Библиотека сайта
Статьи и книги
Документы
Лирика
Полезные ссылки
Студентам и аспирантам
Внимание, розыск!
Гостевая книга
Форум
Блог
DokuWiki
AntiSysWiki

Поиск по сайту:


Режим: "И" "ИЛИ"
Общий поиск по сайту, вики-разделам и форуму:
Гугель-поиск:
Locations of visitors to this page
free counters

Замечание об авторских правах. На представленный ниже текст распространяется действие Закона РФ N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями и дополнениями на текущий момент). Удаление размещённых на этой странице знаков охраны авторских прав либо замещение их иными при копировании данного текста и последующем его воспроизведении в электронных сетях является грубейшим нарушением статьи 9 упомянутого Федерального Закона. Использование данного текста в качестве содержательного контента при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), подготовке документов, текстов речей и выступлений, использование в аудиовизуальных произведениях без указания источника его происхождения (то есть данного сайта) является грубейшим нарушением статьи 11 упомянутого Федерального Закона РФ. Напоминаем, что раздел V упомянутого Федерального Закона, а также действующее гражданское, административное и уголовное законодательство Российской Федерации предоставляют авторам широкие возможности как по преследованию плагиаторов, так и по защите своих имущественных интересов, в том числе позволяют добиваться, помимо наложения предусмотренного законом наказания, также получения с ответчиков компенсации, возмещения морального вреда и упущенной выгоды на протяжении 70 лет с момента возникновения их авторского права.

Добросовестное некоммерческое использование данного текста без согласия или уведомления автора предполагает наличие ссылки на источник его происхождения (данный сайт), для коммерческого использования в любой форме необходимо прямое и явно выраженное согласие автора.

© А.Комнин, 2008 г.

© "Теория антисистем. Источники и документы", 2008 г.

 

Антон Комнин

 

Жизнь и княжение Ярослава (Федора) Всеволодовича

великого князя Киевского и Владимирского

(1190-1246)

  

Введение

 

Ярослав Всеволодович княжил в первой половине XIII века. Это было тяжелое для Руси время. Русским (как и всем православным народам) пришлось в это время иметь дело сразу с двумя агрессорами, которые пришли с двух сторон. С одной стороны (с запада) стали нападать католики-крестоносцы. При этом русским приходилось на западе еще бороться с литовцами-язычниками. А тем временем с другой стороны (с востока) пришли степные народы во главе с монголами, стремившиеся объединить всю Великую Степь (как минимум) и, по возможности, покорить прилегающие к ней территории (как максимум).

До этого Русь долгое время не знала серьезных внешнеполитических проблем и русские князья, как правило, вели друг с другом борьбу за влияние на Руси. Одни стремились свое влияние увеличить, другие стремились свое влияние сохранить. Кто-то стремился стать великим князем, а кто-то пытался сохранить за собой свой удел. Участвовал в этой борьбе и Ярослав.

Но когда изменилась внешнеполитическая ситуация, стол необходимо меняться и русским князьям. Надо было менять политику, как в отношении соседей, так и в отношении друг друга. Конфликты между русскими княжествами должны были отойти на второй план, потому что, как заметил Г.В. Вернадский[1] (и многие другие) остро встал вопрос о самом существовании Руси.

В жизни Ярослава Всеволодовича можно выделить следующие периоды. Первый период – когда еще жил и правил его отец Всеволод Большое Гнездо (1190-1212). Возмужав Ярослав, как и его братья, по мере возможности помогал своему отцуомогал своемуожности тец Всеволод Большое Гнездо. итории как оих детей. стырым. стал угрожать ее северный сосед- Владимиро-Сузд. После смерти Всеволода начинается второй период в жизни Ярослава, когда старшим в Суздальской земле был Константин Всеволодович (1212-1219). Правда, не все братья старшинство Константина признавали и Ярослав участвует в борьбе старших братьев за Владимирский стол. Во время третьего периода (1219-1238) в Суздальской земле правил брат Ярослава Юрий, которому Ярослав подчинялся как старшему в роде.  Четвертый период (1238-1246) начался после гибели Юрия, когда Ярослав стал Великим князем Владимирским. Заканчивается этот период смертью Ярослава.

В каждый период у Ярослава были разные возможности, перед ним стояли разные задачи, и при смене периодов ему приходилось менять политику. Каждому периоду у нас будет посвящена одна глава.

Цели и задачи.

В этой работе мы попытаемся оценить роль Ярослава в истории Руси. Эта проблема включает в себя следующие вопросы.

1) Какова его роль в судьбе Владимиро-Суздальского княжества?

2) Какова его роль в судьбе других русских полугосударств?

3) Какова его роль в борьбе с католической агрессией?

4) Какова его роль в борьбе с литовской агрессией?

5) Какова его роль в истории контактов (военных и дипломатических) Руси  с монголами?

На эти вопросы мы постараемся ответить, используя исторические источники и литературу, где Ярослав Всеволодович упоминается. 

Интересующую нас информацию можно найти в исторических источниках и литературе, описывающих историю Руси в первой половине XIII века, когда Ярослав Всеволодович княжил. Упоминается он в работах посвященных теме монголо-татарского ига[2]. Также как и в работах освещающих борьбу с западными агрессорами[3]. Ярослав Всеволодович побывал почти во всех русских княжествах. Работы, посвященные этим княжествам, также содержат полезную информацию[4]. В конце концов, информацию о нем можно почерпнуть из работ, посвященных его знаменитому сыну[5].

Характеристика источников

При работе мы будем использовать три исторических источника, в которых говорится о Ярослав: Новгородскую Первую летопись старшего и младшего извода[6], Лаврентьевскую летопись[7], и записи Плано Карпини[8].

Во-первых, это Новгородская Первая[9] летопись старшего и младшего извода. Летопись старшего извода, древнейшая из дошедших до нашего времени. Сохранилась в единственном (синодальном) списке  XIII-XIV веков (список дефектный, утрачены первые тетради), который был введен в научный оборот Щербатовым М.М. Первая, древнейшая часть летописи, доходящая до 1234 года, написана в конце XIII века. Вторая часть рукописи датируется второй четвертью XIV века, она доводит изложение до 1330-х годов. Младший извод Новгородской Первой летописи составлен, предположительно, в XV веке)[10]. Летописание ведется до 40-х годов XV века. Сохранился в трех списках (Комиссионном, Троицком и Академическом).  

Из этого источника можно почерпнуть информацию о тех периодах, когда Ярослав был новгородским князем (а он, как заметил Кирпичников А.Н., получал новгородский стол четыре раза)[11] и  когда он с Новгородом воевал.

Во-вторых, это Лаврентьевская летопись[12]. Была составлена (по другой версии переписана) монахом Лаврентием (отсюда ее название) в 1377 году по благословению епископа Суздальского и Нижегородского Дионисия. Хранилась во Владимирском монастыре до 1792 года, когда была куплена Мусиным-Пушкиным, который подарил ее императору Александру I. Император передал летопись в Публичную библиотеку (теперь Российская Национальная библиотека в Санкт-Петербурге), где рукопись и находится по сей день. В летопись входит самая ранняя (из сохранившихся) редакция Повести Временных лет, «Поучение» Мономаха и Владимирский великокняжеский свод 1304 года. Этот свод (как и летопись) составлялся во Владимиро-Суздальском княжестве, и истории этого княжества уделяется особое внимание. А Ярослав родился в этом княжестве и провел в нем большую часть своей жизни. Таким образом, это, наверно, самый полезный из имеющихся источников.

В-третьих, это записи монаха-францисканца Плано Карпини, который по поручению Папы Римского в 1245-1246 гг. ездил в Монголию[13]. Позже он написал о своем путешествии рукописи «История Монголов, которых мы называем Татарами»[14]. В Монголии он встретил Ярослава, о чем упоминает в своем труде. Этот источник необходим при рассмотрении последних дней жизни Ярослава и обстоятельств его смерти.

В приведенных источниках есть практически все известные достоверные факты из жизни Ярослава Всеволодовича.

Характеристика литературы.

Среди используемой мной литературы в первую очередь следует отметить Соловьева С.М., создателя многотомной «Истории России с древнейших времен», которую кто-то назвал «энциклопедией российской истории». Во втором и в третьем томах «Истории»[15] можно найти почти все известные факты из жизни Ярослава.

Упоминается Ярослав в книге другого выдающегося российского историка Н.И. Костомарова «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей»[16], в главе посвященной его знаменитому сыну Александру. Кроме всего прочего, там говорится о том, что Александр Невский продолжил дело, которое начал его отец[17].

В книге Карташева А.В. «Очерки по истории русской церкви»[18] можно найти информацию о деле распространения христианства на Руси[19]. А Ярослав внес вклад в это дело, крестив карел[20].

Монография А.Н. Насонова «Монголы и Русь: история татарской политики на Руси»[21], является первой отечественной монографией, полностью посвященной теме русско-ордынских отношений. В ней обращает на себя внимание версия о причастности Ярослава к убийству в Орде Михаила Черниговского[22].

Ю.В. Кривошеев заметил[23], что на советскую историографию (в том числе на Насонова А.Н.) оказала сильное влияние оценка классиками марксизма-ленинизма средневековых русско-монгольских отношений. Например, Маркс писал, что «…это иго не только давило, оно оскорбляло и иссушало самую душу народа, ставшего его жертвой».

В книге Л.Н. Гумилева «Древняя Русь и Великая степь»[24] излагается другая точка зрения. В этой книге выдвигаются нетрадиционные (для отечественной историографии) версии взаимоотношений Руси со степняками вообще и с монголами в частности (их влияние на русскую историю оценивается, в основном, положительно). Кроме того, в ней рассматриваются конфликты Руси с Литвой и с католическим Западом. Деятельность Ярослава оценивается, как правило, положительно, его политических противников – отрицательно[25].

Анализу взаимоотношений Руси-России с монголо-татарской империей, а  затем с татарскими ханствами посвящена монография известного историка В.В. Каргалова «На границах стоять крепко!: Великая Русь и Дикое поле. Противостояние XIII-XVIII вв.»[26]. Кроме всего прочего, Каргалов пишет о контактах Ярослава Всеволодовича с Западом, и предполагает, что они послужили основной причиной убийства Ярослава монголами[27].

Книга известного советского историка И.Б. Грекова «Русские земли в XIII-XV веках»[28], написанная в соавторстве с писателем Ф.Ф. Шахмагонов ым, является научно-популярным очерком истории русских земель XIII-XV века. 

Монография В.Л. Янина «Новгородские посадники»[29] посвящена исследованию главного института политической власти новгородского боярства с момента его возникновения до падения самостоятельности Великого Новгорода в 1478 году. С этим институтом Ярославу приходилось иметь дело, когда он был новгородским князем.

Из российских постсоветских трудов в первую очередь следует отметить книгу Перхавко В.Б. и Сухарева Ю.В.  «Воители Руси IX-XIII вв.»[30]. Эта книга интересна тем, что в ней есть глава, полностью посвященная Ярославу Всеволодовичу[31], где описывается его военная деятельность (войны против новгородцев, смолян, немцев, литовцев).

Тему монголо-татарского ига из российских историков развивает Ю.В. Кривошеев в своей работе «Русь и монголы: Исследования по истории Северо-Восточной Руси XII-XIV вв.»[32]. В частности, он замечает, что именно Ярослава Всеволодович начал историю взаимоотношений князей и ханов[33].

Д.Н. Александров в своей книге «Феодальная раздробленность Руси»[34] описывает то же самое время (XIII-XIV вв.), но другие русские регионы. Его работа посвящена тем русским землям, которые со временем вошли в Литовское княжество. Описывается роль Ярослава в судьбе Смоленского и Полоцкого княжеств, которые он защищал от литовцев[35].

Теме борьбы с агрессивными прибалтийскими крестоносцами  посвящена книга М.А. Бредиса и Е.А. Тяниной «Крестовый поход против Руси»[36]. Говорится о походах Ярослава Всеволодовича против крестоносцев, которые не принесли желаемых результатов[37].

Ярослав упоминается во вступительной статье А.Ю. Карпова в книге «Великий князь Александр Невский»[38]. Карпов А.Ю. заметил, что Александр Ярославич пошел по стопам отца, который первый из русских князей получил ярлык из рук ордынского «царя»[39].

Мы перечислили работы отечественных историков. Есть еще одна работа западного историка. Это «Кризис Средневековой Руси 1200-1304» Джона Феннела[40]. Автор, кроме всего прочего, рассматривает почти все известные версии смерти Ярослава, и предполагает, что князь мог умереть своей смертью (а не в результате отравления), не выдержав тягот пути[41].

 отрицательно оценивает ордынскую дипломатию Ярослава и его сына Александра.

Исторически так сложилось, что Ярослав Всеволодович оказался в тени своего сына – Александра Невского, харизматической личности в отечественной историографии. Роль Александра в истории России, его время, проблемы, которые ему пришлось решать, по сей день находятся в фокусе внимания историков[42].

Впрочем, говоря об Александре, так или иначе, говорят и о его отце. Ведь, в конце концов, большинство проблем, которые пришлось решать Александру, зародились и развились в княжение Ярослава Всеволодовича, который тоже внес посильный вклад в их решение.

Таким образом, отечественная историография уделяет достаточно много внимания проблемам, которые приходилось решать Ярославу Всеволодовичу, а вот сама личность этого незаурядного человека освещена довольно слабо. Мы нашли только одну статью Сухарева Ю.В. «Отец Александра Невского» в «Московском журнале»[43].

Приведенная литература – лишь небольшая часть тех работ, которые отражают интересующий нас период. Список этих работ невелик, но вместе с тем он репрезентативен.

 

 

Глава 1. При Всеволоде Юрьевиче (Большое Гнездо) (1191-1212).

 

§ 1.1. Всеволод Большое Гнездо. Владимиро-суздальское княжество.

 

А.И. Насонов описывает Русь XI-XII вв. как систему "полугосударств", стоящих на порядок ниже, нежели "Русская земля". Это: 1) Новгородская республика с пригородами, союзными и зависимыми территориями; 2) Полоцкое княжество; 3) Смоленское княжество; 4) Ростово-Суздальская земля; 5) Рязанское княжество; 6) Турово-Пинская земля: 7) Русская земля, включавшая три княжества: Киевское, Черниговское и Переяславское; 8) Волынь; 9) Червонная Русь, или Галицкое княжество (в начале XIII в. объединившееся с Волынью). Гумилев Л.Н. считает, что к этому списку надо добавить половецкую степь, покоренную Владимиром Мономахом[44].

Отец Ярослава Всеволод Юрьевич княжил в северо-восточном Владимиро-Суздальском княжестве. Он был десятым из одиннадцати сыновей Юрия Долгорукого[45]. Князем Владимирским он стал после долгой борьбы, пережив всех своих братьев. Это борьба привела к тому, что авторитет северо-восточного княжества был сильно подорван. Но Всеволоду его удалось восстановить.

Как сообщает летопись[46], в 1190 году в день памяти пророка Захарии (8 февраля) у Всеволода родился сын, которому в  крещении дали имя Федор. Вероятно, имя ему было дано в честь Федора Стратилата. Но кроме христианского имени, ему дали еще языческое – Ярослав. Под этим именем он в дальнейшем упоминается в летописях[47]. Под этим именем он и вошел в историю.

Матерью Ярослава была ясская (осетинская) княжна Мария[48].  

«…тогда сущи князю великому в Переяславли в полюдьи»[49]. С рождения судьба Ярослава становится связанной с судьбой Переяславля Залесского. Этот город ему достанется в удел, и куда бы Ярослав не отправлялся княжить, он всегда будет, так или иначе, контролировать Переяславль. Вероятно, Всеволод поручил представителям этого города воспитание своего сына. Они были для него родными, а он был родным для них. Они его «вскормили в князья».

Под 1194 годом в летописи встречаем упоминание о торжественных "постригах" княжича Ярослава 27 апреля (по древнему обычаю, приняв мальчика из материнских рук, отец отрезал ему прядь волос и сажал в седло). "И бысть радость велика в граде Володимери"[50]. Отныне ребенок поручался "дядьке" – так начиналось воинское воспитание. Сухарев Ю.В. обратил внимание на ранние сроки "постригов" – в данном случае уже на четвертом году: князья Владимирского дома спешили с подготовкой помощников[51]. Поэтому детство князей тогда кончалось рано.

В 1201 году десятилетний Ярослав по поручению отца отправился княжить в Переяславль Южный[52].

 

§ 1.2. Княжение в Переяславле-Южном.

 

Переяславльское княжество было южным форпостом Руси. Его южную часть населяли торки и берендеи, и оно граничило со степями, где обитали половцы – кровные враги торков. Это княжество очень часто с половцами воевало. 

Своей княжеской династии в Переяславле не сложилось (как и в Киеве с Новгородом). Князья, как правило, приходили в Переяславль «со стороны». Князей туда назначал глава клана, который контролировал Переяславль. Вот и Всеволод назначил туда Ярослава.

Всеволод отправил сына накануне очередного обострения политической ситуации. В 1202 году киевляне предали своего князя Рюрика (из смоленского клана Ростиславичей), и перешли на сторону Галицко-Волынского князя Романа, который посадил в Киеве своего двоюродного брата Ингваря Ярославича[53]. Тогда Рюрик попросил о помощи черниговский клан Ольговичей и половцев.

Всеволод Большое гнездо выступил на стороне Романа Галицкого, который победил Рюрика, и организовал поход против его вчерашних союзников –  половцев. В этом походе принял участие и тринадцатилетний Ярослав. Поход был успешный. Была захвачена большая добыча[54]. По замечанию Сухарева Ю.В. Ярослав славы себе не снискал, но и честь рода, вероятно, не ронял[55]. Все-таки он был еще очень мал.

В 1205 году Роман Галицкий погиб в Польше[56], а его сыновья (Даниил и Василько) были еще слишком юные. Началась борьба за Галицко-Волынское княжество. Часть галичан отправила Ярославу Всеволодовичу приглашение на княжение, и он отправился в Галич[57]. Вероятно, галичане хотели таким образом сохранить союз с Всеволодом Юрьевичем.

Но ему не суждено было стать Галицким князем. Часть галичан отправила приглашение Игоревичам (сыновьям главного героя «Слова о полку Игореве»). Владимир Игоревич опередил Ярослава на три дня и тот был вынужден, вернутся в Переяславль Южный[58].

Захватив Галич, Ольговичи решили овладеть всем югом. Рюрик был вынужден временно отступить из Киева, который занял глава клана Ольговичей Всеволод Чермный. Он обвинил Ярослава в незаконных притязаниях на Галич и потребовал «ступать к отцу в Суздаль». Ярослав был вынужден подчиниться. Он попросил у Всеволода Чермного свободного пропуска на север через черниговские владения и получил его[59].

 

§ 1.3. Княжение в Рязани.

 

Всеволод Большой Гнездо конечно был недоволен тем что его сына прогнали с юга да и вообще усиление Ольговичей его не могло радовать. К тому же Ольговичи, судя по всему не рассчитывали удержать Киевское княжество, и вместе с половцами подвергали его разграблению. Всеволод в сердцах сказал: «Разве тем одним отчина – Русская земля, а нам уже не отчина? Как меня с ним Бог управит, хочу пойти к Чернигову»[60]. Но ему не удалось сразу организовать поход против Чернигова, потому что помешала Рязань.

Рязань находилась в зависимости от Владимиро-Суздальского княжества. Но, как заметил Гумилев, там более симпатизировали Чернигову[61]. Рязанские князья потерпели поражение в войне с Всеволодом в самом начале его правления[62]. Рязанцы были вынуждены покориться и  ждали удобного случая, чтобы предать суздальского князя.

И вот в 1207 г., в разгар войны с черниговскими Ольговичами, рязанцы решили, что такой случай настал. Узнав об этом, Всеволод арестовал шестерых рязанских князей, а в Рязань послал княжить своего сына Ярослава с отрядом суздальцев[63] (1208). Ведь Ярослав как раз только что «освободился». 

Рязанцы должны были подчиняться представителю династии им чуждой. В то время как представители родной династии, которые выросли в этом княжестве, подвергались репрессиям. Рязанцы не могли с этим смириться.

Рязанцы стали хватать и ковать в цепи людей Ярослава, а некоторых уморили, засыпавши в погребах[64]. Ярослав не смог справится с мятежным городом самостоятельно. Узнав об этом, к нему на помощь пришел отец.  Закончились борьба тем, что Всеволод приказал вывести всех людей из города. Рязань была сожжена, а жители разведены по другим городам[65].

Центр одного из княжеств был сожжен. Такого события Русь еще не знала. Так печально закончилось второе княжение Ярослава на юге.

 

§ 1.4. Семья.

 

В то время молодые князья редко выбирали себе жен. Как правило, за них выбирали отцы. При выборе невест для сыновей (и женихов для дочерей) родители учитывали политическую ситуацию.

Выше упоминался успешный поход против половцев, в котором принимал участие Ярослав Всеволодович. После этого похода половцы и Всеволод Юрьевич заключили мир, который был скреплен браком между сыном Всеволода Ярославом и дочерью половецкого хана Юрия Кончаковича (1206)[66]. О дальнейшей судьбе половчанки ставшей женой Ярославу нам ничего не известно. Видимо она вскоре умерла.

В 1216 году Ярослав женат уже на другой женщине – на дочери Мстислава Мстиславича, известного под прозвищем «Удалой» («Удатный»)[67]. Именно она будет матерью сыновей Ярослава, среди которых будет и Александр, получивший прозвище Невский.

Мстислав Мстиславич Удалой был сыном Мстислава Храброго – единственного выбранного новгородского князя, похороненного в новгородской Софии[68]. Он, как и его отец, пользовался большой популярностью в Новгороде. И это популярность передавалась его детям  (возможно даже внукам, в лице Александра Невского). Не исключено, что новгородцы позже пригласили Ярослава на княжение потому, что он был женат на дочери Мстислава Мстиславича. Этот брак определил второй регион, с которым будет связана деятельность Ярослава.

 

§ 1.5. Последние годы Всеволода Большое Гнездо.

 

В это время Рюрик Ростиславич и Всеволод Чермный с переменным успехом вели борьбу за Киев[69]. Разобравшись в Рязани, Всеволод получил возможность в эту борьбу вмешаться[70]. Его воевода Степан Здилович, пожег черниговский город Серенск[71]. Соловьев С.М. считает, что это была месть за изгнание сына Ярослава из Переяславля Южного[72]. Всеволод Чермный был вынужден согласиться на переговоры. В 1210 году был заключен мир. Всеволод Чермный сел в Киеве, а Рюрик – в Чернигове[73].

Тем временем у Всеволода возникли проблемы в Новгороде, где сидел его сын Святослав. Новгородцы заперли Святослава с дружиной и пригласили на княжение Мстислава Удалого, который приглашение принял. Всеволод захватил в плен новгородских купцов, которые были в его княжестве, и послал сыновей (среди которых был и Ярослав[74]) к новгородским границам. Но Всеволод остерегался вступать в решительные сражения[75]. Он прислал сказать Мстиславу: «Ты мне сын, а я тебе отец; отпусти Святослава с дружиною и отдай все, что захватил, а я также отпущу гостей и товары их». Мстислав согласился и мир был заключен[76]. Вероятно, именно тогда был заключен брак между Ярославом Всеволодовичем и дочерью Мстислава Удалого (чтоб скрепить мир).

В 1212 году Всеволод Юрьевич скончался[77].

Итак, закончился период подчинения Ярослава его отцу. Молодому Ярославу пришлось княжить в довольно трудных условиях (впрочем, они нигде не были легкими). В Переяславле его приняли хорошо но внешнеполитическая ситуация заставила его город покинуть. В Рязани он оказался благодаря внешнеполитической ситуации, но там его приняли плохо. Рязань ему тоже пришлось покинуть.

Среди его первых успехов можно вспомнить поход на половцев.

Первый брак по неизвестной причине оказался неудачным (бездетным). Ярослав женился вторично, став зятем Мстислава Удалого.

 

 

Глава 2. При Константине Всеволодовиче (1212-1218).

 

§ 2.1. Конфликт между Всеволодовичами.

 

Незадолго до того, как Всеволод скончался, у него возник конфликт со своим сыном Константином.

Предвидя скорую кончину, Всеволод созвал своих шестерых (двое к тому времени умерли) сыновей, чтобы урядить их. Старшему сыну Константину он отдавал главный город – Владимир, второму сыну Юрию – Ростов, Ярославу – Перяславль-Залесский и т.д. Но старший сын Константин не согласился и попросил дать ему Владимир и Ростов[78].

Почему Константин пошел на конфликт с отцом? Соловьев С.М. предполагает, что в то время еще свежа была в памяти борьба между Ростовом и Владимиром за старшинство и все еще была возможность что Ростов вернет себе старшинство. Константин этого боялся и хотел иметь в своих руках контроль за обоими претендентами на старшинство[79]. Греков И.Б. и Шахмагонов Ф.Ф.,  считают, что Константин первым заметил опасность дробления и стремился владеть обоими городами, чтобы иметь перевес над братьями и иметь такую же власть, как была у его отца[80].

У нас есть следующее предположение о мотивах Константина. Он правильно составил прогноз на будущее. Владимир стал отчиной для всех Всеволодовичей. Старшинство передавалось не к старшему сыну, а к брату. Следовательно, после смерти Константина Владимир, как старший город, должен был достаться Юрию (или другому брату). А куда бы делись сыновья Константина? Их судьба была бы печальна.

Как печальна была судьба потомков старшего сына Ярослава Изяслава, которым досталась меленький «кусок» от Киевского княжества – Турово-Пинское княжество. В то время как потомки других братьев (Всеволода и Святослава) сохранили и свои отчины (соответственно Переяславль и Чернигов) и боролись за Киев как за «общую отчину».

Константин все это знал и предвидел, что будет с его детьми и с Владимирским столом. Поэтому он попросил два города: один (Владимир) как старший и общий, второй (Ростов) – как отчина для своих детей. Затем Владимир передается старшему в роде, а Ростов остается за потомками Константина.

Так или иначе, Всеволод программу Константина не принял, очень на него рассердился и созвал бояр, чтобы посоветоваться, как быть[81]. Потом по совету епископа он отдал старшинство второму сыну Юрию. Константин терял старшинство за непослушание[82]. Случай беспрецедентный.

В результате, после смерти Всеволода сложилась парадоксальная ситуация, когда было «два старших князя». Один (Константин) был старшим фактически, второй (Юрий) был старшим юридически. Это не могло не привести к конфликту.

В начавшейся борьбе Ярослав поддержал Юрия. Два других брата -  Святослав и Владимир – поддержали Константина.

Благодаря помощи Ярослава, Юрий смог временно достигнуть численного перевеса и заставил Константина обороняться у Ростова. Константин занял позицию на бродах подле реки Ишнея. Постоявши друг против друга братья примирились и разошлись по своим городам[83].

Вернувшись из похода, Юрий решил отпустить рязанских князей, вероятно рассчитывая на их дальнейшую поддержку.

 Следующий этап борьбы начал Владимир занявший Москву, которой в то время владел Юрий. Константин тоже начал наступление и пожег Кострому, а у Ярослава отнял Нерехту. Ярослав и Юрий решили разбить противников по одному. Сначала они пошли к Ростову и принудили к миру Константина, а затем пошли к Москве и принудили к миру Владимира, который в результате мирного соглашения ушел княжить в Переяславль Южный[84]

Борьба закончились ничем. Ни одна из сторон не смогла добиться подавляющего преимущества. Ростов остался за Константином, Владимир – за Юрием. Юрия такая ситуация устраивала. Первый этап борьбы Юрий и Ярослав выиграли[85].

Насонов А.Н. обращает внимание на первое упоминание Нерехты, позже знаменитой своей солью. Это свидетельствовало о расширении территории Владимиро-Суздальской земли. Насонов предполагает, что это расширение было связано с деятельностью Ярослава и его отца Всеволода[86].

 

§ 2.2. В Новгороде.

 

В 1215 году Ярослав был впервые приглашен на княжение в Великий Новгород. Лаврентьевская летопись утверждает что перед этим новгородцы изгнали Мстислав Мстиславича[87], но, согласно Новгородской летописи старшего извода (которой историки, как правило, больше доверяют[88][89]), Мстислав сам ушел на юг[90].

Как заметил Сухарев Ю.В., править Ярослав стал властно и жестко, даже жестоко[91].

Двое бояр (вероятно противники про-суздальской партии) были окованы и сосланы в Тверь[92]. Это вызвало цепную реакцию. Начались волнения и борьба партий. По крайней мере два двора были разграблены. Один из дворов принадлежал тысяцкому Якуну Намнежичу. Второй – боярину Овстрату, который вместе с сыном был убит[93].

Вероятно, события в Новгороде могли напомнить Ярославу его печальный опыт правления в Рязани. Он помнил, как нелояльные рязанцы буквально воевали с ним и его людьми и о том, как его отец Всеволод жестко поступил с этими рязанцами. И Ярослав решил быть жестким.

Янин В.Л. считает, что Ярослав решил продолжить политику отца «разделяй и властвуй». Он попытался спровоцировать конфликт между боярскими группировками, чтобы, играя на их противоречиях усилить свою власть[94]. Но не получилось. Дальнейшее развитие событий привело к консолидации новгородцев[95].

В Новгороде ему оставаться было опасно. Он переехал в пограничный город Торжок. И перекрыл подвоз хлеба из «низовой земли». Ситуацию усугубил мороз, который побил весь урожай хлеб в Новгородской области. Начался голод[96].

Новгородцы послали Ярославу посольство с просьбой вернуться (и прекратить морить их голодом). Посланцы были задержаны. Та же судьба постигла следующее посольство, которое возглавлял посадник Юрий Иванович. И следующее тоже было задержано[97].

А голод усиливался. Летопись описывает страшную картину вымирания города. «По грехам нашим разидеша власть и земля наша»[98]

Из Новгородской летописи получается, что Ярослав просто хотел уморить новгородцев. Сложно поверить, что он просто воевал и не ставил никаких условий своего возвращения. Но в Новгородской летописи данных о его ультиматуме нет. А Лаврентьевская летопись вообще молчит об этом конфликте.

На помощь Новгороду пришел тесть Ярослава – Мстислав Удалой. Он прибыл в Новгород, где схватил и перековал сторонников Ярослава. После этого он отправил своему зятю священника с предложением мира. Ярослав мир отверг и приказал схватить и сослать в Суздальскую землю всех новгородцев которые были в Торжке (2000 человек). Тогда Мстислав созвал вече и сказал новгородцам: «Пойдемте искать свою братью и своих волостей, чтоб не был Торжок Новгородом, а Новгород – Торжком…»[99]. Можно предположить, что Ярослав хотел Торжок сделать центром волости.

Началась война. Кроме новгородцев в этой войне приняли участие жители Смоленского и Владимиро-Суздальского княжеств.

 

§ 2.3. Битва на реке Липице.

 

Ярослава поддержал его брат Юрий. К ним присоединились Святослав и Иван. Мстислав заключил союз со старшим Всеволодовичем - Константином и  позвал на помощь своих родственников – Смоленских князей Ростиславичей[100].

В Лаврентьевской летописи про эту войну сказано очень мало. И вообще из нее можно решить что война была только между братьями Всеволодовичами[101]. Более подробно эта война описана в Новгородской летописи[102].

Во время этой войны «пошли сыновья на отца, отцы на детей, брат на брата, рабы на господина, а господин на рабов»[103].

В результате маневров, две армии сошлись около реки Липицы (апрель 1216). Согласно Новгородской летописи Мстислав и Константин неоднократно предлагали своим соперникам мир, но Юрий, Ярослав и присоединившийся к ним Святослав и Иван все предложения отвергли[104].

Мстислав Удалой решил нанести главный удар отрядами новгородцев при поддержке смолян по правому флангу Всеволодовичей, где стояли стяги сводного полка Ярослава[105]. Сухарев Ю.В. считает, что это было верно и психологически – поставить против него новгородцев, горевших желанием отомстить за голод, поборы, "обиду" послов[106].

Новгородцы, по обычаю дедов, предпочли идти в бой пешими. Спешились и смоляне. Преодолев болотистую, заросшую кустарником долину ручья, под градом стрел поднялись по крутому склону и ударили на ярославовых воинов[107].

После долгой битвы воины Ярослава не выдержали и побежали. Войска остальных братьев оказались под угрозой окружения. И они тоже побежали. Битва превратилась в избиение. В этой битве погибло 9233 русских война[108].

В результате Юрий должен был уступить Владимир Константину, который стал старшим не только фактически, но и юридически.

Ярослав должен был отпустить всех пленных новгородцев. Кроме того, Мстислав Удалой забрал свою дочь – жену Ярослава[109], которая вернулась к мужу только через три года. В течение этих двух лет Всеволодович был вынужден смирять гордыню унижением[110]

Эта междоусобица дорого обошлась Руси. Из-за нее пришлось русским полководцам отложить походы против немцев в Прибалтике[111] и венгров в Галиче[112].

Победив, Константин смог реализовать свою программу. Ростов оставался за его потомками. Юрий (после короткой ссылки) был посажан княжить в Суздале. Суздаль должен был остаться за его детьми. Переяславль оставался за Ярославом и его потомством. А Владимир был главным городом и «общим». Им Константин владел на правах старшего. После его смерти Владимир должен был достаться следующему брату по старшинству. Что и произошло в 1218 году, когда Владимирским князем стал Юрий[113].

Итак, в этот период Ярослав показал себя не с очень хорошей стороны. Он не смог договориться с новгородцами. Согласно Новгородской летописи даже морил их голодом. Задерживал новгородских посланников и купцов, что просто некрасиво. А войну, которая началась по его вине, проиграл. Лишь милосердие брата Константина и тестя Мстислава спасло его и его город от серьезных последствий.

 

 

Глава 3. При Юрии Всеволодовиче (1222-1237).

 

§ 1.1. Снова в Новгороде. Борьба за власть.

 

После своей блестящей победы Мстислав Удалой ушел на юг бороться с венграми за Галицкое княжество. В Новгороде остался его родственник Всеволод Мстиславич (из смоленских Ростиславичей). Но в 1221 году он был вынужден уйти, потому что в Новгороде снова стали ориентироваться на Суздальскую землю. Новгородским князем стал семилетний Всеволод Юрьевич (вероятно от его имени правили суздальские бояре). Но вскоре он «со всем двором» бежал. Тогда новгородцы снова пригласили Ярослава[114].

То был, несомненно, уже другой, много переживший и передумавший человек[115]. В летописи говорится что новгородцы «были рады» Ярославу. Вероятно, его старые прегрешения были забыты.

Однако вскоре Ярослав снова убежал из Новгорода[116].

В Новгороде снова сел сын Юрия Всеволод. И снова не смог там усидеть. Он по примеру дяди уехал в Торжок и фактически начал войну с Новгородом. Вскоре Юрий Владимирский вместе с братом Ярославом и шурином Михаилом Черниговским пришел в Торжок на помощь сыну[117].

Новгород снова оказался в сложном положении. И на этот раз Мстислав Удалой не мог прийти на помощь, потому что был занят войной с венграми.

Юрий послал в Новгород «черный список», где были люди, которых новгородцы должны были выдать[118]. Вероятно, эти люди мешали суздальским князьям, саботируя их начинания.

Новгородцы отказались выдавать своих людей. Тогда Юрий отказался давать им князей из своего княжества. В конце концов, было решено что новгородцы выплачивают выкуп, а новгородским князем становится Михаил Черниговский шурин Юрия. Но Михаил в Новгороде тоже надолго не задержался, и вскоре ушел[119].

Как видим, князья в это время в Новгороде долго не задерживались. Причем новгородцы их не гнали, а наоборот просили остаться. На это обратил внимание Янин В.Л., который предполагает, что именно в это время в Новгороде стала складываться та форма ограничения княжеской власти, которая потом сыграет решающую роль в развитии поздней республиканской государственности Новгорода[120].

В 1224 году Ярослав снова становится новгородским князем. На этот раз он смог «усидеть» в Новгороде целых три года. В 1228 году он ушел в Переяславль. Вероятно, его уход был связан с намечавшейся войной против  мордвы, в которой он принял участие[121].

Покидая Новгород, он вовсе не собирался терять над ним контроль. Он оставил своих двоих сыновей Федора и Александра (будущего Александра Невского). От их имени правил дядька Федор Данилович[122].

Но в 1228 году в новгородской волости был неурожай. В Новгороде начались волнения, в результате которых епископ Арсений оставил свою кафедру, а тысяцкий Вячеслав (чей двор был разграблен) свою должность[123].

Федор Дмитриевич вместе с княжичами ушел из Новгорода. Новгородцы удивились «Что же это он побежал? … мы их не гнали…». Они послали Ярославу предложение «Приезжай к нам,… будь нашим князем на всей воле нашей…». Ярослав это предложение отверг[124].

Тогда в Новгород снова пришел Михаил Черниговский, вступив в конфликт с Ярославом. Михаил целовал новгородцам крест на их воле[125].  

Крестоцелование полагалось при заключении договоров. Янин видит здесь еще одно свидетельство о тенденции к ограничению княжеской власти.[126].

Ярослав потерял Новгород, потому что участвовал в походе брата Юрия на мордву. А тут еще кто-то ему нашептал, что Юрий позвал Михаила на место Ярослава. Дело чуть не дошло до конфликта между братьями (которые почти всегда были дружны), но Юрию удалось все уладить[127].

Михаил недолго правил на условиях новгородских. У него были дела в родном Чернигове. Он хотел оставить в Новгороде своего сына Ростислава и послал Ярославу предложение о мире. Ярослав предложения о мире отверг и задержал послов, которых продержал все лето[128].

Михаил ушел в Чернигов, а в Новгороде вскоре начались волнения, в результате которых, Ростислав тоже вынужден был уйти. За ним ушла анти-суздальская боярская группировка («борисова чадь»). Ярослав четвертый раз стал новгородским князем. На этот раз он целовал новгородцам крест на их воле[129]. Но, по некоторым данным, льготы, которые дал Михаил, уничтожил[130]. Тем не менее, крестоцелование показывает, что Ярослав тоже пошел на какой-то компромисс с новгородцами, приняв их условия.

Для борьбы с голодом был закуплен хлеб у немцев[131] (редкий случай сотрудничества Ярослава с западными соседями).

Последнюю попытку победить Ярослава анти-суздальская группировка, предприняла в 1232. Ей удалось поднять мятеж во Пскове. Вячеслав (наместник Ярослава) был посажен в тюрьму[132]. Ярослав организовал торговую блокаду Пскова, что оказалось достаточным для того чтобы Вячеслава отпустили. Псковичи просили сыны Ярослава на княжение, но он предпочел послать к ним шурина Юрия[133]. Активные противники Ярослава ушли в Медвежью Голову[134], т.е. на территорию Ордена[135].

Новгородцы были в сложной ситуации. С одной стороны, Ярослав был жестким правителем. С другой стороны, Новгороду был необходим союз с Владимирским княжеством для борьбы с агрессией на западных рубежах[136].

 

§ 3.2. Борьба с католической агрессией в Прибалтике (1222-1234).

 

В начале XIII века был основан орден меченосцев, который должен был окатоличить прибалтийские языческие народы. В течение двадцати лет орден одержал ряд побед над язычниками и православными противниками. Русские города Кукейнос и Герсик (центры удельных княжеств) были захвачены, сопротивление эстов - сломлено[137].

В 1222 года начинается борьба Ярослава с крестоносцами. В это время эсты восстали против немецких крестоносцев и послали князю Юрию Владимирскому просьбу о помощи. Юрий согласился помочь[138].

Согласно немецкой хронике в армии Ярослава было двадцать тысяч войск[139]. Эту цифру некритично принимают Гумилев Л.Н.[140] и Сухарев Ю.В.[141] Но М. Бредис и Е. Тянина считают, что хронист по привычке десятикратно преувеличил численность соперника[142]. То есть русских было две тысячи (что тоже немало). Это обычная численность русской дружины того времени.

Вскоре Ярослав подошел к Юрьеву, который когда-то был русским удельным городом, и которым владели эсты. М. Бредис и Е. Тянина обращают внимание на следующую деталь. Эсты, призывая русских, делили с ними «все что захватили». Такой обычай в средние века существовал в отношении сеньора или того, кому предлагались вассальные отношения. Эсты хотели стать вассалами Новгорода[143].

Ярослав усилил гарнизон Юрьева и пошел на Ревель – цитадель союзников Ордена – датчан. Но взять Ревель ему не удалось. Он только «повоевал» землю крестоносцев и ушел в Новгород с добычей[144].

Вскоре после этого в Юрьев был послан Вячко – бывший князь Кукейноса. Он получил полномочия принимать под свой вассалитет всех желающих. По задумке Ярослава, Юрьев становился столицей вновь создаваемого княжества[145].

Но в 1224 году Юрьев был взят, а его население было перебито, потому что город оказал упорное сопротивление[146]. Юрьевцы ждали помощи из Новгорода, но напрасно. Вероятно из-за очередной новгородской борьбы за власть.

Ярослав был неплохим полководцем, но он был жестким правителем, и требовал от своих подданных «затянуть пояса». Но многие из новгородцев предпочитали жить вольготно, хотя при этом Новгород терял одну позицию за другой.

В 1228 году Ярослав пошел походом на Ригу. При этом он рассчитывал на помощь Пскова. Но в Пскове почему-то решили, что Ярослав собирается оковать лучших псковичей и подчинить своей воле Псков и саботировали поход, затворив ворота. Новгородцы же отказались идти на Ригу без псковичей. Ярослав был вынужден вернуться[147]. В том же году пали замки Монэ и Вальдэ – последний оплот независимости эстов.[148]

Война возобновилась в 1233 году, когда войска ордена вторглись во владения Пскова. Был захвачен Изборск, но его удалось вернуть. Тем временем Ярослав привел подкрепление из Переяславля[149]. И на этот раз Псков его поддерживал. Во время этой войны умер сын Ярослава – Федор[150].

Решающая битва произошла на льду реки Эмбах – "на Омывже", под стенами Юрьева-Дерпта. "Великая свинья" – колонна тяжелой конницы, скучившись перед русским строем, "обломишася" под лед "и истопоша их много"[151]. Уцелевшие тевтоны бежали в город и затворились в нем. Ярослав заключил с ними мир на «всей своей воле»[152]. При этом Ярослав уже не пытался вернуть Юрьев, который, видимо, все равно не удалось бы удержать.

 

§ 3.3. Контакты с язычниками.

 

Почему Ярослав не постарался освободить Юрьев как только он был взят (в 1224)? Очень вероятно, что этому помешали литовцы, которые в начале XIII века стали очень активны. Как раз в 1224 году они совершили очередной набег[153]. Тогда они смогли уйти.

На следующий год семитысячное литовское войско разграбило села вокруг Торжка и торопецкую волость. Ярослав привел переяславльские полки и совокупил их с новгородскими после чего настиг литовцев под Усвятом[154]. В бою погибли меченоша Ярослава, и торопецкий князь Давыд. Но враг был разгромлен. Литовцы потеряли две тысячи убитыми и пленными[155].

В 1227 году Ярослав ходил походом на емь. Землю повоевали и полона привели без числа[156]. В этом походе в качестве союзников участвовали карелы. Сообщается, что Ярослав «послав крести множество корел, мало не все люди»[157]. Это событие очень интересное, потому что, как заметил Карташев А.В., русские князья в Новгороде до самого прихода в Прибалтику немцев совсем не имели ни религиозной ни политической ревности к обращению покоренных народов в свою веру[158]. Они только собирали налоги[159]. Вероятно, поэтому эсты предпочитали быть вассалами Новгорода, а не Ордена.

Не исключено, что крещение карел было связано с борьбой против крестоносцев. Чтобы усилить свое влияние среди нерусских племен.

На следующий год емь пошли походом в новгородские владенья, но жители Ладоги, выступив во главе со своим посадником Владиславом, смогли отбиться. При этом им помогли карелы[160]. После этого поражения емь уже не оправится.

Ярослав воевал не только с западными соседями, но и с восточными. В 1229 году, он принял участие в походе брата Юрия на мордву[161].

В 1234 году литовцы напали на Русу и захватили, было, посад, но были отбиты местным феодальным ополчением ("гридьба", "огнищане") и вооруженными купцами. Ограбив близлежащий монастырь, налетчики отступили. Князь Ярослав с конными новгородцами догнал их в Торопецкой волости, и рассеял, потеряв при этом десять человек[162].

 

§ 3.4 Борьба на юге и Батыево нашествие.

 

Выше упоминался Михаил Всеволодович Черниговский с которым Ярослав боролся за Новгород. Конфликт имел продолжение уже на юге. В 1232 году Михаил Черниговский принял участие в войне против Даниила Романовича Волынского – союзника суздальских князей были в союзе с Даниилом и они решили помочь ему[163].

Ярослав вместе с новгородцами участвовал в походе на Черниговское княжество (1236). Он сжег Серенск и истребил много хлеба в окрестностях Мосальска[164]. Но продолжить борьбу он не смог, потому что в то время возникли очередные проблемы на западных рубежах.

В результате борьбы, которая шла с переменным успехом, Михаилу удалось отбить у Даниила Галицкое княжество (точнее галицкие бояре сдали Галич Михаилу) и посадить своего человека (Изяслава) в Киеве. Тогда в борьбу вмешался Ярослав. Его могло побудить к этому усиление его врага Михаила, и вообще усиление Ольговичей за счет Мономашичей[165].

Оставив в Новгороде сына Александра, Ярослав собрал большое войско и пошел на юг. Он опустошил черниговскую волость и занял Киев, выгнав оттуда Изяслава[166].

Так Ярослав стал Великим князем Киевским. Номинально он был главой Руси. Но при этом он не был главой своего рода, который в то время возглавлял его брат Юрий. Старший брат сидел во Владимире, младший – в Киеве. То же самое было при Андрее Боголюбском, который в 1169 году захватив Киев, оставил там младшего брата, а сам ушел во Владимир[167].

Но Ярослав не долго сидел в Киеве. В 1237 на Русь пришли татары, и Ярослав был вынужден уйти на север[168].

У татар в то время была лучшая армия в мире. И русские терпели поражение за поражением. Многие русские города были захвачены и разграблены. Среди них были Москва, Владимир  (центр Северо-Восточной Руси), и Переяславль – родной город Ярослава. Это был один из самых укрепленных городов и взять его монголы смогли только «сообща» (то есть всеми силами)[169]. В битве на реке Сити погиб Юрий – старший брат Ярослава[170].

Не ясно, где был Ярослав во время похода Батыя в Суздальское княжество.  Сухарев Ю.В. предполагает, что в это время Ярослав Всеволодович находился в Новгороде и организовывал его оборону на владимирском направлении. Потому что новгородцы не захотели идти в суздальскую землю, предпочитая укреплять свою[171].

Думаю, это было более перспективно. Шансы победить монгол в открытом бою были очень малы. А вот укрепить города было реально, что доказывает долгая осада Козельска. Нельзя исключать, что укрепления Ярослава «отпугнули» Батыя от Новгорода.

После ухода Батыя, Ярослав еще принял участие в борьбе на юге, захватив жену Михаила Черниговского в Каменце[172]. Вскоре он ее отпустил к ее брату и своему союзнику – Даниилу Галицкому[173]

В Новгородской летописи говорится о гибели одного из сыновей Ярослава[174]. Шестеро остальных его сыновей (Александр, Андрей, Константин, Афанасий, Даниил и Михаил) нашествие пережили[175].

Итак, с гибелью брата Юрия закончился второй период в жизни Ярослава. За время этого периода он смог во многом реабилитироваться в глазах современников после поражения при Липице. Он заслужил репутацию хорошего полководца, одержав ряд побед над рыцарями ордена и литовцами. Новгородцы поняли, что Ярослав им необходим. Со своей стороны Ярослав согласился быть князем «на воле новгородской». Во время татарского нашествия, вероятно, укреплял Новгород, но защищать его не пришлось. Его родное Суздальское княжество сильно пострадало от Батыева нашествия.

 

 

Глава 4. Князь Владимирский (1238-1246). 

§  4.1. После нашествия. Подчинение Орде.

 После ухода татар Ярослав вместе со своими воинами вернулся в родное княжество и сел во Владимире[176], и рассадил родичей по городам. При этом сохранился принцип который отстаивал Константин[177]. Константиновичи остались в Ростове, Переяславль оставался за потомством Ярослава. А вот Суздаль из-за гибели Юрия и его сыновей остался без княжеской династии. Тогда он был отдан следующему по старшинству брату – Святославу[178].Начались восстановительные работы. Погибших людей хоронили, разрушенные дома отстраивали[179].

В 1243 Ярослав отправился к Батыю, который, прекратив поход в Европу, обосновался на Волге. Батый, по словам летописца, принял Ярослава с честью и, отпуская, сказал ему «Будь ты старший между всеми князьями». Как заметил Каргалов, этот акт был формальным признанием зависимости от Золотой Орды. Хотя до фактического установления ига было еще далеко[180].

Ярослав стал главой Руси. Он получил право обладания Киевом, в который послал боярина Еиковича[181].

Вслед за Ярославом в Орду поехали другие князья.

Соловьев С.М., считает, что надо было покориться, чтобы избежать геноцида.[182] По мнению Г.В. Вернадского монголы эксплуатировали только тело и не покушались на душу, в отличие от западных агрессоров[183]. Это мнение поддерживает Гумилев.[184] Греков И.Б. и Шахмагонов пишут, что Ярослав с Александром (Невским) своими действиями дали передышку северо-восточным землям от ордынских нашествий[185].

Мы считаем, что Ярослав принял грамотное решение.

Не все князья благополучно возвращались из поездок в Орду. Например, Михаил Черниговский был там убит (1246)[186]. Согласно летописи за веру. Но подавляющее большинство историков считает, что убит он был по политическим (а не религиозным) мотивам. Даже церковный историк  Карташев А.В. не исключает политических мотивов убийства[187].

Насонов обращает внимание на штрихи, которые указывают на причастность Ярослава к расправе над Михаилом. Например, на то что в это время в Орде находился его сын[188].

Эту версию поддерживает Д.Н. Александров. Он подчеркивает, что у Ярослава не было алиби (как считают некоторые), потому что он отправился в Монголию уже после гибели Михаила Черниговского[189].

Александров Д.Н. заметил, что интересы Батыя и Ярослава совпадали, потому что Михаил занимал прозападную позицию[190]. Но в таком случае возникает вопрос, а нужен ли был Ярослав для того чтобы Михаила убили. Просто Батый уничтожил опасного нелояльного (западника) князя, отстаивая свои интересы (а не интересы кого-то из князей).

Гумилев Л.Н. считает, что Михаил недооценил разведку Батыя, которому стало известно о переговорах с Папой Римским[191]. Впрочем, в данном случае «агентом Батыя» мог оказаться и Ярослав.

Мы считаем, что главной причиной было сотрудничество сына Михаила Ростислава с венграми и поляками, которые как раз накануне напали на Галицко-Волынское княжество[192]. Хотя Ярослав, бесспорно, был среди тех, кому это убийство было выгодно.

 

§ 4.2. Продолжение борьбы с западными агрессорами.

Гумилев считает, что Ярослав грамотно поступил, не подставив головы своих воинов под сабли Батыя. Тем самым он сохранил полки, которые ему вскоре пригодились для обороны западных рубежей[193].

В это время Полоцкое княжество остро нуждалось в защите от Литвы[194]. И в 1239 году Ярослав женил сына Александра на дочери полоцкого князя[195] и одержал над литовцами победу. Параллельно он урядил смоленских князей[196], сменив Константина Всеволодовича на его брата Мстислава[197].

Кривошеев указывает на полный успех этого похода  и считает, что на Руси произошло быстрое возвращение к «структуре повседневности»[198].

Александров считает, что Ярослав не мог вести такую активную политику до поездки к Батыю и датирует поход в Смоленск 1243 годом[199]. Но мы не видим к тому достаточных оснований. Ярослав должен был реагировать на агрессию Литвы, а литовцы вряд ли ждали, когда Ярослав поедет в Орду.

Феннел отмечает, что последние годы правления Ярослава были отмечены нехарактерной для него бездеятельностью[200]. Но, во-первых, у Ярослава хватало забот кроме военных (см. предыдущий параграф). А во-вторых, у Ярослава появился достойный заместитель. 

Это время, как заметил Феннел[201], прошло под знаком взлета его сына Александра, который одержал две свои знаменитые победы. Одну над шведами на Неве (за что получил прозвище “Невский”)[202] вторую над немцами на чудском озере («Ледовое побоище»)[203]. Вторую победу оно одержал после того, как отец прислал ему подкрепление[204]. В 1245 году он одержал ряд побед над литовцами. У Ярослава появился достойный помощник и приемник. 

Однако Полоцк Ярославу и его сыну Александру удержать не удалось. Вскоре там утвердится литовская династия[205].

 

§ 4.3. Поездка в Каракорум. Смерть.

В 1245 году Ярослав очередной раз поехал в Орду[206]. А оттуда он поехал в Монголию в Каракорум. Из этой поездки Ярослав не вернулся. В Лаврентьевской летописи говорится, что он умер по дороге домой[207].

О последних днях жизни Ярослава можно узнать из записок папского легата Плано Карпини. Так, Карпини упоминает пир на котором присутствовал он и Ярослав. При этом, по мнению Карпини Ярославу не оказывали должного почета[208]. С другой стороны, среди гостей (представителей покоренных народов) Ярослав занимал самое почетное место[209].

Данные Карпини о смерти Ярослава противоречат летописным. Согласно его версии Ярослав умер еще в Каракоруме. После того как побывал на приеме у регентши Тугаркины (вдовы Угэдэя), которая дала ему есть из своих рук, что считалось почетным. Карпини пишет, что Тугаркина, вероятно, отравила Ярослава[210]. Феннел считает, что версия Карпини более вероятна, потому что Карпини находился в непосредственной близости от места событий[211].

Карпини говорит, что Ярослава отравили, чтобы легче овладеть Русью[212]. Но Соловьев С.М.  возражает, что смерть Ярослава ничего особо не изменила, а для того, чтобы легче овладеть Русью, надо было истреблять всех Рюриковичей. Соловьев С.М. предполагает, что смерть Ярослава была следствием наговора родичей[213].

Каргалов В.В. считает, что Ярослав, формально признав власть Орды, тут же стал искать возможности для борьбы. К Ярославу присылалось посольство от Римского Папы, а на Лионском Соборе присутствовал представитель Руси[214]. Каргалов В.В. предполагает, что о контактах Ярослава с Западом стало известно в Орде, что и послужило основной причиной его гибели[215]

Греков И.Б. и Шахмагонов Ф.Ф. считают, что убийство Ярослава связано с тем, что он стал слишком сильным[216].

Вернадский Г.В. считал, что Ярослава убили, потому что он был «человеком Батыя», а в Каракоруме с Батыем враждовали. И решили «убрать его без лишнего шума». Мы поддерживаем эту версию.[217]

Впрочем, нельзя исключать версию, что Ярослав просто надорвался[218].

Костомаров считает, что политика Ярослава в отношении Орды была менее успешной, чем политика его сына и не могла служить примером для, потому что закончилась неудачно (смертью в Орде). А вот успешная поездка Александра стала для других князей образцом. Сын продолжил дело отца[219].

Итак, последние годы жизни Ярослава отмечены рядом успехов. Он успешно съездил в ставку к Батыю, который назначил его старшим русским князем. Таким образом, своей дипломатией он предотвратил новые нашествия и добился гегемонии своего княжества на Руси. Одержал ряд побед на литовцами и крестоносцами. В сферe его  влияния, кроме родного суздальского княжества находились Новгород, Смоленск и Полоцк. Но во время поездки в Монголию, он умер при невыясненных обстоятельствах.

 

 

Заключение.

 Мы рассмотрели основные события из жизни Ярослава, и теперь можем подвести итоги и ответить на поставленные вначале вопросы.

Мы видим как в течении жизни растет влияние и ответственность Ярослава. В первый период жизни он просто выполняет указания отца. Затем он участвует в борьбе между двумя старшими братьями. Затем становится фактически «правой рукой» старшего брата Юрия, главы Суздальского княжества, а в конце жизни он возглавляет суздальское княжество и фактически возглавляет всю Русь (но при этом подчиняется монголам).

Ярослав вступил в конфликт с новгородцами что привело к войне, которую он и его брат Юрий проиграли, что понизило статус Владимиро-Суздальской княжество.

Однако затем походы, которые устраивал Ярослав, как правило, заканчивались успешно, и статус Владимиро-Суздальской земли повышался. В конце жизни оно фактически стало гегемоном на Руси. От него, так или иначе, зависели Новгородская Земля, Смоленское княжество, Полоцкое княжество, Киевское княжество. И Ярослав имел к этому прямое отношение.

Когда он был молодой, ему не удалось удержаться Переяславле-Южном, и он не смог самостоятельно справиться с рязанскими боярами. Его конфликт с рязанцами привел к сожжению Рязани. С другой стороны он тогда был малолетним, и за его действия несут ответственность опекуны.

Небезуспешно защищал Новгородскую волость от агрессивных соседей. Вероятно, именно благодаря своей репутации хорошего полководца ему удалось победить в борьбе за влияние в Новгороде. Долго (около 15 лет) конфликтовал с новгородцами из-за вопроса о разграничении полномочий. Но, в конце концов, согласился быть князем на «воле новгородской». Крестил карел – союзников Новгорода. Разгромил емь.

Защищал Смоленское княжество, в котором урядил князей.

Пытался защитить Полоцкое княжество но, видимо, безуспешно.

Прекратил борьбу за Киев, включив киевское княжество в сферу своего влияния. Был одновременно Великим князем Киевским и Великим князем Владимирским. В Киев назначил  боярина.

С Черниговским княжеством воевал. Дважды разорял во время походов на него. Возможно, он причастен к гибели Михаила Черниговского.

На Галицко-Волынское княжество влиял косвенно.

Его конфликты с новгородцами (во время одного из которых он чуть не довел Новгород до катастрофы) дали немецким рыцарям возможность закрепиться в Прибалтике (кроме всего прочего, был потерян Юрьев). Но, когда ему удавалось договориться с новгородцами, воевал с западными агрессорами успешно.

Также в основном успешно воевал с литовскими агрессорами, защищая от них новгородские и смоленские земли. Но, как уже говорилось, ему не удалось защитить Полоцк. 

О его борьбе с монгольским нашествием ничего не известно. Вероятно, укреплял Новгород. Первым признал себя вассалом монгольского хана. Заложил традицию поездок русских князей к монгольским ханам. С него началась история зависимости Руси от Орды. Как правило, ему ставят в заслугу то, что благодаря его дипломатии Батый не нападал на Русь.

Ему пришлось ехать в Монголию, куда его вызвали. Во время этой поездки он умер. Таким образом, князь, с которого началась зависимость русских от монголов, умер в монгольской столице.

Возможно, он стал жертвой борьбы между монгольскими группировками. Возможно, стал жертвой доноса соотечественников.

А может быть, он просто надорвался. Потому что с ранней юности и до конца жизни у него был очень большой груз ответственности, который выдержит далеко не каждый.

Ему удалось добиться гегемонии своего родного княжества на Руси, но не смог защитить его от монгольских агрессоров. Он одержал ряд побед над западными агрессорами, хотя и не смог избежать территориальных потерей (Юрьев, Полоцк) для Руси.

В его лице Русь подчинилась монголам. Она вошла в состав монгольской империи на правах автономии – сохранив свою, культуру, правящую династию, армию, и внутреннее самоуправление. Это было лучше, чем подчиниться крестоносцам, стремившимся окатоличить Русь, т.е. покушавшимся на русскую культуру.

Своими действиями он проложил дорогу своему знаменитому сыну. Александр Невский пойдет по стопам отца. Он также будет сражаться с западными агрессорами (в случаи с Ледовым Побоищем, он даже использовал тактику отца). И также будет ездить к монгольским ханам. Многие историки считают, что политика Александра Невского спасла Русь. Но политика Александра Невского является также политикой его отца.

Не со всеми проблемами Ярославу удавалось справляться. В его судьбе были и ошибки, и поражения. Были и некрасивые поступки (когда он задерживал новгородских послов). Но были и победы и несомненные заслуги, как перед его княжеством, так и перед всей Русью. Это личность имеет большое значение в истории нашего Отечества.

 

 

Источники и литература. 

I

1.     Плано Карпини. История монголов. – М.: Мысль, 1997

2.     Лаврентьевская летопись. Полное собрание русских летописей. Том I. – М.: Языки славянской культуры. 2001.

    3. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. (Полное собрание русских летописей. Том III.) – М.: Языки славянской        культуры, 2001.

II

4.     Александров Д.Н. Феодальная раздробленность Руси. – М.: Экслибрис-Пресс, 2001.

5.     Бредис М.А, Тянина Е.А. Крестовый поход на Русь. – М.: Алгоритм, 2007.

6.     Великий князь Александр Невский. Сост. и авт. текст А.Ю. Карпова. – М.: Русскiй мiръ, 2002. 

7.     Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Мир истории: Русские земли в XIII-XV веках. – М.: Молодая гвардия, 1988.  

8.     Гумилев. Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. – М.: Мысль, 1989.

9.     Данилевский. И.Н.  Ледовое побоище. Смена образа. // Отечественные записки 2004, №5. http://www.strana-oz.ru/?numid=20&article=934.

10. Каргалов В.В. На границах стоять крепко! : Великая Русь и Дикое поле. Противостояние XIII-XVIII вв.. – М.: Рус. панорама, 1998  

11. Карташев А.В. Собрание сочинений в 2 Т. Очерки по истории русской церкви. – М.: ТЕРРА, 1992.

12. Кирпичников А.Н. Александр Невский. Между Западом и Востоком. //Вопросы истории 1996, N11

13. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.:Книга, 1990.

14. Кривошеев Ю.В. Русь и монголы: Исслед. по истории Северо-Восточной Руси XII-XIV вв. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003.

15. Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства: историко-географическое исследование. Монголы и Русь: история татарской политики на Руси. – Санкт-Петербург: Наука, 2006 

16.  Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. «Воители Руси IX-XIII вв.». – М.:Вече. 2006.

17. Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. Книга I и книга II. – М.: Мысль, 1988.

18. Сухарев Ю.В. Отец Александра Невского. //Московский журнал. 2001. №6.

19. Феннел, Джон. Кризис Средневековой Руси 1200-1304. – М.: Прогресс, 1989

20. Янин В.Л. Новгородские посадники. – М.: Языки славянской культуры, 2003.

  

Приложение 1. Хронология основных событий в жизни Ярослава Всеволодовича.

Годы

События

1190

Рождение.

1194

«Постриг». Начало воинского воспитания.

1201

Начало княжения в Переяславле-Южном.

1204

Поход на половцев.

1205

Мир с половцами. Ярослав женился на дочери половецкого хана Юрия Кончаковича. Роман Галицкий погиб.

1206

Борьба на юге. Изгнание из Переяславля-Южного.

1208

Ярослав – Князь Рязанский. Восстание рязанцев. Рязань сожжена по приказу Всеволода Большое Гнездо. 

1210

Мир на юге. Конфликт в Новгороде между Всеволодом Юрьевичем и Мстиславом Удалым.

1211.

Мир между Всеволодом и Мстиславом. Ярослав женился на дочери Мстислава.

1212

Конфликт между Всеволодом Юрьевичем и его сыном Константином. Смерть Всеволода. Конфликт между братьями. Ярослав с Юрием против Константина.

1213

Перемирие между Всеволодовичами.

1215

Правление в Новгороде конфликт.

1216

Липецкая битва. Константин - князь Владимирский. Мстислав забрал свою дочь – жену Ярослава.

1218

Константин умер. Юрий – Великий князь Владимирский.

1222

Второе приглашение в Новгород.

1223

Поход против крестоносцев. Посадил Вячко в Юрьеве.

Бегство из Новгорода

1224

Конфликт Суздальского княжества с Новгородом. Михаил Черниговский садится в Новгороде. Юрьев взят немцами. Вячко погиб, население вырезано. Набег литовцев.

1225

Михаил Черниговский ушел. Третье приглашение в Новгород. Нападение литовцев. Битва под Усвятом. Победа.

1227

Поход на емь. Крещение карел.

1228

Поход в Прибалтику сорван жителями Пскова. Ярослав ушел в Суздальское княжество, оставив своих сыновей – Федора и Александра. Участие в походе на мордву.

1229

Голод в новгородской земле. Бунт в Новгороде. Княжичи Александр и Федор бегут. Михаил Черниговский – князь новгородский.

1230

Михаил Черниговский ушел. Четвертое приглашение в Новгород. Крестоцелование и обязательство «княжить на воле новгородской».

1232

«Борисова чадь» подняла мятеж в Пскове. Блокада Пскова. Псков подчинился. «Борисова чадь» ушла на территорию немецкого Ордена. 

1233

Война с немцами. Битва на реке Эмбах. Победа.

1234

Набег литовцев. Битва в Торопецкой волости. Победа.

1236

Вмешательство в борьбу на юге. Ярослав – Великий князь Киевский.

1237

Вторжение Батыя на Русь. Ярослав оставил Киев.

1238

Бытый вторгся во владимиро-суздальское княжество. Юрий Всеволодович погиб в бою. Бытый ушел на юг не доходя до Новгорода (где предположительно был Ярослав).

1239

Сын Александр женится на полоцкой княжне. Победа над литовцами. Урядил смоленских князей.

1240

Александр побеждает шведов (Невская битва).

1242

Александр побеждает немецев (Ледовое побоище).

1243

Поездка в ставку к Батыю. Великий Князь Владимирский и Киевский.

1245

Александр Ярославич побеждает литовцев.

1246

Гибель Михаила Черниговского в Орде. Поездка в Орду. Поездка в Монголию. Смерть.


 

Приложение 2. Карта Удельной Руси XII-XIII вв.

  

 


Примечания

[1] Великий князь Александр Невский. Сост. и авт. текст А.Ю. Карпова. – М.: Русскiй мiръ, 2002, С. 271.

[2] Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства: историко-географическое исследование. Монголы и Русь: история татарской политики на Руси. – Санкт-Петербург: Наука, 2006. С. 218, 221, 231, 234-236.

[3] Бредис М.А, Тянина Е.А. Крестовый поход на Русь. – М.: Алгоритм, 2007. С. 263-264.

[4] Александров Д.Н. Феодальная раздробленность Руси. – М.: Экслибрис-Пресс, 2001. С. 193-194.

[5] Великий князь Александр Невский…С. 6.

[6] Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. (Полное собрание русских летописей. Том III.) – М.: Языки славянской культуры, 2001.

[7] Лаврентьевская летопись. Полное собрание русских летописей. Том I. – М.: Языки славянской культуры. 2001.

[8] Плано Карпини. История монголов. – М.: Мысль, 1997

[9] ПСРЛ, Том III.

[10] Великий князь Александр Невский… С. 367.

[11] Кирпичников А.Н. Александр Невский. Между Западом и Востоком. //Вопросы истории 1996, N11

[12] ПСРЛ Том I.

[13] Плано Карпини. Указ. соч., С. 12. 

[14] Плано Карпини. Указ. соч.

[15] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. Книга I и книга II. – М.: Мысль, 1988.

[16] Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.:Книга, 1990.

[17] Там же. С. 159.

[18] Карташев А.В. Собрание сочинения. Том 1. – Москва: ТЕРРА, 1992.

[19] Там же. С. 145-156.

[20] Там же. С. 154.

[21] Насонов А.Н. Указ. соч.

[22] Там же, С. 235.

[23] Кривошеев Ю.В. Русь и монголы: Исслед. по истории Северо-Восточной Руси XII-XIV вв. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003 С. 98-99.

[24] Гумилев. Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. – М.: Мысль, 1989.

[25] Там же, С. 503, 509.

[26] Каргалов В.В. На границах стоять крепко! : Великая Русь и Дикое поле. Противостояние XIII-XVIII вв.. – М.: Рус. панорама, 1998

[27] Каргалов В.В.  Указ. соч. С. 25

[28] Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Мир истории: Русские земли в XIII-XV веках. – М.: Молодая гвардия, 1988.

[29] Янин В.Л. Новгородские посадники. – М.: Языки славянской культуры, 2003.

[30] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. «Воители Руси IX-XIII вв.». – М.:Вече. 2006.

[31] Там же. С. 284-296.

[32] Кривошеев Ю.В. Указ. соч.

[33] Там же, С. 257.

[34] Александров Д.Н. Указ. соч.

[35] Александров Д.Н. Указ. соч. С. 357.

[36] Бредис М.А, Тянина Е.А. Указ. соч.

[37] Там же. С. 263-271.

[38] Великий князь Александр Невский...

[39] Там же… С. 6.

[40] Феннел, Джон. Кризис Средневековой Руси 1200-1304. – М.: Прогресс, 1989

[41] Там же, С. 140.

[42] Кирпичников А.Н. Александр Невский. Между Западом и Востоком. //Вопросы истории 1996, N11.

Великий князь Александр Невский. Сост. и авт. текст А.Ю. Карпова. – М.: Русскiй мiръ, 2002. И.Данилевский. Ледовое побоище. Смена образа. // Отечественные записки 2004, №5.

[43] Сухарев Ю.В. Отец Александра Невского. //Московский журнал. 2001. №6.

[44] Гумилев. Л.Н. Указ. соч. С. 374.

[45] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I. С. 718.

[46] ПСРЛ. Том I.  С. 408-409.

[47] ПСРЛ. Том I.  С. 416, 420, 426-428, 430…

[48] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I. С. 718.

[49] ПСРЛ. Том I.  С. 408-409.

[50] ПСРЛ. Том I.  С. 412.

[51] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 284.

[52] ПСРЛ. Том I.  С. 416.

[53] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I. С. 559.

[54] ПСРЛ. Том I. С. 420.

[55] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 285.

[56] ПСРЛ. Том I. С. 425.

[57] Там же С. 427.

[58] Там же С. 427.

[59] Там же С. 428..

[60] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I. С. 570-571.

[61] Гумилев. Л.Н. Указ. соч. С. 495.

[62] Там же. С. 495.

[63] Там же. С.495.

[64] ПСРЛ. Том I.  С. 434.

[65] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I. С. 574.

[66] ПСРЛ. Том I. С. 426

[67] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 289.

[68] Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 98.

[69] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988 Книга I. С. 570-571.

[70] Там же.  С. 570-571.

[71] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988 Книга I. С. 575.

[72] Там же. С. 575.

[73] ПСРЛ. Том I. С. 435.

[74] Там же. С. 285.

[75] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I. С. 584.

[76] Там же. С. 584.

[77] ПСРЛ. Том I. С. 436.

[78] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I. C. 585.

[79] Там же. C. 585.

[80] Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Указ. соч. C. 31.

[81] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I. C. 585.

[82] Там же. C. 585.

[83] ПСРЛ. Том I. С. 437.

[84] Там же C. 438.

[85] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I. C. 587.

[86] Насонов А.Н. Указ. соч.. C. 175.

[87] ПСРЛ. Том I.  С. 439.

[88] Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 113.

[89] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 243.

[90] ПСРЛ. Том III.  М.: Языки славянской культуры. С. 52.

[91] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 285

[92] ПСРЛ. Том III.  С. 53.

[93] Там же.  С. 53-54.

[94] Янин В.Л. Новгородские посадники. – М.: Языки славянской культуры, 2003. С. 126.

[95] Там же С. 127.

[96] ПСРЛ. Том III.  С. 54.

[97] Там же С. 54.

[98] Там же С. 54.

[99] ПСРЛ. Том III.  С. 55.

[100] Там же.  С. 55-56.

[101] ПСРЛ. Том I. С. 440.

[102] ПСРЛ. Том III. С. 55-56

[103] Там же. С. 55.

[104] Там же. С. 55

[105] Там же.  С. 54.

[106] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 287.

[107] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 288.

[108] Там же.. С. 288.

[109] ПСРЛ. Том III. С. 56.

[110] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 288.

[111] Гумилев. Л.Н. Указ. соч. С. 503.

[112] Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 103.

[113] ПСРЛ. Том I. С. 442.

[114] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I.  С. 600

[115] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 290

[116] ПСРЛ. Т. III. С. 56.

[117] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I.  С. 601.

[118] Там же.  С. 601.

[119] ПСРЛ. Т. III. C. 56.

[120] Янин В.Л. Новгородские посадники. – М.: Языки славянской культуры, 2003. С. 134.

[121] ПСРЛ Т. I. C. 451-452.

[122] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988.  Книга I.  С. 601.

[123] ПСРЛ. Т. III. C. 67.

[124] Там же.  C. 67.

[125] Там же.  C. 68.

[126] Янин В.Л. Новгородские посадники. – М.: Языки славянской культуры, 2003. С. 136.

[127] ПСРЛ. Т. I. С. 451-452

[128] ПСРЛ. Т. III. С. 68.

[129] Там же.  С. 70.

[130] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I. C. 603.

[131] ПСРЛ Т. III C. 71.

[132] Там же. C. 71.

[133] Там же. С. 71-72.

[134] Там же. С. 72.

[135] Великий князь Александр Невский. С. 49.

[136] Янин В.Л. Новгородские посадники. – М.: Языки славянской культуры, 2003. С. 137.

[137] Гумилев. Л.Н. Указ. соч. C.  491.

[138] Бредис М.А, Тянина Е.А. Указ. соч. С. 263.

[139] Там же. С. 263

[140] Гумилев. Л.Н. Указ. соч. С. 503.

[141] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 290.

[142] Бредис М.А, Тянина Е.А. Указ. соч. С. 263.

[143] Там же. С. 261.

[144] Там же.  С. 264

[145] Там же.  С. 264.

[146] Там же.  С. 265-267.

[147] ПСРЛ. Т. III. С. 65-66.

[148] Бредис М.А, Тянина Е.А. Указ. соч. С. 271.

[149] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 293

[150] ПСРЛ. Т. III. C. 72.

[151] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 293

[152] ПСРЛ. Т. III. C. 72.

[153] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988.  Книга IC. 628.

[154] ПСРЛ. Т. III. C. 63.

[155] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 291.

[156] ПСРЛ. Т. III. C. 65.

[157] ПСРЛ. Т. I. C. 449.

[158] Карташев А.В. Указ. соч. С. 155.

[159] Там же.  С. 155.

[160] ПСРЛ. Т. III. C. 65.

[161] ПСРЛ. Т. I. C. 451.

[162] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 293.

[163] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга II.  C. 122.  

[164] ПСРЛ. Т. I. C. 459.

[165] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга II.  C. 131.

[166] ПСРЛ. Т. III. C. 74.

[167] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга I.  С. 512.

[168] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга II.  С. 131.

[169] Каргалов В.В. Указ. соч. C. 10.

[170] ПСРЛ. Т. I. С. 465.

[171] Перхавко В.Б. Сухарев Ю.В. Указ. соч. С. 294.

[172] ПСРЛ. Т. I. С. 469.

[173] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга II. C. 140.

[174] ПСРЛ Т. III. C. 76.

[175] ПСРЛ. Т. I. C. 469.

[176] ПСРЛ. Т. I. C. 467.

[177] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга II. С. 146.

[178] ПСРЛ. Т. I. C. 467.

[179] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга II. С. 146.

[180] Каргалов В.В. Указ. соч. C. 24.

[181] Насонов А.Н.  Указ. соч. C. 234.

[182] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга II.. C. 146.

[183] Великий князь Александр Невский... С. 276.

[184] Гумилев. Л.Н. Указ. соч. С. 541.

[185] Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Указ. соч. С. 80-81.

[186] ПСРЛ. Т. I. C. 471.

[187] Карташев А.В. Указ. соч. С. 284-285.

[188] Насонов А.Н.  Указ. соч. С. 235

[189] Александров Д.Н. Указ. соч. С. 193-194

[190] Там же. С. 193.

[191] Гумилев. Л.Н. Указ. соч. С. 527-528.

[192] Там же. С. 524.

[193] Гумилев. Л.Н. Указ. соч. С. 508-509.

[194] Александров Д.Н. Указ. соч. С. 357.

[195] Там же.  С. 357.

[196] ПСРЛ. Т. I. C. 469.

[197] Александров Д.Н. Указ. соч. С. 264-265.

[198] Кривошеев Ю.В. Указ. соч. 166-167.

[199] Александров Д.Н. Указ. соч. С. 264-165.

[200] Феннел, Джон. Указ. соч. С. 140.

[201] Там же.   С.  140.

[202] ПСРЛ. Т. III C. 77.

[203] Там же.  C. 78.

[204] ПСРЛ. Т. I. С. 470.

[205] Александров Д.Н. Указ. соч. С. 357.

[206] ПСРЛ. Том I. С. 471

[207] Там же.  С. 471.

[208] Плано Карпини. Указ. соч. С. 41.

[209] Плано Карпини. Указ. соч. С. 77.

[210] Там же.  С. 79.

[211] Феннел, Джон. Указ. соч. С. 140.

[212] Плано Карпини. Указ. соч. С. 79.

[213] Соловьев С.М. Сочинения в 18 кн. – М.: Мысль, 1988. Книга II.  C. 147.

[214] Каргалов В.В. Указ. соч. C. 25.

[215] Там же.  С. 25

[216] Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Указ. соч. С. 81.

[217] Феннел, Джон. Указ. соч. С. 140.

[218] Там же.  С. 140.

[219] Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 159