Библиотека сайта
Статьи и книги
Документы
Лирика
Полезные ссылки
Студентам и аспирантам
Внимание, розыск!
Гостевая книга
Форум
Блог
DokuWiki
AntiSysWiki

Поиск по сайту:


Режим: "И" "ИЛИ"
Общий поиск по сайту, вики-разделам и форуму:
Гугель-поиск:
Locations of visitors to this page
free counters

Замечание об авторских правах. На представленный ниже текст распространяется действие Закона РФ N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями и дополнениями на текущий момент). Удаление размещённых на этой странице знаков охраны авторских прав либо замещение их иными при копировании данного текста и последующем его воспроизведении в электронных сетях является грубейшим нарушением статьи 9 упомянутого Федерального Закона. Использование данного текста в качестве содержательного контента при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), подготовке документов, текстов речей и выступлений, использование в аудиовизуальных произведениях без указания источника его происхождения (то есть данного сайта) является грубейшим нарушением статьи 11 упомянутого Федерального Закона РФ. Напоминаем, что раздел V упомянутого Федерального Закона, а также действующее гражданское, административное и уголовное законодательство Российской Федерации предоставляют авторам широкие возможности как по преследованию плагиаторов, так и по защите своих имущественных интересов, в том числе позволяют добиваться, помимо наложения предусмотренного законом наказания, также получения с ответчиков компенсации, возмещения морального вреда и упущенной выгоды на протяжении 70 лет с момента возникновения их авторского права.

Добросовестное некоммерческое использование данного текста без согласия или уведомления автора предполагает наличие ссылки на источник его происхождения (данный сайт), для коммерческого использования в любой форме необходимо прямое и явно выраженное согласие автора.

© П.М.Корявцев, 2005 г.

© "Теория антисистем. Источники и документы", 2005 г.

 

 

Корявцев П.М.

 

Мобилизационный кретинизм.

//Корявцев П.М. Мобилизационный кретинизм. С-Пб.: 2005.

 

«…некоторые не представляют признаков умственного недоразвития, а некоторые, наоборот, представляют резкие признаки идиотизма. Это и суть кретины.

Степень слабоумия у них также различна, как и вообще при идиотизме: одни из них полные идиоты, другие – полуидиоты (полукретины), третьи – тупоумные. Внешний вид их значительно разниться от обычных идиотов… Движения кретинов неловки. Большей частью они ленивы, малоподвижны, часто очень злы. …

Лечение кретинизма должно быть, прежде всего, профилактическим. …

Психическое лечение кретинов такое же, как и идиотов вообще. В Швейцарии существует несколько школ для кретинов, в которых, благодаря крайнему терпению и методичному ходу воспитания, удаётся иногда дисциплинировать кретинов настолько, что  они становятся, по крайней мере, безвредны для окружающих, а некоторые даже обучаются какому-нибудь полезному делу…»

 

C.С.Корсаков. - Курс психиатрии экстраординарного профессора Императорского Московского Университета. Москва 1893г.  

 

 

 

Столь обширный эпиграф автор вынужден был привести для того, чтобы читателю были предельно понятны мотивы выбора заглавия для этой статьи. Попытаемся рассмотреть здесь ряд существующих проблем в сфере мобилизационной работы и мобилизационной готовности России, в основном связанных с т.н. «человеческим фактором», а попутно понять, чем вызвано падение привлекательности военной службы у граждан и принимающее массовые масштабы их нежелание служить в качестве срочнослужащих. Вопросы мобилизационной работы всегда относились к первоочередным в сфере обороны, ибо, к сожалению, войну как «способ продолжения политики другими средствами» еще никто не отменял, и недавние неспровоцированные акты агрессии ряда государств против Сербии и Ирака – яркое тому подтверждение.

               Сначала обратимся к формальным определениям: «Под мобилизационной подготовкой в Российской Федерации понимается комплекс мероприятий, проводимых в мирное время,  по заблаговременной подготовке экономики Российской Федерации, экономики субъектов Российской Федерации и экономики муниципальных образований, подготовке органов государственной власти, органов местного самоуправления  и организаций, подготовке Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований, органов и создаваемых на военное время в соответствии с Федеральным законом "Об обороне" специальных формирований (далее - специальные формирования) к обеспечению защиты государства    от вооруженного нападения и удовлетворению потребностей государства и нужд населения в военное время.» «Под мобилизацией в Российской Федерации понимается комплекс мероприятий по переводу экономики Российской Федерации, экономики субъектов Российской Федерации и экономики муниципальных образований, переводу органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций на работу в условиях военного времени, переводу Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований, органов и специальных формирований на организацию и состав военного времени.»(Закон РФ «О МОБИЛИЗАЦИОННОЙ ПОДГОТОВКЕ И МОБИЛИЗАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»). Государственными органами, ведущими мобилизационную работу с населением, в России являются военные  комиссариаты, именуемые в просторечии военкоматами. К счастью, хотя бы формально до «военного времени» последние шестьдесят лет дело не доходило, так что мобилизационная работа в современной России ограничивается исключительно мобилизационной подготовкой и  вопросами обеспечения деятельности частей, ведущих боевые действия в локальных конфликтах или участвующих в миротворческих операциях. Здесь мы не будем рассматривать проблемы материально-технического, юридического и организационного плана, а обратимся только к вопросам, так или иначе замыкающимся на проблему людских мобилизационных ресурсов. 

Начнем с вопроса об адекватной численности армии мирного времени. По состоянию на начало 2005 года российская армия штатно насчитывает 1.207 млн. военнослужащих и 0.8 млн. гражданских служащих, то есть в общей сложности свыше 2 млн. граждан в самом активном возрасте, не занимающихся производительным трудом. И это еще без учета воинских формирований других ведомств, также комплектуемых по призыву. Для сравнения армия мирного времени в Китае насчитывает сейчас 2.5 млн. человек и планируется ее сокращение в ближайшем будущем до 2 млн. (а в перспективе и до 1.85 млн.), то есть практически до численности российской армии, и это при учете существенно более благоприятной экономической ситуации в Китае. Понятно, что ситуация в России осложняется необходимостью содержать остатки некогда могучего флота СССР, относительно крупные ВВС и стратегические ядерные силы, прикрывать протяженные границы и перекрывать сразу несколько потенциальных ТВД. Однако и при всех этих условиях такая численность армии выглядит явно избыточной, и к тому же неподъемной для существующей экономики. При таких пропорциях армия того же Китая должна была бы составлять более 20 млн. человек, что выглядит очевидным бредом. Безусловно, нельзя сокращать армию бездумно, но видимо следует все-таки найти баланс между амбициями генералов и экономическими, а главное - демографическими возможностями страны.

Проблемы в сфере людских мобилизационных ресурсов начинаются практически с момента начала реализации в отношении конкретного гражданина закона «О всеобщей воинской обязанности». А именно – с прохождения приписной и призывной комиссий. Именно ими определяется степень годности гражданина к военной службе. Формально сейчас годность по состоянию здоровья определяется приложением к Положению о ВВЭ, утвержденным постановлением правительства РФ 123 от 2003 года. Готовилось оно естественно специалистами министерства обороны РФ и  в нем есть немало очень интересных с точки зрения «невоенного» медика пассажей. Достаточно сказать, что

·        ограниченно годными к срочной службе признаются призывники с

o       «не поддающимися или трудно поддающимися лечению» кишечными инфекциями (и что интересно должен потом делать командир с таким бойцом? Ставить его на пост в сортире?),

o       «активным без выделения микробактерий» и «клинически излеченным» туберкулезом органов дыхания и других органов и систем,

o       злокачественными опухолями, «кроме опухолей нервной  системы, лимфоидной, кроветворной и родственных им тканей»,

o       «медленно прогрессирующими» болезнями кроветворных органов (интересно, что они будут делать, если болезнь начнет «быстро прогрессировать» после призыва? Хоть до больнички-то довезти успеют?),

o       «умеренно выраженными» расстройствами личности, к которым относятся в том числе и психопатические состояния и расстройства, «не достигающие уровня психопатии», а также расстройства половой идентификации и сексуального предпочтения (ура! да здравствует уважение прав сексуальных меньшинств в армии!),

o       психическими расстройствами и расстройствами поведения, вызванными употреблением психоактивных веществ, к ним относятся

§    острые алкогольные психозы, хронический алкоголизм, наркомания и токсикомания с умеренно выраженными изменениями личности,

§     начальные проявления наркомании, токсикомании и хронического алкоголизма при отсутствии личностных расстройств, явлений измененной реактивности и физической зависимости,

§    злоупотребление наркотическими и токсическими веществами (случаи повторного приема психоактивных веществ, сопровождающиеся отчетливыми вредными для психического или физического здоровья последствиями при отсутствии синдрома зависимости),

o       умственной отсталостью в легкой степени (а почему только в легкой? Чтобы не могли составить конкуренцию отдельным командирам?),

o       эпилепсией «при единичных  и  редких» припадках,

o       наследственно-дегенеративными болезнями ЦНС (церебральные дегенерации,  болезнь Паркинсона, другие экстрапирамидные  болезни, спиноцеребеллярные дегенерации, опухоли  головного и спинного мозга, детский церебральный паралич, врожденные аномалии, болезни нервно-мышечного соединения и мышц, а также другие болезни центральной нервной системы - гидроцефалия, церебральная киста и пр.) «с умеренным или незначительным нарушением функций»,

o       отслоением и разрывами сетчатки глаза, глаукомой – на одном глазу или в начальной стадии на обоих,           

o       глухотой, понижением слуха на одно ухо,               

o       ишемической болезнью «с умеренным или незначительным нарушением функций»,

o       болезнями гортани или трахеи – аналогично,

o       бронхиальной астмой средней и легкой степени,

o       язвой желудка и двенадцатиперстной кишки – аналогично,

o       артропатиями, системными поражениями соединительной ткани (ревматоидный артрит, болезнь Бехтерева, болезнь Рейтера, узелковый периартрит, гранулематоз Вегенера и т.д.) «с незначительными нарушением функций»,

o       переломами позвоночника, костей туловища и конечностей «с умеренным или незначительным нарушением функций»,

o       недостаточным физическим развитием – масса тела менее 45 кг или рост менее 150 см (такие бойцы очень ценны – их можно гораздо  больше затолкать в БТР или БМП),

o       энурезом;

·        могут быть признаны годными с незначительными ограничениями или без ограничений призывники с

o       первичным, вторичным и скрытым сифилисом и прочими половыми инфекциями,

o       грибковыми заболеваниями,

o       доброкачественными новообразованиями «кроме опухолей нервной системы»,

o       зобом (если он «не затрудняет ношения военной формы одежды» - вот ведь юмористы! );

·         могут быть признаны годными с ограничениями или с незначительными ограничениями призывники с

o       органическими психическими расстройствами «при умеренно выраженных психических нарушениях» и «при стойкой компенсации болезненных расстройств» (а если компенсация станет «нестойкой» во время службы? Например на посту?),

o       психическими расстройствами экзогенной этиологии «при умеренно выраженных … болезненных проявлениях» и «при легком и кратковременном астеническом состоянии»,

o       невротическими расстройствами – аналогично,

o       демиелинизирующими   болезнями ЦНС (инфекционные и паразитарные болезни центральной нервной системы, поражения головного или спинного мозга при общих инфекциях, острых и хронических интоксикациях) «с умеренными или незначительными нарушениями функций»,

o       сосудистыми заболеваниями головного и спинного мозга (субарахноидальные, внутримозговые кровоизлияния, другие внутричерепные кровоизлияния, инфаркт мозга, транзиторные ишемии мозга, последствия сосудистых поражений головного, спинного мозга) «с умеренным и незначительным нарушением функций…при наличии редких обмороков без признаков органического поражения ЦНС»,

o       травмами головного и спинного мозга – аналогично,

o       болезнями периферической нервной системы, травмами периферических нервов – аналогично,

o       болезнями век, глазниц, конъюнктивы (резко выраженные язвенные блефариты с рубцовым перерождением и облысением краев век; хронические конъюнктивиты с гипертрофией и резко  выраженной инфильтрацией подслизистой ткани с частыми обострениями при безуспешном стационарном лечении; хроническое трахоматозное поражение конъюнктивы; заболевания слезных путей и рецидивы крыловидной плевы с прогрессирующим нарушением функций глаза, не поддающиеся излечению после неоднократного хирургического лечения в стационаре; птоз врожденного или приобретенного характера;) – на одном глазу или умеренно выраженные на обоих (бойцу для прицеливания больше одного действующего глаза и не надо!),

o       болезнями глаз – аналогично,

o       косоглазием (вид такого воина в строю должен видимо особо радовать командиров, сразу вспоминаются фильмы про «войну и немцев»),

o       близорукостью или дальнозоркостью до 12 диоптрий на один глаз (очки типа «рыбий глаз» вероятно будут служить средством для отпугивания супостата),

o       слепотой, пониженным зрением  – на один глаз (наверное военным врачам не дает покоя слава Кутузова) - и аномалиями цветового зрения,

o       болезнями наружного и среднего уха, нарушениями вестибулярной функции,

o       сердечной недостаточностью легкой степени,

o       гипертонической болезнью первой стадии,

o       геморроем – во всех стадиях (видимо предполагается, что сидеть солдату особо не придется?),

o       нейроциркуляторной астенией – также во всех случаях,

o       болезнями носоглотки – аналогично,

o        челюстно-лицевыми аномалиями (квазимоды в армии видимо тоже пригодятся для отпугивания супостата),

o       болезнями пищевода и кишечника «с умеренными и незначительными нарушениями функций» (ведь питание солдат в нашей армии исключительно диетическое!),

o       болезнями органов брюшной полости (гастриты, гастродуодениты с нарушением секреторной, кислотообразующей функций, частыми обострениями и нарушением питания; хронические лобулярные и персистирующие гепатиты с нарушением функции печени и (или) умеренной активностью; хронические холециститы с частыми обострениями;  хронические панкреатиты с частыми обострениями и нарушением секреторной или инкреторной функции;) – аналогично,

o       грыжами – аналогично,

o       хроническими болезнями кожи (крапивница, дерматиты, отек Квинке, псориаз и т.д.),

o       дефектами кисти и пальцев – отсутствием одной кисти или трех-четырех пальцев,

o       плоскостопием  «с умеренными и незначительными нарушениями функций»,

o       приобретенными деформациями конечностей – укорочением руки или ноги до 8 см,

o       эндометриозом «с умеренными и незначительными нарушениями функций»,

o       травмами внутренних органов – аналогично,

o       нарушениями речи (заикание, малопонятная, невнятная речь) – во всех случаях;

и так далее, и тому подобное – список не исчерпывающий. Интересно, кто и как будет в каждом конкретном случае определять «умеренность» или «незначительность» нарушений? Надо ли объяснять, что (особенно в отсутствие материального стимулирования со стороны призывника) в подавляющем большинстве призывных комиссий «ограниченная годность» легко трансформируется в «неограниченную»! А теперь представьте себе на мгновение армию, укомплектованную личным составом в соответствии с этими нормами! Как говорили наши предки – «краше только в гроб кладут»! Или как шутят армейские остряки – «Все правильно, воин должен внушать ужас». Объективно говоря, такая армия более всего напоминает инвалидную команду. И совершенно неудивительно, что средний российский призывник совершенно не горит желанием попасть на срочную службу, где он потенциально запросто может оказаться на два-три года в одной казарме с сифилитиком, психопатом, алкоголиком или больным туберкулезом. Отмечу, что даже во время самых тяжелых войн люди с перечисленными заболеваниями в армию не призывались – ни в РККА в 1941 году, ни в германскую армию в 1918 году. Сталин предпочел призвать младшие возраста и на фронт пошли семнадцатилетние мальчишки, но не инвалиды. Граждане, не пригодные по состоянию здоровья, могли служить в тыловых учреждениях, а на фронте - только в частях народного ополчения. Порочная практика призыва негодных по состоянию здоровья граждан  зародилась в 1980-х годах и начала бурно прогрессировать после демократических реформ. Руководители министерства обороны утверждают, что вынуждены прибегать к подобным мерам из-за большого количества призывников, пользующихся различными социальными и учебными отсрочками, но в действительности это явление вызвано скорее всего желанием сохранить огромную «китайскую» армию.

 Приведу несколько примеров. Так, мне известен конкретный случай, когда гражданин был признан приписной комиссией годным к строевой службе без ограничений, а буквально через неделю совершенно легально получил инвалидность второй группы, причем факт наличия у него расстройства здоровья средней тяжести однозначно усматривался из предоставленных им приписной комиссии документов. Далее, в  часть, в которой я тогда служил, только в один из призывов прибыло в числе прочих трое призывников, один из которых был слеп на один глаз (было ясно видимое бельмо), один имел врожденный дефект голеностопного сустава, не позволявший ему не только бегать, но и ходить, не прихрамывая, а третий страдал тяжелым пороком сердца. Ну порок сердца еще можно «не заметить», но остальные-то физические дефекты видны даже неспециалисту! И тем не менее они прошли призывную комиссию и у всех троих красовалась отметка «годен к строевой без ограничений». Разумеется все трое были сразу же отправлены в госпиталь и комиссованы. И ведь это было пополнение, направленное в часть, постоянно несущую боевое дежурство! Интересно чем руководствовались военкоматовские деятели всех уровней, подписывая документы на призыв подобных «защитников отечества»?

Но даже отправка в войска относительно годных по состоянию здоровья призывников в настоящее время совершенно не гарантирует, что непосредственно до части доедет здоровый призывник, и недавние случаи гибели призывников от переохлаждения, госпитализаций с тяжелыми инфекциями – яркий тому пример. Причем причина этих трагедий не только в разгильдяйстве отцов-командиров, которые формально несут ответственность за жизнь и здоровье призывников, но и в ничем не оправданной «секретности»,  окружающей процедуру отправки в войска. Напомню, что до сих пор в тексте повестки от призывника требуют явиться на сборный пункт «одетым по сезону», однако никто не считает нужным сообщить, хотя бы в какой округ направляется призывник. А «по сезону» в мае месяце на Кавказе и на Таймыре – это как говорится две большие разницы, не говоря уже о том, что в связи с общим падением  уровня жизни после известных реформ у призывника может просто не оказаться необходимых теплых вещей. После вышеупомянутых событий из положения попытались выйти, издав приказ, обязывающий обмундировывать призывников на призывных пунктах, однако его исполнение цинично саботируется военкоматовскими чиновниками, и до настоящего времени насколько известно никто еще не был привлечен к ответственности за его неисполнение.

Существенную роль в формировании призывного контингента играют и морально-психологические, личностные качества призывников, а также их этнические и социальные особенности. Общеизвестно, что некоторые из граждан к моменту достижения призывного возраста уже имеет непогашенные судимости, часть призывников склонна к асоциальному или девиантному поведению. Даже в условиях военного времени использовать такой контингент избегали, в крайнем случае сводя его в отдельные специальные части. Тем более нежелательно его присутствие в армии мирного времени. Что же касается принятия во внимание этнических особенностей, то следует отметить, что например в дореволюционной России представители некоторых этносов не служили вообще, а других – только в составе сугубо своих этнических частей. К числу первых относились например азербайджанцы, таджики, к числу вторых – большинство горцев Кавказа, башкиры, калмыки и некоторые другие. Подобная практика была интуитивной и совершенно разумной, поскольку в противном случае боевая ценность «разношерстных» в этническом плане войск падала, а управление ими серьезно затруднялось. В практике современной российской армии было отмечено, что в ряде случаев положительный эффект давало сведение представителей одного этноса в одно подразделение. Вообще при комплектовании войск призывниками всегда следует учитывать, что в традициях разных этносов заложено совершенно различное отношение к военной службе или армейской дисциплине, и что не следует пытаться «скрестить ежа и ужа» в рамках одной части, как это активно практиковалось ранее во времена «пролетарского интернационализма». То же самое в общих чертах относится и к социальным особенностям призывников. Сильное социальное расслоение как следствие «демократизации» России привело к тому, что значительная часть призывного контингента из нижних слоев общества существенно отстает в своем физическом, психическом и умственном развитии от нормы (даже не беря в расчет клинические случаи). Разумеется использование таких призывников в общем случае нежелательно и должно быть сведено к минимуму.

При направлении призывников в учебные подразделения или сержантские школы (школы младших специалистов) во время выбора ВУС (военно-учетной специальности) совершенно не учитывается гражданская специальность призывника, а ведь в армию призываются не только выпускники средних школ, но и лица, имеющие к моменту призыва среднее техническое, специальное и даже высшее образование по специальностям, близким к определенным ВУС. Также практически никогда не учитывается профиль спортивной подготовки призывников, хотя систематически в призыв попадают спортсмены-разрядники по военно-прикладным видам спорта (стрелки, парашютисты, «охотники на лис» и т.д.). Однако кругом и всюду выпускника радиотехнического училища начинают переучивать на повара, а стрелка-разрядника – практически готового снайпера – запросто посылают (если только он случайно не попадет в поле зрения вербовщика из СКА) пасти свиней для стола господ офицеров. Избегают подобной участи (хотя и не всегда) только водители, да и то видимо потому, что нужны практически во всех подразделениях и не требуют от командиров особых интеллектуальных усилий при выборе ВУС для них. Безусловно свинопасы и повара тоже наверное важны и нужны для армии (хотя во многих иностранных армиях призывников для этого не используют), но возникают обоснованные сомнения – неужели эту ответственную задачу нельзя было поручить менее специфическим исполнителям? Подобным образом квалифицированные кадры можно транжирить в том случае, когда армия не испытывает проблем с комплектованием  специалистами, но ведь сами руководители военного ведомства России постоянно жалуются на нехватку образованных призывников. Спрашивается, для чего вообще им нужны квалифицированные специалисты в армии? Для того, чтобы переучивать связистов на поваров?

Не лучше обстоят дела и с подготовкой в гражданских вузах студентов по программе подготовки офицеров запаса (т.н. военные кафедры). Не так давно министр обороны высказался за резкое сокращение вплоть до полного упразднения военных кафедр как инструмента подготовки запасников, мотивируя это низким уровнем военной и профессиональной подготовки выпускников таких кафедр. Чтобы понять суть проблемы, сделаем небольшой экскурс в историю вопроса. До 1917 года в России выпускникам гражданских учебных заведений воинские звания по запасу не присваивались (за исключением некоторых, например Института инженеров путей сообщений), однако они могли поступить на службу в армию либо вольноопределяющимися (гардемаринами) и после выслуги ценза быть произведенными в офицеры, либо при наличии статского чина по «Табели о рангах» перевестись в армию, получив звание в соответствии с классом чина. Эта практика позволяла активно привлекать образованную молодежь на службу и в какой-то мере бороться с некомплектом младших офицеров во время боевых действий. Позднее, до послевоенных реформ в армии, практиковалось привлечение гражданских выпускников на службу с присвоением окончившим средние учебные заведения (или недоучившимся в высших) звания лейтенанта (позднее - младшего лейтенанта),  а окончившим высшие – сразу капитана (или равные им, в соответствии с должностью), но при этом такие офицеры как правило не назначались на командные должности. То есть их старались использовать с максимальной пользой для армии – по профилю, близкому к их основной гражданской специальности. Аналогичной практики придерживается сейчас одна из наиболее боеготовых армий мира – Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ), в которой для специалистов с высшим невоенным образованием предусмотрено особое звание, равное армейскому капитану, но не дающее право на занятие командных должностей. Справедливости ради следует отметить, что тогда и военные вузы выпускали в войска сразу капитанов, но на командные должности, средние военные заведения готовили лейтенантов, а младших лейтенантов могли готовить и полковые (дивизионные) школы (кстати, к этой практике возвращаются сейчас из-за дефицита младших командиров). После Хрущева и многочисленных реорганизаций в сфере подготовки офицеров запаса – этого объективно достаточно ценного мобилизационного ресурса – ситуация выглядит весьма плачевно. Основной проблемой является зачастую полная несогласованность гражданской и военной специализаций студентов, что естественно приводит к снижению качества запасников. Приведу несколько реальных примеров: в вузе, готовящем специалистов лесного хозяйства, практически готовых офицеров для строительных и инженерных войск, военная кафедра готовит … штурманов стратегической авиации. Студентов-историков, которых было бы наиболее целесообразно использовать в качестве офицеров по работе с личным составом,  обучают на командиров артиллерийских взводов. И это людей, завершивших изучение математики в средней школе и поступивших на сугубо гуманитарную специальность! Из студентов, собирающихся стать инженерами-конструкторами ракетных систем, готовят офицеров-судоводителей. Из будущих математиков-программистов -  подводников-торпедистов. И этот печальный список можно продолжать еще очень долго. Совершенно не вызывает удивления, что при подобной организации процесса качество подготовки офицеров запаса оставляет желать лучшего, но это свидетельствует о головотяпстве и некомпетентности военного руководства, о вопиющем пренебрежении элементарной практической целесообразностью, а отнюдь не о порочности самой системы. 

Перечисленные проблемы с целесообразным использованием людских ресурсов имеют место даже во время ведения локальных боевых действий, и армия кровью солдат расплачивается за мобилизационный кретинизм отдельных руководителей. Пара ярких реальных примеров: следователь прокуратуры, имевший соответствующее высшее образование, прокурорский классный чин и значительный опыт работы, пошел добровольцем-контрактником еще на Первую Чеченскую, где ему быстро присвоили звание сержанта (спасибо, что не младшего!) и назначили гранатометчиком в стрелковую часть. И это при катастрофическом некомплекте органов военной прокуратуры в Чечне, когда служить туда принудительно посылали по разнарядке со всей России! Неужели с ремеслом гранатометчика не справился бы человек без высшего юридического образования и опыта работы в прокуратуре? Обратный вариант – в том же 1995 году в той же Чечне командовать минометной батареей в одной из мотострелковых бригад ставят только что призванного лейтенанта-двухгодичника, выпускника гуманитарного факультета одного из университетов. Бойцы на батарее были ему подстать – все призваны менее чем за два месяца до начала боевых действий. Как результат почти вся батарея, включая юного командира, полегла при штурме Северного. И очевидно, что виновны в их гибели не столько даже чеченские боевики, и даже не столько командир, пославший необстрелянную батарею на штурм - виновен тот кретин в погонах, который сидя в теплом кресле в мирном городе укомплектовал таким образом часть. Только вот ребята погибли и их не вернешь, а кретин скорее всего продолжает бурную деятельность в том же теплом кресле, продолжая калечить судьбы людей.

С этой проблемой смыкается проблема существующей системы службы в запасе вооруженных сил. Как известно, в запасе числится большая часть граждан мужского пола, как служивших в армии, так и не служивших, а также женщины, имеющие определенные специальности и соответствующие звания военнослужащих запаса. Периодически с запасниками пытаются проводить некие учебные сборы, как правило представляющие собой весьма жалкое зрелище, недаром в народе запасников на сборах называют «партизанами». Возникает впечатление, что существующая система службы в запасе и подготовки запасников уже изжила себя. Как и во всех вышеперечисленных случаях она абсолютно не учитывает профессиональный и жизненный опыт запасников, снижая практически до нуля эффективность их возможного использования при мобилизации. Обратимся опять же к примерам. При существующей системе офицер МВД, имеющий например богатый опыт ведения боевых действий в ходе локальных конфликтов, после увольнения со службы запросто может оказаться рядовым запаса и в случае мобилизации будет поставлен под ружье в какое–нибудь стрелковое отделение, командиром которого окажется не нюхавший пороха «зеленый» сержант. Аналогично инженер, отработавший например десять лет на верфи наладчиком флотских ракетных систем ПВО запросто может быть призван по мобилизации в стройбат только потому, что не попал под профессиональную «бронь», а до получения профессионального образования и работы на верфи его угораздило отслужить именно военным строителем. Точно также при существующей системе из мобилизационных ресурсов полностью «выпадают» женщины, служившие в других силовых ведомствах и имеющие специальные звания или классные чины, а главное – соответствующую подготовку и опыт службы. Даже малознакомому с военным делом человеку очевидна абсурдность подобной организации учета и использования людских мобилизационных ресурсов.

Подводя итог краткого рассмотрения вопроса можно отметить два основных источника проблем, существенно снижающих мобилизационную готовность и качество людских мобилизационных ресурсов. Это во-первых неуемное стремление военного руководства страны сохранить непомерно раздутую, «китайскую» численность армии мирного времени, и во-вторых совершенно свинское, на грани кретинизма, безответственное отношение  к комплектованию частей и подразделений личным составом как в мирное время так и в военное (в условиях локальных конфликтов). Вполне вероятно, что российский генералитет рассматривает огромные штаты армии как гарантию дальнейшего существования достаточного количества высших командных («генеральских») должностей, а также как источник практически дармовой рабочей силы, к систематическому использованию которой в корыстных целях все уже привыкли. Что же касается хамского отношения «отцов-командиров» к призывному контингенту, срочнослужащим и запасникам, то оно имеет истоки еще в дореволюционной российской армии, когда в мозгу генералов капитально укоренились две мысли – что солдат это «быдло», и что в случае чего «бабы еще нарожают». Подобные же воззрения плавно перекочевали и в Советскую армию, и были унаследованы армией российской. Но если в начале XX века Россия бурно развивалась и переживала демографический бум, так что такое отношение было хоть как-то оправдано, то сейчас благодаря «демократическим преобразованиям» численность пригодного к службе призывного контингента неуклонно сокращается, а экономика не в состоянии выдерживать нагрузку  в виде «китайской» армии, стремящейся ежегодно употребить в виде «пушечного мяса» колоссальное количество молодых людей самого экономически активного возраста (как это ни смешно, но ситуацию спасает в основном масса «откосивших»). В таких условиях отношение к людским ресурсам в армии должно быть максимально бережным и рачительным. Отмечу также, что в корне порочна лелеемая сейчас руководством Минобороны РФ идея отмены всех отсрочек от призыва по социальным показаниям или для получения образования. Специалисты с высшим,  специальным и профессиональным образованием – это ценный экономический ресурс и в настоящих условиях гробить его в угоду армии просто преступно. Что же касается социальных отсрочек, то в условиях фактической недееспособности государственной системы соцобеспечения, когда просто смехотворны пенсии и пособия по инвалидности, по потере кормильца, на ребенка и др. – призывать граждан, содержащих своим трудом иждивенцев, можно только в том случае, если Минобороны возьмет на себя обязанность выплачивать находившимся на иждивении средний доход срочнослужащего на весь период его службы в армии.

Исходя из всего изложенного, в целях обеспечения минимально достаточной мобилизационной готовности в кадровой сфере и выхода из текущего критического состояния, видятся целесообразными следующие меры:

- привести численность армии в соответствие с возможностями экономики, при этом в первую очередь сокращать штатные единицы, занимаемые срочнослужащими, то есть стараться сохранить в кадре армии профессиональных военных, возможно увеличив для этого количество скадрованных подразделений;

- полностью отказаться от призыва граждан, непригодных по состоянию здоровья, ликвидировать практику освидетельствования призывников «ограниченно годными» или «годными с незначительными ограничениями»;

- по возможность отказаться от призыва в армию асоциальных личностей, преступников, или же призывать их в подразделения с особым режимом службы;

- для прохождения службы представителями ряда этнических групп сформировать отдельные моноэтничные подразделения относительно небольшой численности, по возможности равномерно распределенные по территории страны, или же в особых случаях использовать их в тех регионах, где их использование может быть наиболее эффективным;

- при выборе профиля ВУС для призывника максимально учитывать особенности гражданской специальности и спортивной подготовки, что может позволить помимо прочего существенно сократить сроки подготовки новобранца в учебной части, разрешить готовить призывников не по профилю только при принципиальной невозможности подобрать подходящую ВУС, подтвержденной мотивированным рапортом соответствующего воинского начальника; выявленные факты нецелевой подготовки новобранцев квалифицировать как тяжкий дисциплинарный проступок с принятием к виновным соответствующих мер;

- отказаться от запланированного массового сокращения как военных учебных заведений, так и числа гражданских, обеспечивающих обучение по программе подготовки офицеров запаса, при этом оптимизировать программы подготовки в соответствии с основным профилем по гражданским специальностям;

- вернуться к практике  подготовки техников и младших специалистов на базе средних технических и средних специальных учебных заведений с присвоением по окончании курса соответствующих званий запаса;

- установить персональную ответственность председателей призывных комиссий и военных комиссаров за качество призывного контингента, возможно целесообразно квалифицировать призыв заведомо непригодных к службе граждан как уголовное преступление, для чего внести соответствующие изменения в уголовное законодательство;

- в случае выявления уже в части призывника, непригодного по состоянию здоровья к прохождению службы, затраты на его медицинское освидетельствование, проезд к месту прохождения службы и обратно, а также недополученные им в связи с призывом материальные доходы компенсировать за счет лично председателя призывной комиссии, осуществлявшей его призыв, причем не только из средств денежного содержания, но и за счет всего его имущества;

- извещать призывников о месте дислокации части, климатических условиях и способе перевозки, специфических требованиях к охране здоровья в регионе назначения;

- по возможности предоставлять призывникам право выбора рода войск, округа и конкретной части для прохождения службы; мера эта помимо прочего заставит командование частей более активно работать с потенциальными призывниками, а по уровню «популярности» конкретных частей одного региона можно будет объективно судить в том числе и о способности командиров поддерживать уставную дисциплину и порядок в части;

- установить единую систему воинских и специальных званий, классных чинов для всех государственных ведомств, подобную ранее существовавшей «Табели о рангах», организовать систему централизованного учета и приводить в соответствие звания запасников по запасу с их действующими или выслуженными званиями (чинами).

Все перечисленные меры не требуют каких-то особых материальных затрат и могут быть реализованы сугубо на административном уровне при поддержании соответствующей (то есть нормальной) исполнительской дисциплины. И возможно их практическая реализация поспособствует тому, что традиционный для России армейский мобилизационный кретинизм окончательно уйдет в прошлое, а соответствующие «руководители», как мечтал когда-то экстраординарный профессор Корсаков, станут, по крайней мере, безвредны для окружающих, а некоторые даже обучатся какому-нибудь полезному делу...