благодарных слушателей в Сенате, мы где-то уже слышали о подобной практике смены руководителей России. А именно в телевизионном обращении нашего первого президента как раз перед отставкой. Трудно поверить, что адмирал Макконнел просто не знает о том, что произошло в России в конце 1999 года, но вообще все возможно, уровень его осведомленности о нашей стране очень низкий, видно, агентурная сеть в Москве пока еще недостаточно развита. Так, например, когда в ходе слушаний один из сенаторов поинтересовался у Макконнела: «Смена власти Путина должна произойти в течение следующих шести-восьми месяцев, да?» – «Да, сэр, я думаю, что в этом году», вежливо ответил директор национальной разведки. Интересно бы знать, с какой страной он нас путает?
Весь этот осторожный тон американская разведка усвоила, видимо, после того, как ей удалось несколько раз поразить мир своей фантастической дальновидностью: прогнозов делалось много, на то они и разведчики – но такие события, как развал Советского Союза и 11 сентября 2001 года в Америке, упали все-таки как снег на голову. Теперь представители американского разведывательного сообщества, особенно высокопоставленные, предпочитают высказываться менее категорично, то и дело вворачивая «я думаю», «мне кажется», «все больше» и «все меньше». На всякий случай же никаких реальных предсказаний больше не делается, а под видом «тенденций» подаются факты не просто проверенные, а крепко выдержанные, испытанные временем, не менее чем семилетней давности.
Помимо точности гаданий, есть еще одна серьезная проблема: анализируя разведывательные данные во всеуслышание, важно следить за тем, чтобы самому не стать случайно источником информации для противника. Майк Макконнел, с рассеянностью, достойной отставного адмирала, проговаривался везде, где только было возможно: «Те, кого слушает Путин, рассматривают все через призму растоптанности России или [пытаются показать], что мы тормозим их развитие для своих целей», говорил он. «Мне кажется, они неверно истолковывают эту призму. Но у них много жизненных сил и энергии от высоких цен на нефть», посетовал он.
Оставим в стороне здесь обычное для Макконнела изящество выражения, «призму растоптанности» и прочее. Вообще не очень демократично говорить о «растоптанности», в данном контексте надо употреблять такие выражения, как «выбор свободы». Но Макконнелу язык демократической риторики, в общем-то простой и несложный, дался, похоже, с большим трудом. Американские политики вообще привыкли мыслить на одном языке, а изъясняться на другом, несравненно более возвышенном и приятном для слуха, но у них, по крайней мере, с перекодировкой возникает меньше проблем, чем у Макконнела, который в Сенате говорит почти так же, как у себя дома за барбекю с друзьями. Почему бы и нет, собственно, но тут надо уметь вовремя сдерживаться и не выбалтывать, по крайней мере, то, что услышал от этих друзей, потом перед широкой публикой.
Дело здесь, однако, не столько в лингвистических тонкостях и не в косноязычии директора национальной разведки. В США есть множество политиков, у которых речевые способности развиты намного лучше, чем у Макконнела, но и их высказывания, если их свести к краткой формуле, остаются такими же противоречивыми: сколько мы ни делаем русским добра, подавляя авторитарные замашки их властей, они все равно этому сопротивляются, используя для этого любую подвернувшуюся возможность вплоть до жизненной энергии от высоких цен на нефть. Стоит заметить, что это системная противоречивость, внутренняя, коренящаяся в самой американской истории.
Америка родилась как сверхдержава после победы во Второй мировой войне, и с тех пор во всех ситуациях неизменно воспроизводит модель поведения, усвоенную в ходе этой родовой травмы. Суть ее заключается в том, что в некой стране, неважно в какой части света она находится, приходит к власти некий диктатор (архетипически это Гитлер), который начинает с того, что терроризирует собственное население, потом нападает на окрестные страны, захватывает их и тоже терроризирует, и все стонут под его игом, пока не вмешивается великая и свободная Америка, разносящая в щепки диктатора и его клику, на радость порабощенным народам, и прежде всего на благо той самой нации, к которой принадлежал очередной неудавшийся фюрер. После этого деморализованная и дискредитировавшая себя в глазах всего мира нация отказывается от большей части своего суверенитета в пользу Соединенных Штатов, которые, может быть, и не всегда удачно ею управляют, но по крайней мере не творят таких вопиющих злодеяний, как свергнутый диктатор, так что на его фоне их управление выглядит очень даже прилично.
К нацистским Германии и Японии эта модель действительно подошла вполне удачно, но к истории развала Советского Союза, или, например, Югославии она оказалась применима уже с большими оговорками. Еще меньше Гитлера напоминал Саддам Хусейн, и уж совсем на него непохож мировой террорист №1 Осама бен Ладен. Но Америка по-другому не умеет: с упорством, достойным лучшего применения, она пытается всем, кто оказывается ей в какой-то степени неподконтролен, навязать гордую роль диктатора, который только тем и занимается, что каждодневно совершает преступления против человечности. Это такое автоматическое движение: примерно так у простого обывателя рука тянется к оружию при малейшем постороннем шуме на некоторых улицах американских городов. Беда в том, что эта модель заметно истрепалась за шесть десятилетий интенсивного использования, и когда ее теперь пытаются навязывать таким лидерам, как Путин, это производит скорее комический эффект. Спасать Германию и немецкий народ от Гитлера еще было можно, но спасать Россию и русский народ от Путина уже несколько смешно. Но выхода нет: иного морального обоснования своей гегемонии Америка так и не выработала.
Эта американская самоуверенность, убеждение в том, что они любым народом при любых обстоятельствах будут управлять лучше, чем сам этот народ с собой бы управился, уходит корнями в общую англосаксонскую самоуверенность, на которой в свое время покоилась Британская империя. Когда столица англосаксонского мира была перенесена из Лондона в Вашингтон, поменялось только одно: у американцев, в отличие от педантичных англичан, терпения никогда не хватало, чтобы полноценно имитировать заботу о нуждах других народов, вплоть до того, чтобы взять на себя тяжелое бремя по их управлению. Они думают, что можно промямлить что-то там не очень внятное в Сенате, и дело будет в шляпе. А когда и удается выпестовать полноценного тирана, как Саддам Хусейн, нервы сдают опять-таки не вовремя: едва-едва только человек вступил на верный путь, вторгся в Кувейт, как американцы тут же кинулись суетливо водворять его в прежние пределы. Не было разумения понять, что, построй он хоть какую-нибудь плохонькую империю из разных стран, все эти страны после освобождения достались бы Вашингтону сами собой, как это было с послевоенной Европой, упавшей в рот Америке, как спелое яблоко. Но если не хватает терпения ждать, надо учиться провоцировать: закрытие нескольких газет или введение цензуры на телеканалах – это пустяк, не стоящий внимания, и не надо нам всем рассказывать, что эти милые грешки «обнажают природу режима», ничем не отличающегося от гитлеровского. Умелая провокация может делать чудеса в этом отношении, только надо не распыляться, а бить в одну точку, в слабое звено. Из близких нам стран могу посоветовать американцам обратить внимание на Белоруссию, которой правит лидер, как раз удобный по темпераменту для таких упражнений. Как только он почувствует, что у него после долгого периода бед и злоключений вдруг начало почему-то все получаться, он ни перед чем не остановится, и чем больше курьезных экспериментов будет им поставлено, тем глубже и весомее окажется последующая легитимация американского присутствия на этой земле. В России подобными склонностями отличается прежде всего мэр одного очень крупного города, но так случилось, что в этом городе находятся и федеральные власти, а это может внести ненужные осложнения в процесс.

(Просмотров: 14)
Категории Библиотека, метки , . Постоянная ссылка.

Новое

25.08.2019 - Мирошников И.Ю. Евангелие от Фомы: идеологическое своеобразие и место в истории религии ... 23.08.2019 - О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в РФ в 2018 году ... 23.08.2019 - Степанов. Безпогонные оборотни. ... 22.08.2019 - Краева О.Л., Пестрецов А.Ф. Пассионарность как интегрирующий фактор национальной общности ... 21.08.2019 - Семёнов И.Г. О происхождении горских евреев ... 19.08.2019 - Шаповалов А.О. Лев Гумилёв как первооткрыватель теории взаимозависимости климатических колебаний и этногенеза ... 13.08.2019 - Іванова Я.В. Адаптивність як психологічний чинник пасіонарності особистості ... 12.08.2019 - Таказов Ф.М. Очерки по демонологии народов Северного Кавказа ... 08.08.2019 - Сулимов С.И. Богомильство: антисистема на Балканах ... 07.08.2019 - Слюсар В.М. Громадянська участь пасіонаріїв як агентів «міфічного насилля» у соціальних трансформаціях ... 05.08.2019 - Боровой А.А. Современное масонство на Западе ... 01.08.2019 - Ищенко Н. Антисистемы как фактор разрушения культуры в современных условиях ... 31.07.2019 - Сулимов С.И., Плотникова А.В., Черных В.Д. Антисистема как социальный феномен (на примере богомильской ереси) ... 30.07.2019 - Bodin J. De la démonomanie des sorciers ◊ On the Demon-Mania of Witches ... 29.07.2019 - Рид Д. Спор о Сионе ... 28.07.2019 - Звук через HDMI и проприетарный драйвер nVidia в Ubuntu ... 26.07.2019 - Эко У. История уродства ... 25.07.2019 - Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада ... 24.07.2019 - Нуортева Ю. Принимали ли финские добровольцы СС участие в военных преступлениях? ... 22.07.2019 - Дукельский С.С. ЧК на Украине ... на главную

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *