Либеральная критика ПТЭ

Материал из Теория антисистем
(перенаправлено с «Либеральная критика»)
Перейти к: навигация, поиск

Либеральная критика пассионарной теории этногенеза Л.Н. Гумилева.

Критика теории Гумилева со стороны либеральных обществоведов стала появляться с начала 1990-х г.г. и является к настоящему моменту основным направлением критики взглядов Льва Николаевича. Характерными ее образцами являются работы Льва Самуиловича Клейна (р. 1927 г.) и Александра Львовича Янова (р. 1930 г.). По утверждению Л.С. Клейна, «Гумилев – не естествоиспытатель. Он мифотворец. Причем лукавый мифотворец – рядящийся в халат естествоиспытателя», а открытое им этническое поле – сродни «полям» экстрасенсов, телепатов, парапсихологов, астрологов и других представителей «оккультных наук». Как говорит Клейн, из созданной Гумилевым «фантастики» тот извлекает небезобидные выводы, а именно – «сортирует народы по их биологическим качествам. Так, некоторым народам он приписывает алчность, страсть к торгашеству и считает это их наследственной чертой. Ребенок родился, а у него уже в крови – алчность … А другому, если он другой национальности, на роду написано стать героем». По мнению Клейна, мораль Гумилева – это мораль апартеида, а все его представления о пассионарности и этнологии – антигуманистические, т.к. оправдывают агрессии и завоевания. Популярность Гумилева в широких кругах Клейн считает чем-то сродни популярности Пикуля, его взгляды в целом характеризует как упрощенные, вульгарные и пошловатые. В представлении Клейна, причиной такой неудачи Гумилева была система, существовавшая в нашей стране, а именно то, что трижды его научные поиски сменялись годами тюрьмы и лагеря. В результате, как полагает Клейн, перерывы в профессиональной подготовке и в карьере исследователя, длительная изоляция нарушили нормальное развитие научных способностей и профессиональных качеств ученого, и в условиях преследования и жестокой борьбы у него сложился психологический комплекс гонимого пророка и догматизм, а бесчеловечность среды незаметно вошла в плоть и кровь его теории и сделала эту теорию также бесчеловечной. Как считает Клейн, у Гумилева присутствует идея, что одним пассионарность «на роду написана», а другим от рождения суждено влачить жалкое существование, оставаясь серой массой. И это представление Клейн называет исконным убеждением криминальных элементов и философским оправданием их паразитизма. По его мнению, геополитические и этногенетические принципы Гумилева имеют параллель в принципах воровского мира, его жестокости, черствости и отсутствии жалости, а якобы имеющееся у Гумилева недоверие к инородцам льстит самым непристойным чувствам и низшим слоям коллективного самосознания. Как резюмирует Клейн, «теория этногенеза и пассионарности родилась как выражение психологии люмпенов. А так как наше общество за семь последних десятилетий сильно люмпенизировалось, то в нем создалась база для быстрого и некритического восприятия проповедей Гумилева». Этим Клейн и объясняет популярность и широкое распространение в обществе гумилевской теории.

Близкие взгляды высказывает еще один либеральный критик пассионарной теории этногенеза – историк А.Л. Янов. По мнению Янова, ключ к вредной сущности взглядов Гумилева также лежит в его биографии. Как считает Янов, люди, подобные Гумилеву, были погребены «под глыбами вездесущей цензуры, они оказались отрезанными от мировой культуры и вынуждены были создавать свой собственный, изолированный и монологичный “мир”», а также до такой степени привыкли к эзопову языку, что он постепенно стал для них родным. Жизнь Гумилева в Советском Союзе и само его мышление Янов называет катакомбным. Связывая Гумилева с евразийством, критикует Янов и евразийцев, которых, по его мнению, антизападная ориентация «привела … в лагерь экстремистского национализма, а затем к вырождению в реакционную эмигрантскую секту». Упрекает Янов Гумилева и в том, что тот якобы был марксистом, признавал диалектический и исторический материализм и цитировал Маркса в своих работах. Недоволен он и взглядом Гумилева на монгольское иго, точнее тем, что монголы в гумилевских работах оказываются спасителями Руси от западной агрессии. Также по словам Янова, недостаток теории Гумилева заключается в том, что он не указывает в своих работах наличие пассионарных толчков за последние шесть веков – для Янова это является еще одним свидетельством того, что что-то не в порядке в теории. В общем же, согласно точке зрения Янова, теория Гумилева может стать идеальным фундаментом российской «коричневой» идеологии, потому что синтезирует жесткий детерминизм с вполне волюнтаристской пассионарностью, основывается на ненависти к Западу, а также - подчеркивает приоритет этноса над личностью.

Как следует оценить сущность либеральной критики Гумилева? Целый ряд ее положений просто напрашиваются на то, чтобы их опровергнуть. Так, никакой сортировки народов по биологическим качествам у Гумилева, конечно же, нет. Кто, как не Лев Николаевич, положил свою научную жизнь на доказательство равноценности всех этносов? Традиции, присущие различным народам, Гумилев, разумеется, признает, однако очевидно, что отрицать их как таковые в принципе невозможно. Чем бы занималась наука этнография, если бы не существовало национальных особенностей, в том числе – в сфере менталитета и духовной культуры? Можно вспомнить, что и такой вполне западнический, казалось бы, мыслитель, как Чаадаев, утверждал, что народы, как и отдельные люди – существа нравственные. Никогда Гумилев не называл и непассионарных людей серой массой: наличие пассионарности не является по Гумилеву единственным фактором, определяющим судьбу человека – есть и другие. А массы, т.е. простой народ, по Гумилеву содержит в себе в том числе и пассионарных личностей. Обвинение Льва Николаевича в приверженности марксизму вызывает чувство недоумения. Пассионарные толчки за последние несколько столетий Гумилев действительно не указывает, однако это не значит, что их не было. Гумилев использовал в своих трудах такое понятие, как «аберрация близости»: чтобы не впадать в такую аберрацию, т.е. не совершить ошибку при описании масштабных исторических явлений, он и не пытался заниматься выявлением таких толчков в недавнем прошлом. Известно высказывание Гумилева, что из этих соображений он вообще не занимался историей позднее XVIII в. Превосходство этноса над личностью Янов видит в утверждении Гумилева, что этнос – более сложная система, чем человек. Однако, это странная логическая цепочка. Разумеется, этнос – это более сложная система, хотя бы потому, что более масштабная. Но что из этого следует? Человечество – еще более масштабная система, чем народ, однако такое утверждение едва ли будет означать в чьих-либо глазах оправдание космополитизма.

Таким образом, либеральную критику Гумилева нельзя считать серьезной. Те ее составляющие, которые поддаются анализу – могут быть легко опровергнуты. Однако большинство либеральных выпадов в адрес Льва Николаевича просто не подлежат рассмотрению. Катакомбный ученый, «коричневый», тоталитарное мышление, неофашизм, лукавый мифотворец, люмпен, реакционер, нацистская идеология, экстремистский национализм – здесь приходится сталкиваться с банальным навешиванием оскорбительных ярлыков. В чем же причина такого резкого неприятия гумилевской теории этногенеза либералами? По-видимому, как и в случае с марксистами, Гумилев отрицает основы их мировоззрения. Для Гумилева история человечества – это, прежде всего, история этносов и их развития. Для либералов же, как и для марксистов, история протекает в интернациональных формах. Правда, если для марксистов основное значение имеет смена общественных формаций и классовая борьба, то для либералов – «общечеловеческие ценности», но общий подход все равно один. Однако, по сравнению с марксистской критикой Гумилева, выпады со стороны либералов носят очевидно более агрессивный, нетерпимый, злой характер. Возникает вопрос: почему так получилось? По-видимому, причина этого в том, что марксисты, хотя и были по идеологии интернационалистами, но жили все же в советском государстве, и, соответственно, должны были, так или иначе, исповедовать патриотические ценности. Либералы же вышли на свет в период, когда Советский Союз рухнул, они не придерживаются традиций патриотизма (пусть и ограниченно толкуемого) и их взгляды не связаны каким-либо признанием ценности нашего народа, его истории, России вообще. Основой взглядов многих современных российских либералов является полное отрицание значимости этих понятий, которые так уважительно и любовно рассматривает в своих работах Гумилев. Это и объясняет накал либеральной критики пассионарной теории этногенеза.

ЛИТЕРАТУРА

  • Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л.: Гидрометеоиздат, 1990.
  • Гумилев Л.Н. География этноса в исторический период. Л.: Наука, 1990.
  • Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М.: Мысль, 1989.
  • Гумилев Л.Н. От Руси до России. М.: ДИ-ДИК, 1997.
  • Гумилев Л.Н. Биография научной теории, или Автонекролог \\ Знамя. 1988. №4. С. 202 – 216.
  • Гумилев Л.Н. Авторский замысел и сила открытия \\ Студенческий меридиан. 1988. Апрель. С. 17 – 19.
  • Гумилев Л.Н. Г.Е. Грумм-Гржимайло и рождение науки об этногенезе \\ Природа. 1976. №5. С. 112 – 121.
  • Гумилев Л.Н. Биосфера и импульсы сознания \\ Природа. 1978. №12. С. 97 – 105.
  • Гумилев Л.Н. Внутренняя закономерность этногенеза. (Ландшафт и этнос. XIV) \\ Вестник ЛГУ. 1973. Сер. Геология и география. №16. С. 94 – 103.
  • Гумилев Л.Н. Изменения климата и миграции кочевников \\ Природа. 1972. №4. С. 44 – 52.
  • Гумилев Л.Н. История – наука естественная, или Визит к профессору Гумилеву \\ Сельская молодежь. 1988. №2. С. 44 – 49.
  • Гумилев Л.Н. Мифы и реальность этносферы \\ Дружба народов. 1989. №11. С. 195 – 199.
  • Гумилев Л.Н. О соотношении природы и общества согласно данным исторической географии и этнографии. (Ландшафт и этнос. X) \\ Вестник ЛГУ. 1970. Сер. Геология и география. №24. С. 39 – 49.
  • Гумилев Л.Н. О странном неприятии географии \\ Известия Всесоюзного географического общества. 1971. Т. 103, вып. 3. С. 263 – 267.
  • Гумилев Л.Н. По поводу теории этногенеза \\ Известия Всесоюзного географического общества. 1986. Т. 119, вып. 3. С. 285.
  • Гумилев Л.Н. Социально-этнические проблемы и природа \\ Человек и природа. 1988. №10. С. 3 – 14.
  • Гумилев Л.Н. Судьба теории и зигзаги истории \\ Человек и природа. 1988. №10. С. 63 – 71.
  • Гумилев Л.Н. Сущность этнической целостности. (Ландшафт и этнос. XII) \\ Вестник ЛГУ. 1971. Сер. Геология и география. №24. С. 97 – 106.
  • Гумилев Л.Н. Этногенез в аспекте географии. (Ландшафт и этнос. IX) \\ Вестник ЛГУ. 1970. Сер. Геология и география. №12. С. 83 – 93.
  • Гумилев Л.Н. Этногенез и этносфера \\ Природа. 1970. №1. С. 46 – 55. №2. С. 43 – 50.
  • Гумилев Л.Н. Этногенез – природный процесс \\ Природа. 1971. №2. С. 80 – 82.
  • Гумилев Л.Н. Этнология и историческая география. (Ландшафт и этнос. XIII) \\ Вестник ЛГУ. 1972. Сер. Геология и география. №18. С. 70 – 80.
  • Гумилев Л.Н. Этнос: мифы и реальность \\ Дружба народов. 1988. №10. С. 219 – 231.
  • Гумилев Л.Н. Этнос – состояние и процесс. (Ландшафт и этнос. XI) \\ Вестник ЛГУ. 1971. Сер. Геология и география. №12. С. 86 – 95.
  • Гумилев Л.Н. Этносы в биоценозе \\ Человек и природа. 1988. №10. С. 15 – 62.
  • Гумилев Л.Н. Этносфера как одна из оболочек Земли \\ Ученые записки Ленинградского университета. Л.: Издательство ЛГУ, 1977. Вып. 25: Вопросы физической географии и палеографии. С. 24 – 32.
  • Гумилев Л.Н. Год рождения 1380 \\ Декоративное искусство. 1980. №12. С. 35 – 36.
  • Гумилев Л.Н. Меня называют евразийцем… \\ Наш современник. 1991. №1. С. 132 – 141.
  • Гумилев Л.Н. Может ли произведение изящной словесности быть историческим источником? \\ Русская литература. 1972. №1. С. 73 – 82.
  • Гумилев Л.Н. Монголы XIII в. и «Слово о полку Игореве» \\ Доклады Географического общества СССР. Л., 1966. Вып. 2. С. 55 – 80.
  • Гумилев Л.Н. Несторианство и Русь \\ Доклады Географического общества СССР. Л., 1967. Вып. 5. С. 5 – 24.
  • Гумилев Л.Н. Сила эпохи \\ Декоративное искусство. 1989. №7. С. 34 – 35.
  • Гумилев Л.Н. Скажу вам по секрету, что если Россия будет спасена, то только как евразийская держава \\ Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии. Эпохи и цивилизации. М.: Экопрос, 1993. С. 25 – 32.
  • Гумилев Л.Н. Эпоха Куликовской битвы \\ Огонек. 1980. №36. С. 16 – 17.
  • Гумилев Л.Н. Этнос, история, культура \\ Декоративное искусство. 1989. №4. С. 32 – 33.
  • Клейн Л.С. Горькие мысли «привередливого рецензента» об учении Л.Н. Гумилева \\ Нева. 1992. №4. С. 228 – 246.
  • Янов А.Л. Учение Льва Гумилева \\ Свободная мысль. 1992. №17. С. 104 – 116.
  • Шнирельман В.А. Евразийцы и евреи \\ Вестник Еврейского университета в Москве. 1996. №1(11). С. 4 – 45.
  • Шнирельман В.А. Наука и этика, или Могут ли ученые избежать ксенофобии? \\ Антропология академической жизни: адаптационные процессы и адаптивные стратегии. М.: Интер-принт, 2008. С. 68 – 81.
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты
free counters