Клименко В. Спор. Два поэта об одном художнике.

FavoriteLoadingПометить для себя
Клименко В. Спор. Два поэта об одном художнике.
5 (100%) 2 голосов

Статья Василия Клименко – автора работы “”Ты” как основа этнической доминанты” – посвящена, как и другая его публикация, рассмотрению проблемы отражения мироощущения автора в его художественных произведениях. Он на живом примере показывает то, насколько по-разному могут быть восприняты одни и те же произведения искусства.

Скачать в формате электронной книги
“При огромном эмоциональном волнении,
связанном с произведениями искусства,
желательно, чтобы разговоры об искусстве
отличались величайшей сдержанностью”.
Осип Мандельштам.
“Утро акмеизма”.(6)

В первом номере журнала “Гиперборей” были напечатаны два стихотворения, посвященные творчеству итальянского художника Фра Беато Анджелико.(7) Одно из них написал Н. С. Гумилев, второе – С. М. Городецкий. Оба поэта принадлежали к акмеистическому “Цеху поэтов”, оба посетили Италию, где имели возможность познакомиться с оригиналами работ итальянского художника. Но по содержанию их стихотворения резко отличаются друг от друга. Н. С. Гумилев восхищается картинами Фра Анджелико. С. М. Городецкий же, наоборот, не принимает творчества художника. Его стихотворение – прямой ответ на стихотворение Н. С. Гумилева. С. М. Городецкий не может разделить выраженного Н. С. Гумилевым восхищения и указывает на причины, по которым он не может этого сделать. Различия в позициях двух поэтов можно объяснить индивидуальными особенностями восприятия. Но в данном случае эти различия указывают на более общие расхождения как в эстетических установках, так и в отношении к жизни и творчеству в целом.
Для того, чтобы понять суть этих расхождений, нужно в первую очередь ответить на два вопроса: 1. Как оба поэта выражают свою точку зрения? 2. В каком контексте они рассматривают творчество художника?

Н. С. Гумилев ставит Фра Анджелико в один ряд с другими мастерами эпохи Возрождения:

…Средь многих знаменитых мастеров,
Ах, одного лишь сердце полюбило.(1)

Авторская позиция выражена как субъективное мнение, которое не может претендовать на абсолютную истинность: “сердце полюбило”, “мастер мой”. Более того, поэт прямо указывает на ограниченность таланта своего любимца:

О да, не все умел он рисовать,
Но то, что рисовал он, совершенно.(1)

При сопоставлении Фра Анджелико с другими великими художниками Н. С. Гумилев опять-таки высказывает свое субъективное мнение. Он говорит нам о причинах, по которым Рафаэль, Леонардо да Винчи и Микеланджело не могут удовлетворить его:

Но Рафаэль не греет а слепит,
В Буонаротти страшно совершенство,
И хмель да Винчи душу замутит,
Ту душу, что поверила блаженство.(1)

Вместе с тем, субъективная позиция автора выражена ненавязчиво. Только в двух случаях можно говорить о присутствии авторского “я”: “сердце полюбило”, “мастер мой”. В основном же автор пытается сделать так, чтобы читатель воспринял изображенное художником как живую реальность, “вошел” в пространство картины.

Вот скалы, рощи, рыцарь на коне…
Куда он едет, в церковь иль невесте?(1)

А в следующей строфе указывается на близость образа Христа-Младенца с представлениями обычного человека.

Мария держит Сына Своего,
Кудрявого, с румянцем благородным.
Такие дети в ночь под Рождество,
Наверно, снятся женщинам бесплодным.(1)

Стихотворение заканчивается строками, которые звучат как философская сентенция:

Но всё в себе вмещает человек,
Который любит мир и верит в Бога.(1)

Этой сентенцией выражено всё: и высшая похвала художнику, и свой собственный идеал. Но при этом близость к великому художнику прошлого не выражается как амбиция. Н. С. Гумилев как бы говорит “мы”, не произнося этого слова вслух.

Обратите внимание:  Кожинов В.В. Россия. Век XX-й.

Начало стихотворения С. М. Городецкого имеет сильную эмоциональную окраску:

Ты хочешь знать, кого я ненавижу?
Анжелико. И ненавижу дико.(3)

Эмоциональную нагрузку несут и отрицательные характеристики, которые С. М. Городецкий дает художнику на протяжении всего стихотворения: “мертвец гробницы невеликой”, “карлик кукольных комедий”, “плотоядный монах”, “постыдней”, “тупее”.
Авторская позиция выражена с предельной четкостью. Местоимения “я” и “мне”, глаголы в первом лице единственного числа встречаются в четырех предложениях. Так же явно выражен и адресат стихотворения – что вполне естественно для стихотворения-отклика. При этом С. М. Городецкий не столько описывает картины, сколько пытается убедить адресата/читателя: “Ты только посмотри на ту фигуру…”, “Иль в Страшный Суд вглядись…”
Стихотворение С. М. Городецкого является частью цикла стихотворений, посвященных Италии. Но в самом стихотворении творчество Фра Анжделико рассматривается в связи с теми задачами, которые ставит перед собой современное С. М. Городецкому акмеистическое движение.

Нет, он не в рост Адаму-акмеисту…
…………………………………………………….
Не от Беато ждать явления Адама…(3)

Тем самым автор переносит рассмотрение творчества художника в иной контекст. То есть, С. М. Городецкий хочет, чтобы картины Фра Анджелико соответствовали эстетическим принципам акмеизма. Вполне естественно, что результатом такого переноса могло быть непонимание и неприятие творчества художника.

Итак, мы видим два различных подхода. Н. С. Гумилев рассматривает Фра Анджелико в естественном для него контексте итальянской живописи эпохи Возрождения. Авторская позиция сведена к роли восхищенного зрителя, который растворяется в предмете созерцания. С. М. Городецкий делает акцент на своем субъективном мнении. Кроме того, его позиция более прагматична – он как бы примеряет творчество художника к нуждам той программы, которую разделяет сам.
Но насколько оправдан такой подход? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, какой смысл С. М. Городецкий вкладывает в сочетание “Адам-акмеист”.

Понятие “адамизм” наряду с понятием “акмеизм” используется участниками “Цеха поэтов” для определения своего течения. В статье “Наследие символизма и акмеизма” Н. С. Гумилев определяет адамизм как “мужественный, твердый и ясный взгляд на жизнь”. Далее он пишет: “Как адамисты, мы немного лесные звери и во всяком случае не отдадим того, что в нас есть звериного, в обмен на неврастению”(2). Признание ценности “звериного” начала обозначает здесь не отрицание культуры, а органическое отношение к окружающему миру, преодоление той двойственности и неопределенности, с которой относились к нему символисты.

Между тем, отношение к “адамизму” у С. М. Городецкого немного другое. Н. С. Гумилев, говоря о том, что “мы немного лесные звери”, констатирует факт, выражает уже сложившееся мироощущение. С. М. Городецкий же, наоборот, ждет “явления Адама”. В статье “Некоторые течения в современной русской поэзии” он пишет: “Тогда нельзя было еще думать, что это уже идет Адам”.(4) Такое отношение ничего не меняет в сути эстетической программы акмеистов, но вносит в нее элемент мессианства, который был свойственен скорее символизму.
Для С. М. Городецкого важно стремление изменить, преобразовать окружающую действительность. И в этом неизбежно присутствует элементы самоутверждения. В этой связи интересны строки из тех же “Canti d’Italia”, обращенные к Микеланджело:

Как ты, неодолимый мрамор,
Могучим молотом своим,
Мы вдохновенно и упрямо
Все глыбы жизни победим.(3)

Для Н. С. Гумилева такой подход неприемлем. Для него мир – не глыба, а полное красоты творение Божье. И в своей жизни он делает акцент не на внешних преобразованиях, а на внутреннем самосовершенствовании, достижении того состояния, когда “…всё в себе вмещает человек,/Который любит мир и верит в Бога”.

Обратите внимание:  Бойл Дж. Дж. Секты-убийцы

В цикле “Canti d’Italia” есть еще одно стихотворение, которое, как мне кажется, тоже можно считать откликом на рассмотренное выше стихотворение Н. С. Гумилева. Стихотворение посвящено Джотто. Но в нем есть места, которые напрямую перекликаются со стихотворением Н. С. Гумилева.

Н. С. Г у м и л е в:
И есть еще преданье: серафим
Слетал к нему, смеющийся и ясный,
И кисти брал, и состязался с ним
В его искусстве дивном… но напрасно.(1)

С. М. Г о р о д е ц к и й:
Ты стены маленькой капеллы
Сам расчертил и разделил,
Иль ангел простодушный, белый
Твоей рукою здесь водил…(3)

Н. С. Г у м и л е в:
И так нестрашен связанным святым
Палач в рубашку синюю одетый.(1)

С. М. Г о р о д е ц к и й:
Мне жить не страшно и не скучно,
Когда расцвел твой нежный цвет…(3)

Можно предположить, что, вслед за Н. С. Гумилевым, С. М. Городецкий решил дать образ “своего мастера”. Отсюда перекличка образов. Но в сходные образы С. М. Городецкий вкладывает иное содержание. Во-первых, авторская позиция, как и в стихотворении, посвященном Фра Анджелико, выражены более явственно. Там, где у Н. С. Гумилева эмоции принадлежат героям картин (“…не страшен связанным святым”), у С. М. Городецкого высказаны эмоции самого автора (“…Мне жить не страшно и не скучно”). Во-вторых, в сравнение таланта художника с ангельским вкладывается несколько иной смысл. У Н. С. Гумилева серафим проигрывает состязание с художником. Тем самым, в таланте художника подчеркивается не боговдохновенность, а мастерство, приобретенное опытом – качество, которое высоко ценится в “Цехе поэтов”. С. М. Городецкий же допускает, что ангел “рукою здесь водил”. То есть, подчеркивая дарованность таланта свыше, он как бы пытается повысить статус художника. Но этот прием свойственен скорее символизму.
С. М. Городецкий воспринимает картины Джотто как рассказ:

Я жестким сердцем изменился,
Прочтя умильный твой рассказ…(3)

С той же позиции он оценивал и творчество Фра Анджелико: “Ужель он рассказал тебе хоть мало…” В стихотворении же Н. С. Гумилева речь о рассказе не идет. Как человек верующий, Н. С. Гумилев знает (не только разумом, но и сердцем) евангельские сюжеты. Поэтому изображенное на картинах является для него полноценной реальностью.
В конце стихотворения, посвященного Джотто, С. М. Городецкий опять связывает творчество художника с современной себе ситуацией:

Далекий север, север темный,
Веков рассеивая дым,
Тебя неотвратимо вспомнит,
Когда захочет быть живым.(3)

То есть, Джотто выступает здесь в роли чуть ли не мессии, того “Адама”, явления которого С. М. Городецкий не ждал от Фра Анджелико. Соответственно, сам поэт становится провозвестником его “явления”, что в конечном счете должно повысить его собственный статус. Таким образом, восхваление великого художника прошлого становится средством для самоутверждения. Конечно, такое самоутверждение не обязательно является сознательно поставленной задачей. Но оно как нельзя лучше характеризует тип взаимоотношений с культурой.

На примере Н. С. Гумилева и С. М. Городецкого мы видим два разных типа отношения к культуре. Н. С. Гумилев чувствует себя в культуре как в своей стихии. У него есть твердая опора – православная вера. Жизнь является для него постоянным самосовершенствованием. В одном из писем он говорит: “Разве не хорошо сотворить свою жизнь, как художник творит картину, как поэт создает поэму?”(8) Н. С. Гумилев воспитывает в себе дисциплину ума, волю, бесстрашие. Н. С. Гумилев ценит объективность, бережное отношение к культурной традиции. Если в стихотворении, посвященной Фра Анджелико, он говорит о своем субъективном предпочтении, то он отдает должное другим художникам. Художник или поэт являются для него прежде всего зеркалом, которое может отразить, вместить в себя мир со всей его красотой и многообразием. Такая позиция отражена в последних строчках стихотворения: “…всё в себе вмещает человек,/Который любит мир и верит в Бога”.
Для С. М. Городецкого жизнь является “глыбой” которую необходимо “победить”, преобразовать. Подсознательно такое преобразование воспринимается как самоутверждение, поиск своего места жизни. Соответственно, культура рассматривает как средство для этого преобразования. У С. М. Городецкого нет четких убеждений. Вся его жизнь становится поиском точки опоры в культуре. В своей автобиографии он пишет, что в университете он “стал межфакультетным бродягой”, “клюющим мудрость” из разных источников(5). По сути, такое бессистемное “клевание” продолжается и в тот период, когда С. М. Городецкий становится участником “Цеха поэтов”. Картины итальянских мастеров воспринимаются им как “рассказ”, который может каким-то образом дополнить понимание окружающего поэта мира. И С. М. Городецкий резко отвергает все то, что, по его мнению, не может служить его личным целям.
Таким образом, спор между двумя поэтами показывает различия не столько в понимании окружающего мира, сколько в уровне самовоспитания, в тех требованиях, которые поэт предъявляет прежде всего к самому себе.
Но в поэзии Н. С. Гумилева и С. М. Городецкого есть еще одно существенное различие: если Н. С. Гумилев стремится быть зеркалом, вбирающим в себя окружающий мир, то для С. М. Городецкого поэзия является средством самовыражения. Оба вида поэзии имеют право существование, и у каждого из них есть свои читатели. Но каждый из них предъявляет свои особые требования к поэту.
Если поэт хочет быть зеркалом, он должен стремиться к фундаментальному познанию мира, к тому, чтобы случайное незнание либо личные пристрастия не искажали отразившейся в зеркале картины мира. Н. С. Гумилев постоянно углублял свои знания и совершенствовал форму своих стихотворений. “Огненный столп” – его последний прижизненный сборник – вмещает в себя не только внешние формы мира, но внутренний трагизм бытия. К сожалению, ранняя смерть помешала поэту раскрыться в полной мере.
Если поэт стремится к самовыражению, то он должен иметь что сказать. С. М. Городецкий почти полностью высказался в своих первых сборниках, и в течении последующей жизни не создал ничего оригинального.

Обратите внимание:  Некрономикон ■ Necronomicon

1. Н. С. Гумилев. Фра Беато Анжелико
2. Н. С. Гумилев. Наследие символизма и акмеизма. 1913 г.
3. С. М. Городецкий Canti d’Italia. 1912 г.
4. С. М. Городецкий. Некоторые течения в современной русской поэзии. 1913.
5. С. М. Городецкий. Автобиография.
6. О. Э. Мандельштам. Утро акмеизма. 1912 г.
7. Вера Лукницкая. Николай Гумилев. Жизнь поэта по материалам домашнего архива семьи Лукницких.
8. Лев Озеров. Николай Гумилев. Его жизнь. Его сочинения. //Гумилев Н. С. “Когда я был влюблен”: Стихотворения. Поэмы. Пьесы в стихах. Переводы. Избр.проза/Сост., вступит.статья Л. А. Озерова. – М.: Школа-Пресс, 1994. – 624 с.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

(Просмотров: 9)
Категории Библиотека, метки . Постоянная ссылка.

Новое

19.09.2020 - Зализняк А.А. “Слово о полку Игореве”: взгляд лингвиста ... 18.09.2020 - Ладога и её соседи в эпоху Средневековья ... 17.09.2020 - Колесов М.С. От Симона Боливара до Эрнесто Че Гевары. Заметки о Латиноамериканской революции. ... 10.09.2020 - Орлов М.А. История сношений человека с дьяволом ... 03.09.2020 - Сулимов С.И. Феномен антисистемности: социально-философский аспект ... 02.09.2020 - Брусиловська О., Сіндецька Н. Друга Естонська республіка: взаємовплив складових системної трансформації ... 01.09.2020 - Петров Д.В. Поздний голоцен южного Приладожья: история земледелия и эволюция ландшафтов ... 31.08.2020 - Дробышев А.Н. Музейный парк как форма презентации археологического наследия ... 30.08.2020 - Гребенников Р.В. Гибридная модель поведения толпы ... 28.08.2020 - Sulimov S.I. , Chernigovskikh I.V., Cherenkov R.A., Chernykh V.D., Shakhov S.V. Terrorism and antisystem nature ... 27.08.2020 - Королёва-Конопляная Г.И. Теория этногенеза Л.Н.Гумилёва ... 26.08.2020 - Сулимов С.И. Феномен “двойной” псевдоморфозы ... 25.08.2020 - Щербаков Ю. Фрейдизм под красным флагом ... 24.08.2020 - Азбелев С.Н. Гостомысл ... 21.08.2020 - Калита И.В. Стилистические трансформации русских субстандартов, или Книга о сленге ... 19.08.2020 - Димитров Д., Димитров П. Черное море, Потоп и древние мифы ... 14.08.2020 - Луканова В.В. Феномен пандемії: підґрунтя, сутність, динаміка (соціально-філософський аналіз) ... 13.08.2020 - Халдей А. Либеральная свобода — или либеральное рабство? ... 12.08.2020 - Полутов А.В. Десантная операция японской армии и флота в феврале 1904 г. в Инчхоне ... 11.08.2020 - Мёбес Г.О. Энциклопедия оккультизма ... на главную

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *