Аrchmag. Некоторые эффекты проявления антисистем

FavoriteLoadingПометить для себя
Аrchmag. Некоторые эффекты проявления антисистем
4 (80%) 1 голосов
Скачать в формате электронной книги

Статья была опубликована под псевдонимом Archmag в коллекции статей членов клуба “Имперский генеральный штаб” и посвящена рассмотрению этнической антисистемы как “одного из наиболее интересных и опасных бессознательных ресурсов”. Ссылка публикуется благодаря читателю нашего сайта Andvari.

Оригинал публикации

Большинство из существующих на настоящий момент методик управления обществом используют верхний, сознательный слой психики. Колоссальные ресурсы бессознательного до сих пор остаются невостребованными. Одним из наиболее интересных и опасных бессознательных ресурсов является антисистема, изучению которой посвящена эта статья.

Прежде всего напомним определение из «Консорционного анализа».

«В виду того, что гиперконсорция накладывает ряд ограничений на суперэго, это неизбежно должно вызывать бессознательные напряжения, связанные с этими запретами. Так как сами гиперконсорционные запреты образуют систему, которую мы условно назовем идеологией, неизбежно образовывать систему должна и совокупность бессознательных напряжений. Проявления этой системы в социуме назовем антисистемой данной гиперконсорции. Отсюда следует что:

1.Антисистема последовательно отрицает все ценности гиперконсорции.

2.Антисистема не может самостоятельно существовать без порождающей ее гиперконсорции.

Проявления антисистемы.

1. Корни антисистемы в бессознательном, естественно поэтому считать, что каждый носитель сознательной идеологии является и носителем антисистемы. Проявление антисистемы в этом случае (согласно Фрейду) должны носить форму всевозможных „случайных“ ошибочных действий. Если же отбросить всякий механицизм, то сюда же можно приписать всю совокупность нелепых случайностей или их цепочек.

2. Антисистема может проявляться через своих сознательных адептов. В редких случаях антисистеме удается захватить контроль над сознанием. Так как антисистема не проектируется как протокол для существования в данном обществе психика адепта неустойчива. Для того, чтобы адепт мог существовать в социуме продолжительное время антисистема должна маскироваться под ту или иную конструктивную идеологию. Показателен в этом смысле пример исламского фундаментализма. Он появился в свое время как волна прошлого, вызванного экспансией европейской культуры (то есть изначально представлял собой антисистемное явление). Через какое-то время он нашел своих адептов и в Европейском мире. Понятно, что реализация фундаменталистских принципов в современном технологическом обществе просто невозможна, поэтому можно утверждать что позитивной программы фундаментализм просто не имеет. Тем не менее традиционная исламская идеология служит прекрасным прикрытием антисистемы.

3. Наиболее безобидным является символическое проявление антисистемы. Бессознательные напряжения снимаются посредством постоянно повторяемых ритуалов или других символических действий. В качестве примера можно привести черную мессу, масонские ритуалы итп.

С точки зрения „галактической“ модели антисистема это гиперконсорция с отсутствующим активным ядром. (при возможности существования конверсионных консорций) Политика антисистемы полностью определяется активным ядром системы (по принципу последовательного отрицания). В этом смысле методологически будет правильно рассматривать пару система-антисистема как один объект. »

В данной работе мы, в основном, будем понимать под антисистемой антисистему господствующей в обществе идеологии. Естественно ожидать, что в случае несоответствия картины мира, создающейся идеологией общества, с реальностью (объектное противоречие) или несоответствия сознательных установок внутренним стремлениям индивидуума (субъектное противоречие) неизбежно будут усиливаться бессознательные психические напряжения, усиливающие антисистему. Поэтому в постиндустриальном обществе с «клиповым мышлением» антисистема особенно сильна и может использоваться как источник энергии. Приступим к описанию конкретных эффектов.

1. Индивидуальный антисистемный импринт (ИАИ).

Это, можно сказать, бытовой случай использования антисистемы. Его иногда также называют эффектом «сглаза». Суть его в том, чтобы создать в контрагенте информационный паттерн, с которым контрагент связывал бы происходящие вокруг него негативные события. Это может быть словесная информация, символическое действие, а для лиц с неустойчивой психикой порой достаточно просто оценивающего взгляда. Часто этот импринт создается и помимо чьей-то сознательной «злой воли» (случай самоипринтирования). Паттерн будет служить сознательным каналом антисистемы и будет удерживаться в памяти благодаря ее энергии. ИАИ будет подрывать уверенность контрагента даже в тех действиях, которые он совершает обычно не задумываясь, увеличивая вероятность совершения ошибки. Динамика тут следующая:

I. Первичный импринт, создание паттерна.

II. Совершение ошибки (или наблюдение какого-то негативного события). Это может быть и совершенно случайная ошибка, которую контрагент в обычном (доимпринтном) состоянии совершил бы и не обратил на нее никакого внимания. Важно здесь то, что вероятность совершения ошибки возрастает если контрагент перестает быть уверенным в тех действиях, которые совершает.

III. Создание в психике иллюзорной взаимосвязи (ИВ) между ошибкой/негативным событием и импринтированным паттерном.

IV. Усиление паттерна за счет ИВ. Далее переход к пункту II. Цикл.

Итак мы видим, что ИАИ становится основанием для психических циклов с усилением на каждом витке. Спектр последствий достаточно широк: от временного расстройства деятельности до паранойяльного психоза. Как с этим бороться?

В качестве одного из наиболее действенных методов противодействия ИАИ служит внедрение в психику обратного к ИАИ информационного паттерна. Этот паттерн будет создавать цикл, подобный описанному выше, с той только разницей, что будут наблюдаться безошибочные действия (позитивные события) и создаваться иллюзорные взаимосвязи между ними и внедренным паттерном. Примеры позитивных паттернов: молитвы, талисманы («защитные» амулеты), ритуалы, жертвоприношения итд. Значительную часть деятельности так называемых экстрасенсов составляет внедрение в психику позитивных паттернов. Все, надеюсь, помнят из газетной рекламы: «Снятие сглаза, заговор на удачу итп». А ведь по сути не нужно вводить никаких сверхъестественных сущностей вроде биополя, происходит лишь внешнее управление внутренними ресурсами психики. Интересен случай, когда ИАИ и обратный ему позитивный паттерн внедряется одной и той же личностью. Он может привести к почти полному ментальному подчинению, особенно когда процедура повторяется неоднократно. По видимому, подобные механизмы используются во многих тоталитарных сектах .

В качестве альтернативного подхода можно привести надевание наиболее удобного( в каждом конкретном случае) Кольца. Дело в том, что Кольцо контролирует и структурирует ИВ между явлениями, а значит в и ИАИ-цикле будет выпадать пункт III, цикл прерывается. К примеру, в случае осознания что в тебя внедрен ИАИ можно надеть Кольцо естественнонаучной парадигмы, рассматривая происходящие вокруг тебя события с точки зрения статистики. Если ИАИ не слишком усилен статистика сотрет возникшие ИВ (индивидуум осознает их иллюзорный характер).

В качестве альтернативного подхода можно привести надевание наиболее удобного( в каждом конкретном случае) Кольца. Дело в том, что Кольцо контролирует и структурирует ИВ между явлениями, а значит в и ИАИ- цикле будет выпадать пункт III, цикл прерывается. К примеру, в случае осознания что в тебя внедрен ИАИ можно надеть Кольцо естественнонаучной парадигмы, рассматривая происходящие вокруг тебя события с точки зрения статистики. Если ИАИ не слишком усилен статистика сотрет возникшие ИВ (индивидуум осознает их иллюзорный характер).

Обратите внимание:  Кизим А.В. Победа пораженцев

2. Социальный антисистемный импринт (САИ).

Эффект похож на описанный выше ИАИ, основное отличие тут масштабе.

Франция. 18 марта 1314 года.

«Архиепископ Сансский и трое кардиналов-заседателей представили свой приговор четырем сановникам ордена Храма на эшафоте, воздвигнутом напротив портала собора Парижской Богоматери; магистра привезли в Париж из темницы в Жизоре. На паперти собралась огромная толпа, дабы выслушать приговор, который должны были огласить публично. Но как только решение о пожизненном заключении было зачитано осужденным, магистр и командор Нормандии громко провозгласили невиновность своего ордена и отказались от показаний, к изумлению кардиналов, которые полагали, что ставится последняя точка в этом деле. Покуда де Моле верил обещаниям Климента, он старался держаться: потеряв надежду, он мог только умереть. Иноземные купцы, находившиеся там, рассказывали, что магистр обернулся к толпе и очень громко произнес, что все сказанное в написанном — ложь и что он ни сказал ничего такого, ни признался в таковых деяниях, но что они были добрыми христианами. И при сих словах сержант ударил его ладонью по устам так, что он [магистр] не смог больше говорить.

Кардиналы снова передали де Моле и Шарне прево Парижа, который велел их сторожить в капелле у паперти, пока не разойдется толпа. По словам Жана де Сен-Виктора, кардиналы якобы хотели посовещаться об участи этих двух тамплиеров, но король и его совет уже были проинформированы об инциденте и приняли решение сжечь их как нераскаявшихся еретиков, хотя не присутствовало никого из духовных лиц, дабы воззвать к светской руке власти. Костер сложили на Камышовом острове, расположенном между королевским садом и церковью августинских монахов, на нынешней набережной Больших августинцев, — по странному стечению обстоятельств красные огни Нового моста отражаются в Сене на месте мучений Жака де Моле, будто для того, чтобы навечно сохранить память о нем.

Магистр ордена Храма приготовился умереть спокойно и даже с каким-то воодушевлением, что произвело глубокое впечатление на собравшихся, среди которых находился поэт-хронист Годфруа Парижский: свидетельство последнего тем более ценно, что он разделял обвинения, выдвигаемые против тамплиеров.

С наступлением ночи сержанты короля посадили на повозку де Моле и Шарне, чтобы тайком отвезти на остров. Там магистр сам, добровольно, разделся и терпеливо сносил грубости сержантов; когда его собрались привязать к столбу, он попросил разрешения сложить ладони и в последний раз помолиться. Еще он заверил, что орден Храма невиновен и что он оставляет Богу заботу отомстить за собственную смерть и смерть братьев. По словам свидетелей, он якобы добавил — относительно себя, — что отступил перед страхом пытки и льстивыми ласками Папы и короля. Моле обратился с просьбой к палачам повернуть его лицом к собору Богоматери, когда те привязывали его к столбу.

В последний момент над любопытствующей толпой пронесся голос Великого Магистра ордена Храма:

Папа, Климент V! Король Филипп! Не пройдет и года как я призову Вас на суд Божий!

Перед лицом смерти Моле и Шарне обратились с молитвой к многострадальной Матери Божьей, и народ сохранил их пепел как святыню, и причислил к Сонму мучеников обоих страдальцев.

Виновники уничтожения ордена прожили не долго.

Папа Климент V не восстановил своего здоровья после суровой зимы во Вьенне; он удалился во Вьеннское графство, где жил, окруженный кардиналами и своими родственниками, и не желал более давать аудиенций. В апреле 1314 г., несколько недель спустя после смерти де Моле, он серьезно заболел в Монтиле, близ Карпантраса; его заставляли принимать растолченные изумруды — смертоносное средство, которое должно было вскоре его и погубить. Он пожелал, чтобы его перевезли в Бордо, но 20 апреля того же года умер в Рокморе-на-Роне.

Пожаром была уничтожена церковь в которой находился труп Климента. В пожаре сгорела нижняя часть тела покойного. Останки его были перенесены в мовзалей воздвигнутый его родственниками. Однако и здесь останки Климента не нашли покоя. Яростная толпа кальвинистов разрушила в 1577 г. мавзолей, останки были сожжены, а пепел развеян по ветру.

29 ноября в Фонтенбло умер Филипп IV Красивый, последние годы которого были омрачены семейными драмами, фландрской войной и народным возмущением. Одни источники утверждают что он умер от загадочной болезни, другие что погиб во время охоты.

Сыновья Филиппа IV рано последовали за отцом в могилу (Проклятые Короли).»

Заметим для себя постоянную аппеляцию Моле к толпе, его умелую манипуляцию символами, выверенные позы, вызывающие ассоциации классических христианских мучеников — все это подготовка к импринту и, наконец, сам импринт — великое проклятье и закрепление — сожжение Моле. Далее процесс идет по классической цикличекой схеме. Больной Папа чувствует симптомы какой-то болезни (которых у него наверняка целый букет), все начинают считать эти симптомы началом исполнения проклятия Моле. Совершается ошибочное действие — к папе применяется крайнее средство — толченые изумруды, которое сводит его в могилу. После смерти Папы проклятие все считают уже достоверным предсказанием. Король и двор нервничают, их преследует одна неудача (ошибочное действие) за другой. Наконец, последнее ошибочное действие — нечастный случай на охоте и король мертв. Казалось бы текст проклятия исчерпан, но САИ уже набрал такую силу, что действует независимо от изначального текста. Государственная власть парализована, у населения массовая паранойя. Потребовалась смена правящей династии чтобы САИ пошел на убыль. Еще более сильный САИ был сформирован против еврейского народа после распятия Христа. Ослабел он только после геноцида евреев в гитлеровской Германии (жертвоприношение???). Надолго ли? Примерами более слабых САИ являются проклятия рода за какие-то древние преступления.

Методы борьбы против САИ.

В целом сходны со средствами против ИАИ. Разница опять — таки в масштабе и в публичности действий. Это, прежде всего, позитивный импринт. Его масштаб сильно зависит от того как далеко зашел САИ-цикл. В приведенном выше примере проклятия Моле, до смерти Папы было достаточно публичного покаяния и какого-либо взятого на себя обета для Папы и Короля, после смерти Папы — отречения короля и ухода его в монастырь, после смерти короля только смена династии стала достаточным позитивным импринтом.

Обратите внимание:  Тодд Э. После империи. Pax Americana - начало конца.

Надевание Кольца малоэффективно против САИ. Во-первых потому что качественный САИ сам по себе может представлять из себя кольцо, его не так просто снять. Во-вторых внедренные в массы иллюзорные взаимосвязи почти мгновенно становятся реальными. Масса многократно усиливает воздействие импринта на реальность (судьба Короля и Папы тому подтверждение), следовательно, одеваемое кольцо, должно быть полностью оторвано от реальности, что весьма опасно.

К удачным примерам борьбы с САИ следует отнести информационную политику властей после гибели подводной лодки «Курск». Из-за ряда изначальных ошибок руководства страны и массового сброса негативной информации зарубежными и рядом внутренних СМИ был сформирован классический САИ. По счастью реакция наших «информационных генералов» оказалась быстрой и массированной. Несколько месяцев всенародных похорон, траурные мероприятия, огромные выплаты родственникам и, наконец, транспортировка обломков «Курска» в доки для следствия — начисто вытравили воздействие САИ на объективную реальность. После любое упоминание о лодке могло вызвать лишь раздражение и шаблонные ритуалы.

Конечно, подобная методика весьма дорогостоящая, не говоря уже о том, что «массовая некрофилия» на СМИ неизбирательно вводит население в стрессовое состояние с всевозможными побочными реакциями.

3. Теорема Титаника.

14 апреля 1912 года произошла катастрофа, послужившая отправной точкой для процесса крушения европейского позитивизма и ставшая благодатным сюжетом для многочисленных фильмов-катастроф, снятых в 20 веке. Корабль Титаник по своим ТТХ считавшийся непотопляемым, сталкивается с айсбергом. Но простого лобового столкновения было недостаточно для потопления этой громадины. Капитан, пытаясь спасти корабль, совершает фатальную ошибку, отдавая команду разворота и «полный назад», в результате происходит боковое столкновение, погубившее корабль. По странному стечению обстоятельств еще в 1898 году выходит роман Моргана Робертсона «Тщетность или крушение Титана», в котором будущая катастрофа детально описывалась. События того времени интересно проанализировать с помощью теории антисистем.

Корабль изначально проектировался и позиционировался как непотопляемый — как вызов природе и торжество человека над ней. Следствием подобного позиционирования стало то, что древний страх человека перед природой был загнан в бессознательное, усиливая антисистему. И тут, как нельзя кстати, подворачивается антисистемный сценарий (роман Робертсона), могущий дать выход бессознательным напряжениям. Таким образом сформулируем Теорему Титаника:

Системы излишне позиционируемые по каким-то качествам (например, физическая неуязвимость), являются уязвимыми по отношению к антисистемным импринтам.

4. Сценарий баланса (сценарий Ермака).

В основе сценария лежит глубинное представление человека о балансе происходящих вокруг него событий (как вариант «за все надо платить свою цену»). Отсюда, человек попавший в «полосу везения», начинает беспокоиться о расплате за нее. Так этот сценарий начинает служить каналом для выхода антисистемы (антисистемным импринтом). Через какое-то время этот сценарий воплощается в реальность из-за ошибочных действий носителя импринта. В случае социального усиления импринта, «расплата» происходит особенно быстро.

В качестве контрмеры против антисистемного проявления сценария баланса можно предложить надевание какого-либо удобного Кольца. К примеру , это может быть принятие парадигмы теории вероятностей, согласно которой необязательно, что за несколькими удачами должно последовать неудачное событие, или психологической парадигмы, утверждающей, что «Ничто так не способствует успеху как успех».

Отметим, что сценарий баланса можно обернуть в свою пользу, когда ты попадаешь в «полосу неудач» — он будет работать как позитивный импринт.

5.Эффект усиления антисистемы по мере ужесточения сознательных психических ограничений

или «К каждому человеку для искушения приставлен свой бес, а к святому — сто бесов».

Эффект следует непосредственно из определения антисистемы, поэтому с теоретической точки зрения тривиален. Важны выводы. Значит ли это что «подвижник» (будем пользоваться этим условным названием, к вере это имеет очень косвенное отношение) особенно уязвим перед антисистемными импринтами? Не всегда. Если уж сознательные ограничения держатся длительное время, то должны существовать избыточные механизмы сдерживания антисистемы, а иногда и сознательного управления ею. Кроме того, «подвижник» как правило имеет при себе Кольцо, должным образом выстраивающее ИВ. Более того, выработав механизмы управления антисистемой внутри себя человек получает возможность импринтировать ее в окружающих, например, с помощью Кольца. Из эффекта усиления следует лишь, что в случае захвата антисистемой контроля над личностью «подвижника» результат будет наиболее разрушительным (и для него и для окружающих). Наиболее уязвимые для «подвижника» периоды, когда ему можно подсадить АИ:

1. Нахождение на гребне удачи. (с помощью сценария баланса)

2. В период манипуляции «подвижником» антисистемой окружающих (он сам открывается для импринта).

6. Охота на ведьм.

В некоторых случаях когда бессознательные напряжения особенно сильны антисистема может находить выход через конверсионные консорции (как правило образующими антиидентичность к текущей идеологической системе). И далеко не всегда это безобидные ритуалы и терпимое отношение к ним общества. Средневековье знало другие примеры. Сатанизм и ведовство, являющиеся сознательным воплощением католической антисистемы и сам совершал чудовищные преступления и был не менее чудовищно преследуем со стороны общества. Социум тысячами костров и миллионами сумасшедших расплачивался за абсурдную папскую идеологию, время которой уже прошло. Интересно, что большинство сжигаемых «колдунов и ведьм» сами верили, что общаются с нечистой силой. Это был сценарий, в котором и преступники и жертвы точно знали свои роли. Вопрос лишь в том, являлся ли этот сценарий написаным кем-то сознательно или «самозародился из грязи»? С точки зрения автора более вероятен первый вариант. Прежде всего потому, что массовая эпидемия ведовства прокатилась по Европе после соответствующих писем папы с описанием сатанистских обрядов (см. Альбигойские войны, в которых эти письма стали идеологическим обоснованием вторжения).

7. Террористическая идеология.

Прежде всего, постараемся определить само понятие терроризма.Терроризм как метод, терроризм как идеология.

Терроризм как метод — способ «принудительного» и дешевого (с минимальными ресурсами) привлечения внимания населения и дестабилизации социума, использующий ряд уязвимостей в европейской информационной/идеологической системе.

Что это за уязвимости?

1.Свободное и быстрое распространение информации в системе.

2. Рыночный характер подачи информации. Поставщики информации (крупные информационные агентства и телекомпании) поставляют прежде всего ту информацию, в которой имеется потребность: яркие события, серьезные эксцессы итд. Управлению подлежит только трактовка и эмоциональная окраска описываемых событий, но когда ставиться цель исключительно привлечения внимания, это уже не имеет значения.Пример: На самолете люди боятся летать существенно более чем ездить на машине, хотя вероятность гибели в автокатастрофе существенно более высокая. Причины — обыденность поездки на автомашине и большее количество информации в СМИ об авариях самолетов, чем автомашин.

Обратите внимание:  Кон И.С. Лунный свет на заре

3. Высокая ценность человеческой жизни и примат индивидуальных ценностей в подаче информации. Слезы женщин существенно более убедительны чем сухие данные статистики. «Когда гибнет один человек-это трагедия, когда гибнет миллион — это статистика.»

4.Высокий локус контроля европейской культуры. Выражается в убежденности индивидуумов и официальных лиц в том, что случайностей нет и что любую опасность можно предотвратить если предпринять соответствующие меры. В результате ответные меры по борьбе с терроризмом приносят больший вред, чем сами теракты, а после того, как эти меры не приносят ожидаемых результатов, общество имеет очередную фрустрацию. (Таких проблем никогда не могло бы возникнуть в фаталистичных восточных идеологиях)

Терроризм как идеология. Методика, о которой мы говорили выше может быть использована для достижения многих целей, чаще всего локального характера:

1. Достижение независимости области от метрополии (Ирландия, Чечня, Палестина).

2. Дестабилизации ситуации в государстве с целью свержения существующего режима.

3. Создание международной напряженности, провокация войны.

Все эти цели так или иначе достижимы, то есть позитивны (мораль к этому не имеет никакого отношения). Идеология террористов в этом случае просто совпадает с идеологией соответствующей целевой группы.

В последнее время, однако, мы все чаще сталкиваемся с терроризмом, не имеющим никаких позитивных целей, терроризмом, представляющим собой исключительно антисистемное явление.

Понятно, что террористическая методика, использующая уязвимости западной идеологической системы, как нельзя подходит для действий антисистемы, поскольку уязвимости первой — это сильные стороны второй. Так, если с одной стороны открытость и свобода распространения информации — с другой конспирация и замкнутость. С одной стороны информационный рынок — с другой информационная монополия. Ценность жизни и ее отсутствие. Высокий локус контроля и фанатический фатализм. Можно поэтому предполагать, что если есть ситуации в которых идеологическая система дает сбой, эти ситуации совершенно естественно будут использоваться антисистемой. Поэтому методика терроризма неотделима от антисистемы и можно говорить о последней как об террористической идеологии.

Следовательно, террористическая идеология это проблема преимущественно внутрицивиллизационная и для ее существования вовсе необязательно наличие каких-то внешних сил. Попытка приписать идеологии терроризма исламское или какое-то другое внешнее происхождение бессмысленно. Не будь фундаментализма, экстремистского коммунизма итп., идеологией антисистемы мог бы стать, скажем, иеговизм или саентология. Более того, бессмысленно и использование внешними силами террористических актов для победы в войне с Европой, ведь когда у Европы появиться реальный внешний враг, теракты станут всего-навсего диверсиями.

Отметим также, что мощь Европейской цивилизации является настолько преобладающей в современном мире, что даже сила Европейской антисистемы сопоставима силами других игроков цивиллизационного поля, а внутри самой культуры влиянием последних можно вообще пренебречь.

В этом смысле концепция СБП насыщенной террористической войны выглядит ошибочной. Нужно бояться не столько экспансии внешних культур, сколько проблем, созревших внутри Европейской культуры. История показывает, что мировые империи неуязвимы снаружи.

Итак мы имеем ряд слабых мест, на которых паразитирует антисистема.

Эти уязвимости не только проклятие, но и благословление европейской культуры, поэтому вопрос борьбы с терроризмом — это вопрос самого существования культуры. Можно ли в рамках имеющихся принципов выработать методику, адекватно отражающую террористическую угрозу, а если нет, каким образом нужно изменить эти принципы, чтобы сохранялась преемственность культур?

На этот вопрос мы и постараемся ответить.

Вариант 1: Перманентная война.

Вариант состоит в нахождении внешнего врага, все действия антисистемы приписываются именно ему. Гипотеза СБП является хорошим идеологическим основанием этого варианта. Вариант крайне дорогой, но позволяющий избежать фрустраций внутри социума. Ведь на каждый теракт служит ответом адекватный удар по врагу. Минусом является усиление внешнего врага за счет ресурсов антисистемы, да и не так просто сейчас найти достойного противника (взять хотя бы ситуацию вокруг Ирака).

С течением времени антивоенные настроения будут расти, войну приходиться завершать победным или не очень миром, затем все повторяется заново.

Вариант 2 (гипотетический): Перманентный терроризм. Суть варианта сведения теракта к уровню обыденности. Теракты становятся настолько частым явлением (как, скажем, убийства на бытовой почве), что перестают попадать на первые полосы газет. Террористы дистанцируются от любой идеологической системы, объявляются больными особым психическим заболеванием, скажем, социопатическим психозом. Здесь важно подчеркнуть стихийный характер возникающей угрозы, ее спонтанность. Террористы в этом варианте не убиваются, они «лечатся» как сумасшедшие. Выработка методологии такого «лечения» задача настолько увлекательная, что представляет сама по себе интерес в общецивиллизационном плане, а для данной конкретной задачи борьбы с терроризмом достаточно лишь чтобы «вылеченные» позиционировались как преображенные личности.Минусами этого варианта является увеличения процента психических заболеваний (причем вполне реальных, а не выдуманных), проявления «общественной паранойи», возможны эксцессы вроде охоты на ведьм итп.

Вариант 3 (гипотетический) : Выдача индульгенций. В этом варианте создается иллюзия неуязвимости индивидуума, привязанная к тому или другому предмету или символу. Лучшим вариантом индульгенции конечно была бы страховка, но, к сожалению, субъективная стоимость человеческой жизни (своей) как правило бесконечна и в данном вопросе страховка не поможет. Место в раю в наше время устроит тоже немногих. (Хотя канонизация мучеников, погибших в результате терактов, не помешала бы).Интересный вариант предложил Переслегин: обязательное ношение оружия. Конечно, это не будет серьезным препятствием для совершения теракта как события, но создаст иллюзию контроля ситуации у тех, кто теракту не подвергался, стало быть уменьшает напряженность в обществе. Понятные издержки: выдавать оружие гражданам при высоком уровне национальной паранойи это все равно что курить на бензоколонке. Может пронести, а может и…

Создание универсальной «индульгенции» вопрос очень непростой и затрагивает фундаментальную мифологию европейской культуры, но его можно решить, не затрагивая основных ее принципов . В качестве решения можно рассмотреть обязательное клонирование погибших в результате терактов с соответствующим мифологическим обоснованием.

Однако главным способом борьбы с антисистемой остается изменение своей КМ в соответствии с реальностью и гармонии с собой.

Будьте бдительны!

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

(Просмотров: 60)
Категории Библиотека, метки , . Постоянная ссылка.

Новое

13.08.2019 - Іванова Я.В. Адаптивність як психологічний чинник пасіонарності особистості ... 12.08.2019 - Таказов Ф.М. Очерки по демонологии народов Северного Кавказа ... 08.08.2019 - Сулимов С.И. Богомильство: антисистема на Балканах ... 07.08.2019 - Слюсар В.М. Громадянська участь пасіонаріїв як агентів «міфічного насилля» у соціальних трансформаціях ... 05.08.2019 - Боровой А.А. Современное масонство на Западе ... 01.08.2019 - Ищенко Н. Антисистемы как фактор разрушения культуры в современных условиях ... 31.07.2019 - Сулимов С.И., Плотникова А.В., Черных В.Д. Антисистема как социальный феномен (на примере богомильской ереси) ... 30.07.2019 - Bodin J. De la démonomanie des sorciers ◊ On the Demon-Mania of Witches ... 29.07.2019 - Рид Д. Спор о Сионе ... 28.07.2019 - Звук через HDMI и проприетарный драйвер nVidia в Ubuntu ... 26.07.2019 - Эко У. История уродства ... 25.07.2019 - Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада ... 24.07.2019 - Нуортева Ю. Принимали ли финские добровольцы СС участие в военных преступлениях? ... 22.07.2019 - Дукельский С.С. ЧК на Украине ... 19.07.2019 - Потапов С.М., Эйсман А.А. Борьба с диверсантами ... 17.07.2019 - Белашева И.В., Ершова Д.А., Есаян М.Л. Психология терроризма ... 16.07.2019 - Острецов В.М. Масонство, культура и русская история. Историко-критические очерки. ... 15.07.2019 - Леонидов А. Либерализм как деструктивная секта ... 11.07.2019 - К гражданам РФ относятся хуже, чем к пленным немцам ... 09.07.2019 - Генопоиск: статьи о татарах ... на главную

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *