Библиотека сайта
Статьи и книги
Документы
Лирика
Полезные ссылки
Студентам и аспирантам
Внимание, розыск!
Гостевая книга
Форум
Блог
DokuWiki
AntiSysWiki

Поиск по сайту:


Режим: "И" "ИЛИ"
Общий поиск по сайту, вики-разделам и форуму:
Гугель-поиск:
Locations of visitors to this page
free counters

Замечание об авторских правах. На представленный ниже текст распространяется действие Закона РФ N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями и дополнениями на текущий момент). Удаление размещённых на этой странице знаков охраны авторских прав либо замещение их иными при копировании данного текста и последующем его воспроизведении в электронных сетях является грубейшим нарушением статьи 9 упомянутого Федерального Закона. Использование данного текста в качестве содержательного контента при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), подготовке документов, текстов речей и выступлений, использование в аудиовизуальных произведениях без указания источника его происхождения (то есть данного сайта) является грубейшим нарушением статьи 11 упомянутого Федерального Закона РФ. Напоминаем, что раздел V упомянутого Федерального Закона, а также действующее гражданское, административное и уголовное законодательство Российской Федерации предоставляют авторам широкие возможности как по преследованию плагиаторов, так и по защите своих имущественных интересов, в том числе позволяют добиваться, помимо наложения предусмотренного законом наказания, также получения с ответчиков компенсации, возмещения морального вреда и упущенной выгоды на протяжении 70 лет с момента возникновения их авторского права.

Добросовестное некоммерческое использование данного текста без согласия или уведомления автора предполагает наличие ссылки на источник его происхождения (данный сайт), для коммерческого использования в любой форме необходимо прямое и явно выраженное согласие автора.

© П.М.Корявцев, 2005 г.

© "Теория антисистем. Источники и документы", 2005 г.

 

Корявцев П.М.

Проект генерала Куропаткина по реформированию системы званий русской армии.

 

// Корявцев П.М. Проект генерала Куропаткина по реформированию системы званий русской армии. СПб, 2005.

 

Русско-японская война и последовавшая за ней революция всколыхнули российское общество, последовавшая затем реформа государственного устройства положила конец абсолютизму и вызвала массу реформаторских инициатив во всех сферах жизни государства и общества. К их числу относились и многочисленные проекты реформирования военной службы, которые предлагались абсолютно всеми слоями армейского офицерства – от поручиков всеми забытых  линейных полков до генералов и высших руководителей армии. К последним относился и проект бывшего военного министра и командующего в Маньчжурии генерала Куропаткина, которого либеральная пресса называла одним из основных виновников поражения России в войне. Одним из разделов предлагаемой Куропаткиным военной реформы было изменение системы воинских званий, которое мы здесь и рассмотрим. В целом предложения по реформированию системы званий русской армии изложены в одиннадцатой главе книги А.Н.Куропаткина «Русско-японская война, 1904-1905: Итоги войны».

Реформа предполагала в качестве основных моментов унификацию званий для всех родов войск (эту же систему видимо предполагалось распространить и на казачьи войска, хотя впрямую в тексте об этом и не говорится), разделение системы званий на две – для службы «в строю» (командиры строевых частей) и «вне строя» (все остальные), а также упразднение некоторых обер-офицерских и генеральских званий. Конкретно предполагалось упразднить звания подпоручика и штабс-капитана (и равные им), а также «полных» генералов. При этом если ранее первичное офицерское звание прапорщика было «факультативным» и присваивалось только либо запасным, либо производимым за отличие из унтер-офицеров, либо в военное время лицам, имеющим право на производство в обер-офицеры и выпускникам военно-учебных заведений ускоренного курса (в т.ч. школ прапорщиков, всяческих специальных классов и т.д.), то по реформе первичным офицерским званием в строю становилось звание хорунжего, равное старому званию подпоручика (присваивавшееся тогда только лицам, имеющим военное образование в объеме училища), а вне строя звание прапорщика также становилось вполне штатным обер-офицерским званием. Правда при этом неясно, как Куропаткин собирался выходить из ситуации, когда было бы необходимо производство в офицерский чин ускоренных выпусков или же производство унтер-офицеров и вольноопределяющихся, но возможно он над этой проблемой просто не задумывался. Непонятна была бы и ситуация с офицерами, выпущенными из юнкерских училищ и академий «по первому разряду» - ранее они выпускались в войска поручиками, однако после реформы для службы в строю следующее после хорунжего звание сотника соответствовало уже полуротному командиру, и вряд ли командование рискнуло бы сразу ставить выпускника на эту должность, и те же проблемы, только с обратным знаком, возникли бы и для службы вне строя, только там получалось бы, что юнкеров следовало выпускать в войска «по второму разряду» прапорщиками. Также для поощрения по службе полковников предполагалось назначать их командирами бригад без присвоения звания бригадира, что ранее практиковалось только для командиров отдельных бригад. Ниже приводится сводная  сравнительная таблица воинских званий на 1905 год с учетом предложений Куропаткина по реформе.  Кодировка званий (графа «код» в таблице) дана по Веремееву Ю.М..

 

Армейские звания

(по реформе – общие для пехоты, кавалерии, артиллерии и инженерных войск)

Код

Категория

Класс по Табели

Наименование чина

По состоянию на 1905 год

По реформе

Код

в строю

вне строя

7

Обер-офицеры

XIII

Прапорщик

7

 

Прапорщик

XII

Подпоручик

Хорунжий

 

X

Поручик

 

Поручик

IX

Штабс-капитан

Сотник

 

VIII

Капитан

Есаул

Капитан

11

Штаб-офицеры

VII

Подполковник

 11

Войсковой старшина

Подполковник

12

VI

Полковник

12

Полковник

Майор

13

Генералы

V

 

 

 

 

14

IV

Генерал-майор

13

Бригадир

Генерал-майор

15

III

Генерал-лейтенант

14

Дивизионный генерал

Генерал-лейтенант

16

II

Генерал от инфантерии и равные

15 

Корпусной генерал

 

18

I

Генерал-фельдмаршал

18 

Генерал-фельдмаршал

 

 

Таким образом, предполагалось как бы «приподнять» на один класс по Табели строевых командиров взводного-полуротного звена и генералов на командных должностях. Для строевых командиров первичным офицерским званием стало бы звание хорунжего, отнесенное к XII классу. Не вполне понятно разнесение званий полковника и подполковника по разным категориям, но, возможно, таким образом Куропаткин пытался уйти от рассогласования со смысловым соответствием звания и должности. На тот момент подполковники в большинстве своем были не заместителями командиров полков, а вполне самостоятельными командирами, что видимо и предполагалось отразить в использовании звания войскового старшины для строевых командиров VII класса. Возрождалось существовавшее ранее звание бригадира для командиров бригад, но при этом оно перемещалось из V класса в IV и приравнивалось к существовавшему званию генерал-майора, которое сохранялось только для службы вне строя. Получение званий II класса при службе вне строя почти полностью исключалось, звания «полных» генералов предполагалось упразднить «совершенно», оставив в этом классе только звание корпусного генерала.  В качестве исключений звание корпусного генерала предлагалось присваивать только лицам на трех должностях – военного министра, начальника Генерального штаба и начальника Главного штаба. Также предполагалось, что  звание корпусного генерала будет присваиваться командующим округами и их заместителям (помощникам), что скорее всего на практике создало бы определенные неудобства, поскольку в одном звании оказывались и командующие корпусов в округе, и сам командующий войсками округа. Учитывая то, какое обостренное (или даже болезненное) внимание вопросам чинопроизводства уделялось в русской армии, можно смело предположить, что такая практика незамедлительно привела бы к межличностным конфликтам на местах (как это было позже, например, в армиях «белых») и в целом бы негативно сказалась на управляемости военных округов.

Помимо «приподнятия» командных кадров предлагалось «приопустить» штабных офицеров, в частности «потолок» начальников штаба корпуса и генерал-квартирмейстеров в окружных штабах установить на уровне VI класса и в звании майора, а из всех штабных строевыми командирами считать только начальников штаба округа. Соответственно понизились бы и «потолки» для начальников всех нижестоящих штабов, причем в звене полк-батальон это дошло бы до абсурда, ибо начальниками штаба полка были бы поручики, а штаба батальона – вообще прапорщики. Нетрудно догадаться, что подобное принижение штабных чинов привело бы к оттоку наиболее честолюбивых, толковых и талантливых кадров со штабной службы и к общей деградации штабов, что было совершенно недопустимо в преддверии грядущих мировых войн. Также полагалось целесообразным запретить перевод служащих вне строя в чинах выше VI класса в строй, а производство в чины XI-VI классов для лиц, переходящих в другие ведомства, допускать только с переименованием в статские чины.

Кроме того, предлагалось отказаться от традиционного для русской армии производства в следующий чин при увольнении в отставку (эту идею Куропаткина реализовали только большевики). Подобное производство практиковалось как поощрение (офицер лишался этого права при увольнении по негативным мотивам) и было мерой вполне разумной, ибо каждый офицер мог рассчитывать при условии несения службы «беспорочно» при увольнении получить чин следующего класса со всеми полагающимися привилегиями (исключение с определённого времени составлял только VI класс). Это было особенно существенно для обер-офицеров, «застрявших» на низовых командных должностях, а также в плане получения личного и потомственного дворянства. В данном случае мотивы Куропаткина не вполне ясны.

Далее рассмотрим некоторые цитаты из прочих изложенных там же реформаторских предложений Куропаткина с комментариями:

 

«Для нижних чинов возраст в 40 лет и выше уже труден для похода с 2-пудовым грузом для карабканья по горам и пр. Обер-офицеры и штаб-офицеры могут хорошо нести боевую службу примерно лишь до 50 летнего возраста.

Для кавалерийского штаб-офицера возраст для командования полком даже в 55 лет велик. Нежелательно иметь во главе кавалерийских полков лиц свыше 50 лет. Во главе пехотных полков нежелательно иметь лиц старше 55 лет, бригад и дивизий — старше 60 лет и корпусов — старше 63 лет

 

Мысли правильные, вот только подобное ограничение возрастов службы необходимо было сочетать с сокращением сроков выслуги в званиях, иначе офицеры просто не успевали бы дослужиться до соответствующих званий и во главе полков оказывались бы капитаны, а во главе дивизий – подполковники (что собственно и имело место, например, во время Великой Отечественной войны). С другой стороны, интересно было бы соотнести эти рекомендации с состоянием командного кадра современной российской армии.

 

«В тактике для действий войск на поле сражения принят весьма важный принцип несменяемости частей войск, введенных в бой. Поэтому каждая двинутая в бой часть войск должна знать, что поддержка будет, но смены не будет. Этот принцип в самой широкой степени должен быть применен и ко всем без различия чинам, попавшим в действующую армию. До достижения победы никто из них не может возвратиться домой или получить вне театра военных действий иное назначение. Лица, коим оказалось не под силу возложенное на них боевое командование, должны быть использованы для иной службы, где их силы моральные и физические могут оказаться достаточными

 

 Несколько странная идея, доведенная до абсолюта Тухачевским в ходе его прорыва к Варшаве в 1920-м году и приведшая в результате к «чуду на Висле». Вероятно она родилась исходя из опыта войн XIX века, но оказалась абсолютно неприменима в эпоху затяжных позиционных войн и массовых армий.

 

«В таком грозном деле, как война за защиту целости и величия родины, никакие личные самолюбия не могут и не должны иметь места. Наибольшим позором, не смываемым всю жизнь, должно считаться удаление из действующей армии лиц всех рангов. Такие удаляемые лица должны одновременно лишаться воинского звания, исключаться из службы и терять все приобретенные ими службой права. Как офицеры, так и нижние чины, удаленные из рядов действующей армии, должны считаться лишенными прав на занятие каких-либо должностей по выбору или назначению и вне Военного ведомства

 

Мысль здравая, однако в тогдашних условиях абсолютно неосуществимая, ибо ее реализация с одной стороны породила бы массовые злоупотребления командования в отношении «неудобных» офицеров, а с другой стороны не дала бы желаемого результата ввиду широко распространенного в сословном обществе протекционизма.

 

«За проявленную трусость все чины армии должны подлежать смертной казни

 

Мысль сама по себе вроде бы и разумная, только вот какой вопрос – кто именно будет определять, была ли проявлена трусость в том или ином конкретном случае? Как показала практика последующих лет, этим почему-то занимались люди, сидящие в глубоком тылу и не рискующие ежеминутно ни своей жизнью, ни даже возможностью попасть в плен

 

«Если мы в будущем хотим одержать победу над сильным врагом, то не должны допускать, чтобы отчисленный от командования командир корпуса, не обнаруживший даже личного мужества, попадал в совет Государственной обороны, чтобы не выдержавшие боевого испытания начальники дивизий, бригадные и полковые командиры получали в немобилизованных частях назначения. Не должны допускать, чтобы многие сотни офицеров, выбывшие из армии, по выздоровлении под разными предлогами уклонялись от возвращения в армию. Я уже не упоминаю о возможности в будущем отъезде из армии во время военных действий командующего армией даже без донесения о своем отъезде главнокомандующему

 

Из этого можно сделать вывод, что разложение офицерского корпуса русской армии началось задолго до мировой войны, и отнюдь не выбивание в первые месяцы войны кадровых командиров было тому причиной. Точно также уклонялись от возвращения в действующую армию многие офицеры в тылах «белых» войск в ходе Гражданской войны.

 

«Начальники частей войск, не оказавших, имея к тому возможность, поддержки соседним частям войск в бою, подлежат отрешению от должностей, суждению по законам военного времени и наказанию, до смертной казни включительно

 

Во время Гражданской войны в России эта особенность воинских начальников особенно ярко проявилась на «белой» стороне, что в числе прочих факторов и предопределило ее поражение. В рядах «красных» с этим явлением успешно боролись в полном соответствии с рецептом Куропаткина «поезда Троцкого» и лично председатель РВС.

 

«Наконец, позволю себе высказать мнение, что существующие законоположения о наградах в военное время надлежит пересмотреть и значительно изменить. Число боевых наград слишком велико. Выдача их производится массовым порядком. Через несколько месяцев войны значительное число офицеров сравниваются в числе боевых наград, причем сравниваются и командиры рот, все время бывшие со своими ротами в боевой линии, с заведывающими хозяйством, командирами обозов и в особенности со служащими в штабах.»

 

Как это явление знакомо! Отметьте, что Куропаткин считает слишком большим количество боевых наград – это тогда, когда младшие офицеры могли получить буквально один-два ордена! Интересно, что сказал бы Куропаткин о советской наградной системе, или о современной российской.

 

«В минувшую войну в числе печальных явлений надо отметить большую легкость, чем то было в прежнее время, сдачи в плен не только нижних чинов, но и офицеров. К сожалению, по отношению к таким лицам даже не применялся существующий закон, предписывающий расследование обстоятельств, при которых произошло пленение. Прямо из Японии бывшие пленные приказами по Военному ведомству получали назначение даже начальниками дивизий. Между тем может существовать только одно обстоятельство, оправдывающее сдачу в плен: это ранение. Все же сдавшиеся в плен не ранеными, должны быть ответственны за то, что не сражались до последней капли крови

 

Как видим, это отнюдь не изобретение «кровавого сталинского режима», подобные идеи витали в армейских кругах гораздо ранее, когда Сталин еще только занимался «благородными» экспорприациями.

 

«Коменданты крепостей, сдавших крепости, командиры судов, сдавших суда, начальники частей войск, положивших оружие, должны признаваться лишенными всех прав состояния и приговариваться к расстрелу без суда. Все сдавшиеся в плен не ранеными должны считаться со дня сдачи в плен лишенными воинского звания

 

Отметим, что эти идеи, столь созвучные практике советских военных трибуналов 1941 года, появились даже до первой из русских революций, и уж тем более до появления советской власти как таковой.

В целом можно предположить, что по совокупности инициатив предложения Куропаткина совершенно не вызывали восторга у старшего и высшего командного состава армии, а именно его мнение было определяющим для принятия подобного рода решений, и игнорировать его ни военные власти, ни сам император не могли. Кроме того, реализация ряда идей «куропаткинской» реформы привела бы скорее всего к резкому ухудшению качества офицерских кадров во многих немаловажных для армии учреждениях, в частности в штабах всех уровней и некоторых вспомогательных войсках, служба в которых считалась бы «вне строя», а также к общему падению привлекательности офицерской службы, невзирая даже на повышение класса чинов на некоторых командных должностях. Таким образом, можно полагать, что отказ от ее реализации в части реформирования системы воинских званий сыграл определенно положительную роль для российской армии, хотя некоторые идеи Куропаткина в других разделах предложенной им реформы и были вполне здравыми, нашедшими затем свое воплощение почти сразу или позднее - уже в советской армии.