Колчак, Александр Васильевич

Материал из Теория антисистем
Перейти к: навигация, поиск
А. В. Колчак

Содержание

Алекса́ндр Васи́льевич Колча́к (4 ноября 18747 февраля 1920) — русский морской офицер, адмирал. Глава Белого движения, Верховный правитель Российского государства (19181919). Полярный исследователь и ученый-океанограф, yчастник экспедиций 19001903 годов (награждён Русским географическим обществом Большой Константиновской медалью). Участник Русско-японской, Первой мировой войн и Гражданской войны.

Происхождение

Род Колчаков имеет южнославянское (сербское или хорватское) происхождение. Первым широко известным его представителем был турецкий военачальник Илиас Колчак-паша (Кальчак-паша), комендант крепости Хотин, взятый в плен фельдмаршалом Х. А. Минихом. После окончания войны Колчак-паша поселился в Польше, а в 1794 году его потомки переселились в Россию.

Одним из представителей этого рода был Василий Иванович Колчак (18371913), офицер морской артиллерии, генерал-майор по Адмиралтейству. Обер-офицерское звание В. И. Колчак выслужил тяжёлым ранением при обороне Севастополя во время Крымской войны 18531856 годов: он оказался одним из семерых выживших защитников Каменной башни на Малаховом Кургане, которых французы после штурма нашли среди трупов. После войны он закончил Горный институт в Петербурге и вплоть до отставки служил приёмщиком Морского министерства на Обуховском заводе, имея репутацию человека прямого и крайне щепетильного.

Учёба

В 1894 году Александр Колчак, показавший выдающиеся успехи в науках, отказался от права быть первым в своём выпуске и просил не заносить его имени на мраморную доску перед парадной лестницей Морского кадетского корпуса, настояв на том, чтобы этой чести был удостоен один из его товарищей.

Экспедиция Толля

Шхуна «Заря»

Первые годы службы молодого мичмана проходили в Кронштадте. В это время он изучал полярные моря и мечтал об участии в антарктической экспедиции. В 1899 знаменитый исследователь севера, барон Эдуард Васильевич Толль пригласил Колчака гидрологом в экспедицию на шхуне «Заря», целью которой было изучение морских течений в Карском и Восточно-Сибирском морях Северного Ледовитого океана, а также исследование уже известных и поиск новых островов в этой части Арктики, а в случае удачи — открытие «большого материка» («Арктиды», Земли Санникова), в существование которого Толль свято верил. В этой экспедиции Колчак провёл два года и две тяжёлые зимовки.

Во время зимовки Толль вместе с Колчаком совершили 40-дневный санно-лыжный поход к мысу Челюскин. Один из описанных и положенных на карту Колчаком островов в Таймырском заливе Толль назвал островом Колчака (в 1924 году остров был переименован в остров Расторгуева).

Весной 1902 года, когда Толль отправился дальше на север, Колчак был командирован в Петербург с тем, чтобы доставить в столицу уже собранные исследователями материалы. На следующий год Колчаку пришлось возглавить новую экспедицию, снаряжённую для поисков пропавшего во льдах Толля и его спутников. Колчаку удалось обнаружить место последней стоянки Толля, его дневники и другие материалы пропавшей экспедиции.

Русско-японская война

В декабре 1903 года 27-летний лейтенант Колчак, измученный полярной экспедицией, отправился в обратный путь в Петербург, где собирался обвенчаться со своей невестой Софьей Омировой. Неподалеку от Иркутска его застало известие о начале Русско-японской войны. Он вызвал отца и невесту телеграммой в Сибирь и сразу после венчания отбыл в Порт-Артур.

Командующий Тихоокеанской эскадрой адмирал С. О. Макаров предложил ему служить на броненосце «Петропавловск», с января по апрель 1904 года являвшемся флагманом эскадры. Колчак отказался и попросил назначения на быстроходный крейсер «Аскольд», что спасло ему жизнь. Через несколько дней «Петропавловск» подорвался на мине и стремительно затонул, унеся на дно более 600 матросов и офицеров, в том числе самого Макарова и знаменитого художника-баталиста В.В. Верещагина. Вскоре после этого Колчак добился перевода на миноносец «Сердитый», а к концу осады Порт-Артура ему пришлось командовать батареей на сухопутном фронте, так как тяжелейший ревматизм — следствие двух полярных экспедиций — заставил его покинуть корабль. За этим последовало ранение, сдача Порт-Артура и японский плен, в котором Колчак провёл четыре месяца. По возвращении был награждён георгиевским оружием — золотой саблей «За храбрость».

Возрождение русского флота

Освободившись из плена, Колчак получил звание капитана второго ранга. Главной задачей группы морских офицеров и адмиралов, в которую вошёл и Колчак, стало возрождение российского военно-морского флота, поскольку после Русско-японской войны германскому флоту на Балтике — более 20 броненосцев и 50 крейсеров — противостояли всего два уцелевших русских броненосца и 8 крейсеров.

Прежде всего был создан Морской Генеральный штаб, взявший на себя непосредственную боевую подготовку флота. Затем была составлена судостроительная программа. Для получения дополнительных ассигнований офицеры и адмиралы активно лоббировали свою программу в Думе. Строительство новых кораблей продвигалось медленно — 6 линкоров, более 10 крейсеров и несколько десятков эсминцев и подводных лодок вступили в строй только в 19151916 гг., в разгар Первой мировой войны, а некоторые из заложенных в то время кораблей достраивали уже в 1930-е годы (буквально все линкоры, половина крейсеров и треть эсминцев советского Военно-морского флота были построены по программе, разрабатывавшейся с участием Колчака).

Учитывая значительный численный перевес потенциального противника, Морской генштаб разработал новый план защиты Петербурга и Финского залива — при угрозе нападения все корабли Балтийского флота по условленному сигналу должны были выйти в море и выставить в устье Финского залива 8 линий минных заграждений, прикрывавшихся береговыми батареями.

Капитан Колчак сам принимал участие в проектировании специальных ледокольных судов. В 1909 он опубликовал монографию, обобщавшую его гляциологические исследования в Арктике, — «Лёд Карского и Сибирского морей» (Записки Императорской академии наук. Сер. 8. Физ.-мат. отд-ние. СПб., 1909. Т.26, №1.).

В 1912 Колчак переходит служить на Балтийский флот — здесь совместно с командующим флотом адмиралом Эссеном они готовят планы выставления минных заграждений у побережья Германии.

Первая мировая война

Для защиты столицы от возможного нападения германского флота Эссен и Колчак в ночь на 18 июля 1914 выставили минные заграждения в водах Финского залива, не дожидаясь формального разрешения морского министра и Николая II.

После того, как немцы сосредоточили свои главные военно-морские силы на борьбе с англичанами в Северном море, командование Балтийского флота направило к германским берегам несколько корабельных групп. В 19141915 гг. эсминцы и крейсера под командованием Колчака выставили мины у побережья Данцига (Гданьска), Пиллау (современный Балтийск) и даже у острова Борнхольм. На них подорвались немецкие крейсера «Фридрих Карл», «Бремен» и «Газелле», а также несколько меньших кораблей и 23 транспорта.

В июле 1916 Колчака произвели в вице-адмиралы и назначили командующим Черноморским флотом. Его корабли, разделённые на несколько отрядов, нанесли ряд ударов по побережью Турции и выставили мины у входа в Босфор. В Севастополе уже готовился десант для захвата Константинополя и босфорских проливов, однако осуществить эту операцию помешала Февральская революция 1917 года.

В июне 1917 Севастопольский совет попытался арестовать офицеров, заподозренных в "контрреволюции", и отобрать у Колчака Георгиевское оружие. Адмирал предпочёл выбросить клинок за борт. Через три недели водолазы подняли его со дна и вручили Колчаку, выгравировав на лезвии надпись: «Рыцарю чести адмиралу Колчаку от Союза офицеров армии и флота». В августе адмирала вызвали в Петроград, где он подал в отставку, после чего уехал в США в составе морской миссии Временного правительства.

Гражданская война

Весной 1918 Колчак недолго состоял членом правления КВЖД, командующим русскими вооружёнными силами в полосе отчуждения дороги, на этом посту его сменил генерал Хорват.

13 октября 1918 года прибыл в Омск. 4 ноября Колчака пригласили на должность военного и морского министра в состав Совета министров так называемой «Директории» — находившегося в Омске объединённого антибольшевистского правительства, где большинство составляли эсеры. В ночь на 18 ноября 1918 года в Омске произошёл переворот — казачьи офицеры арестовали четырех эсеров-руководителей Директории во главе с её председателем Н. Д. Авксентьевым. В сложившейся обстановке Совет министров — исполнительный орган Директории — объявил о принятии на себя всей полноты верховной власти и затем постановил вручить ее одному лицу, присвоив ему титул Верховного Правителя Российского государства. Тайным голосованием членов Совмина на данный пост был избран Колчак. Адмирал заявил о своём согласии на избрание и первым же своим приказом по армии объявил о принятии на себя звания Верховного Главнокомандующего.

Обращаясь к населению, Колчак заявил:

«Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю, что не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности».

Далее Верховный Правитель провозглашал цели и задачи новой власти. Первой, наиболее актуальной задачей называлось укрепление и повышение боеспособности армии. Второй, неразрывно с первой связанной — «победа над большевизмом». Третьей задачей, решение которой признавалось возможным лишь при условии победы, провозглашалось «возрождение и воскресение погибающего государства». Вся деятельность новой власти объявлялась нацеленной на то, чтобы «временная верховная власть Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего могла бы передать судьбу государства в руки народа, предоставив ему устроить государственное управление по своей воле».

Почтовая марка с портретом Колчака. Екатеринодар (?),
1919 г.

Нежелание глубоко вникать в политические, вернее - идеологические, вопросы было характерно для Колчака. Он искренне надеялся, что под знаменем борьбы с большевизмом ему удастся объединить самые разнородные политические силы и создать новую твёрдую государственную власть. Поначалу положение на фронтах благоприятствовало этим планам. В декабре 1918 года Сибирская армия заняла Пермь, имевшую важное стратегическое значение и существенные запасы военного снаряжения. В марте 1919 войска Колчака развернули решительное наступление на Самару и Казань, в апреле заняли весь Урал и приблизились к Волге. Однако Соединённые Штаты, Япония, Великобритания и Франция, несмотря на обещания и полученные в оплату средства, неизменно затягивали предоставление остро необходимого Колчаку вооружения, военной техники и снаряжения, не говоря о реальной помощи действующими воинскими контингентами.

В этих условиях уже в мае войска армии Колчака были вынуждены оставить Уфу, Екатеринбург и Челябинск. Потеря Урала роковым образом сказалось на его судьбе.

Репрессии

Крестьянство Сибири, настроенное к советской власти скорее благосклонно (поскольку еще ее не видело, и судило о ней только по обещаниям "все поделить"), было крайне недовольно товарным дефицитом, практикой восстановления сбора податей, борьбы с самогоноварением и проведением мобилизаций.

На Алтае, под Ишимом и Минусинском большевистской и и эсеровской агентурой были инициированы массовые крестьянские восстания, которые дезорганизовали тыл армии Колчака. В условиях тотальной нехватки боеприпасов и свободных воинских частей, попытки жёсткого подавления мятежей значительного успеха не имели.

Золотой запас

В 1918 году вооруженный мятеж Чехословацкого корпуса изменил всю картину начавшейся Гражданской войны в России, прежде всего в Сибири и на Дальнем Востоке. Чехословаками при поддержке местных сил была захвачена вся Сибирская железнодорожная магистраль от Волги до Владивостока. В Казани был захвачен золотой запас России (номинально уже «приватизированный» большевиками), переданный через некоторое время Всероссийскому правительству Колчака.

Позже Верховный правитель России оказался фактически арестован, а золотой запас Российского государства был объявлен «военной добычей» чехословаков. Однако вывезти и Колчака, и золото во Владивосток чехословакам не удалось. Несколько позднее командование чехословаков формально согласилось оставить в Иркутске золотой запас, но в реальности значительная его часть была уже разворована чехословаками. «Золотой эшелон» был отправлен из Иркутска в обратную сторону под охраной батальона красноармейцев 262-го полка 30-й стрелковой дивизии. Ответственность за доставку эшелона возлагалась на представителя Особого отдела ВЧК при 5-й Армии А. А. Косухина.

За время пребывания в Омске золотой запас заметно уменьшился. Колчак истратил на закупку оружия и военного снаряжения в США, Японии, Великобритании и Франции, на содержание армии и государственного аппарата из золотого запаса, по приблизительным подсчетам, 11,5 тысяч пудов золота, или около 242 миллионов золотых рублей. Больше всего досталось Великобритании — 2883 и Японии — 2672 пуда золота. США было передано 2118, и Франции — 1225 пудов золота[1].

Поражение и смерть

Осенью 1919 колчаковский фронт стремительно покатился на восток.

4 января 1920 в Нижнеудинске адмирал А. В. Колчак подписал свой последний Указ, в котором передал полномочия «Верховной Всероссийской Власти» А. И. Деникину. Впредь до получения указаний от А. И. Деникина «вся полнота военной и гражданской власти на всей территории Российской Восточной Окраины» предоставлялась генерал-лейтенанту Г. М. Семёнову.

15 января 1920 адмирал А. В. Колчак был номинально арестован в Иркутске представителями эсеро-меньшевистского "Политического центра", которым его передали чехословаки. 7 февраля 1920, выполняя переданный по телеграфу из Москвы секретный приказ председателя Совнаркома В. И. Ульянова-Ленина, руководимый большевиками и левыми эсерами Иркутский военно-революционный комитет приговорил Колчака к расстрелу.

Согласно наиболее распространённой версии произошедшего, адмирал расстрелян по приговору Иркутского Ревкома, санкционированному большевистским центром вместе с бывшим председателем Совета министров Российского правительства В. Н. Пепеляевым на льду реки Ушаковки близ Знаменского женского монастыря, а их тела бросили в прорубь.

Непосредственно перед самым расстрелом адмирал А. В. Колчак сказал, что по уставу командовать расстрельной командой должен офицер, имеющий звание не ниже звания расстреливаемого. Солдаты-большевики замешкались и не знали, что делать дальше. Тогда адмирал А. В. Колчак сказал присутствующим, что только один человек из присутствующих может руководить расстрелом - он сам. После команды Колчака приговор был приведен в исполнение.

Память

В конце Гражданской войны на Дальнем Востоке и в последующие годы в эмиграции 7 февраля — день расстрела адмирала — отмечался панихидами в память «убиенного воина Александра» и служил днём поминовения всех павших участников Белого движения на востоке страны, прежде всего погибших в ходе трагического отступления колчаковской армии зимой 1919—1920 гг. (так называемого «Сибирского Ледяного похода»). Имя Колчака высечено на памятнике героям Белого движения («Галлиполийском обелиске») на парижском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа.

В СССР со времён Гражданской войны само имя Колчака и слово «колчаковщина» на долгие годы было превращено в символ жестокости и «буржуазно-монархической реакции». О научных и боевых заслугах адмирала даже не упоминалось. Вспомнили о них только в постсоветское время, когда Дума Таймырского автономного округа постановила вернуть имя Колчака острову в Карском море, на здании Морского корпуса в Санкт-Петербурге была открыта мемориальная доска, а в Иркутске — памятник адмиралу. Однако идеологическая реабилитация и героизация лидера антибольшевистского движения, трактовка Колчака как позитивного персонажа российской истории вызывает негативную реакцию ориентированной на советские и левые идеалы части российского общества, помнящей не только боевые заслуги Колчака, но и репрессии, а также растрату золотого запаса и сотрудничество с интервентами.

Дело о юридической реабилитации

Вопрос о юридической реабилитациии А. В. Колчака был впервые поставлен в середине 1990-х годов, когда ряд общественных организаций и частных лиц (в том числе академик Д. С. Лихачев, адмирал В. Н. Щербаков и др.) заявили о необходимости оценки законности смертного приговора адмиралу, вынесенного большевистским Иркутским военно-революционным комитетом.

В 1998 году С. Зуев, руководитель Общественного фонда по созданию храма-музея в память о жертвах политических репрессий направил в Главную военную прокуратуру заявление о реабилитации Колчака, которое дошло до суда. В январе 1999 года военный суд Забайкальского военного округа признал А. В. Колчака не подлежащим реабилитации, так как, с точки зрения военных юристов, несмотря на свои широкие полномочия адмирал не остановил проводимого его контрразведкой террора в отношении гражданского населения.

Защита адмирала с этими доводами не согласилась. Иеромонах Никон (Белавенец), руководитель организации «За Веру и Отечество» обратился в Верховный суд с просьбой о внесении протеста на отказ в реабилитации А. В. Колчака. Протест был передан в Военную коллегию Верховного суда, которая, рассмотрев дело в сентябре 2001 года, приняла решение — не отменять решение Военного суда ЗабВО. Члены Военной коллегии постановили, что заслуги адмирала в дореволюционный период не могут служить основанием для его реабилитации: Иркутский военно-революционный комитет приговорил адмирала к расстрелу за организацию военных действий против советской России и массовые репрессии в отношении мирного населения и красноармейцев, и, следовательно, был прав.

Защитники адмирала решили обратиться в Конституционный суд, который в 2000 году постановил, что суд Забайкальского военного округа не имел права рассматривать дело «без извещения осужденного или его защитников о времени и месте судебного заседания». Поскольку суд ЗабВО в 1999 году рассматривал дело о реабилитации Колчака в отсутствие защитников, то, согласно решению Конституционного суда, дело должно быть рассмотрено вновь, уже с непосредственным участием защиты.

В 2004 году Конституционный суд, как высшая судебная инстанция России, признал, что дело о реабилитации белого военачальника времен Гражданской войны не может быть закрыто, как ранее постановил Верховный суд. Члены Конституционного суда усмотрели, что суд первой инстанции, где впервые был поставлен вопрос о реабилитации адмирала, нарушил юридическую процедуру.

Процесс юридической реабилитации А. В. Колчака вызывает неоднозначное отношение и той части общества, которая, в принципе, положительно оценивает эту историческую фигуру. В 2006 году губернатор Омской области Л. К. Полежаев заявил, что А. В. Колчак не нуждается в реабилитации, так как «время его реабилитировало, а не военная прокуратура».

Аннотированная библиография

Источники

  • Допрос Колчака / Публ. и предисловие К.А. Попова. Л.: Гиз, 1925. Существуют многочисленные переиздания, полностью, либо частично воспроизводящие текст по этой советской публикации (например: Допрос Колчака // Арестант пятой камеры. М., 1990; Колчак А. В.: Последние дни жизни / Сост. Г. В. Егоров. Барнаул, 1991). Другой текст, несколько отличающийся, опубликован И. В. Гессеном: Протоколы допроса адмирала Колчака чрезвычайной следственной комиссией в Иркутске в январе — феврале 1920 г. // Архив русской революции. М., 1991. Кн. 5. Т. 10. С. 177—321.
  • Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. В 2-х тт. Пекин: Общество Возрождения в г. Харбин, 1921. Наиболее информативные мемуары о Белом движении на востоке России.
  • Иностранцев М. А. Адмирал А. В. Колчак и его катастрофа. Воспоминания. Прага, 1922.
  • Колчак Р. Адмирал Колчак. Его род и семья (из семейной хроники) // Военно-исторический вестник (Париж). 1959. №№ 13-14, 1960. № 16.
  • Князев В. В. Жизнь за всех и смерть за всех: Записки личного адъютанта Верховного правителя адмирала Колчака ротмистра В. В. Князева. Тюмень, Киров. 1991. 32 с.
  • Дроков С. В., Коновалова О. В. К истории рода адмирала Колчака // Отечественные архивы. 1992. № 5. С. 95-99.
  • Процесс над колчаковскими министрами. Май 1920. / Отв. ред. В. И. Шишкин. М.: Фонд «Демократия», 2003.

Биографии

  • Зырянов П. Н. Адмирал Колчак, Верховный Правитель России. М.: Молодая гвардия, 2006. качественная работа в жанре биграфии.
  • Черкашин Н. А. Адмирал Колчак. Диктатор поневоле. — Москва: Вече, 2005. ISBN 59533-0518-4

Исследования

Публицистика

Примечания

  1. Шишов А. В. Россия и Япония. История военных конфликтов. — М.: Вече, 2001. |Интервенция (глава из книги)
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты
free counters