Библиотека сайта
Статьи и книги
Документы
Лирика
Полезные ссылки
Студентам и аспирантам
Внимание, розыск!
Гостевая книга
Форум
Блог
DokuWiki
AntiSysWiki

Поиск по сайту:


Режим: "И" "ИЛИ"
Общий поиск по сайту, вики-разделам и форуму:
Гугель-поиск:
Locations of visitors to this page
free counters

Замечание об авторских правах. На представленный ниже текст и иллюстрации к нему распространяется действие Закона РФ N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями и дополнениями на текущий момент). Удаление размещённых на этой странице знаков охраны авторских прав либо замещение их иными при копировании данного текста(сопровождающих его иллюстраций) и последующем его воспроизведении в электронных сетях является грубейшим нарушением статьи 9 упомянутого Федерального Закона. Использование данного текста или иллюстраций к нему в качестве содержательного контента при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), подготовке документов, текстов речей и выступлений, использование в аудиовизуальных произведениях без указания источника его происхождения (то есть данного сайта) является грубейшим нарушением статьи 11 упомянутого Федерального Закона РФ. Напоминаем, что раздел V упомянутого Федерального Закона, а также действующее гражданское, административное и уголовное законодательство Российской Федерации предоставляют авторам широкие возможности как по преследованию плагиаторов, так и по защите своих имущественных интересов, в том числе позволяют добиваться, помимо наложения предусмотренного законом наказания, также получения с ответчиков компенсации, возмещения морального вреда и упущенной выгоды на протяжении 70 лет с момента возникновения их авторского права.

Добросовестное некоммерческое использование данного текста и/или иллюстраций (за исключением иллюстраций, являющихся общественным достоянием) без согласия или уведомления автора предполагает наличие ссылки на источник происхождения (данный сайт), для коммерческого использования в любой форме необходимо прямое и явно выраженное согласие автора.

© П.М.Корявцев, 1992,1998,2004 г.

© "Теория антисистем. Источники и документы", 2004 г.

 

Корявцев П.М.

Ландшафтная археология Шуваловской округи.

 

// Корявцев П.М. Ландшафтная археология Шуваловской округи. СПб., 1992.

3-я редакция (1992,1998,2004).

 

Содержание

Введение.

1.Экология культурной среды.

2.География Шуваловской округи.

3.Исторя эволюции ландшафтного комплекса Шувалова-Парголова.

4.Археология Шувалова и 1-го Парголова.

5.Современное состояние ландшафта и перспективы создания историко-природного заповедника.

Список литературы.

Приложения.

 

Предисловие автора к третьей редакции.

С момента написания этой небольшой работы прошло уже более двенадцати лет и эта, третья по счету, редакция готовится мною для публикации книги в электронном виде. Для своего времени тема работы была достаточно экзотичной, однако за прошедшие годы ландшафтная археология перестала быть уделом отдельных специалистов-"фанатиков" и обрела достаточно широкое научное признание, появилось множество работ по сходной тематике. В данной редакции книги по возможности исправлены имевшиеся ошибки и опечатки, добавлены комментарии и примечания автора по ряду вопросов.

За прошедшее время большие изменения произошли и на описываемых мною территориях. На части территории исторического Шувалова был установлен режим "особо охраняемой природной территории", что однако совершенно не помешало местной администрации раздать практически все Шувалово под застройку сначала для "новорусских" коттеджей, а затем и (уже при содействии городской администрации) начать раздавать "пятна" под постройку многоквартирных домов. Причем чиновников не остановило даже возбуждение в отношении них уголовных дел ("...а Васька слушает, да ест..."). Благодаря такой чиновниче-строительной активности значительная часть ландшафтных и археологических памятников Шувалова уничтожена или сильно повреждена. Например, в одном случае капитальный кирпичный забор (видимо, сказывается ностальгия по красным заборам "Крестов") очередного "сиротского" домика прорезал один из курганов курганной группы, находившейся на восточном берегу озера Паркола, остальные курганы этой группы оказались на территории "частного владения" (интересно, какие вообще "частные владения" могут существовать на муниципальной земле?). В другом случае замечательная строительная фирма "Петербургстрой-Skanska" застроила своими домами как раз место расположения шведского военного лагеря, которое было весьма перспективным в археологическом плане. При этом представители "Петербургстроя" были извещены о том, что ведут работы на "особо охраняемой территории" и разрушают исторический памятник, однако на предложения провести хотя бы совместные исследования объекта никак не прореагировали. Во всех этих случаях разумеется никаких спасательных археологических работ на местах застройки не проводилось. От тотального разрушения часть памятников спасло существующее кладбище, но и это видимо не надолго, поскольку специфическая "новорусская" мораль вряд ли помешает очередному "сироте" построить себе особняк прямо на костях.

К счастью пока еще сохраняются дворцовый ансамбль усадьбы Шуваловых и окружающий его Шуваловский парк, однако их судьба также неопределенна, поскольку уже неоднократно ставился вопрос о необходимости "приватизации" всего комплекса Шуваловского парка целиком или частями.

Введение.

Проблема комплексного исследования и сохранения исторических ландшафтов является еще достаточно новой и относительно малоизученной, хотя в последнее время и был предпринят ряд достаточно удачных попыток ее решения. К их числу можно отнести спасение комплексов исторических памятников Радонежа, Соловецкого и Валаамского монастырей, некоторых других объектов.

Настоящая работа представляет собой опыт комплексного описания расположенных в Шуваловской округе исторических, археологических и природных объектов, а также обобщения сведений об этой местности, содержащихся в различных источниках. Вместе с тем, часть немаловажных вопросов намеренно оставлены автором открытыми, так как данная работа преследует прежде всего такую цель, как привлечение внимания к проблеме сохранения уникального комплекса Шувалова-Парголова и обоснование необходимости проведения более глубоких исследований истории данной местности.

Термин "Шуваловская округа" используется в данной работе в связи с тем, что в настоящее время не существует единого и общепринятого топонима для обозначения местности, лежащей по берегам Большого Суздальского озера, а также к северу от реки Старожиловки и к югу от Юкковских холмов. Основой для выбора этого термина послужило то, что в 18-19 веках почти все эти земли принадлежали роду графов Шуваловых. Современная граница этой территории проходит по Елизаветинской улице, Ново-Орловской улице, опушке Каменского леса, далее по городской черте до Выборгского шоссе, по Выборгскому шоссе до границы территории Парголовского поселкового Совета, далее по этой границе до реки Старожиловки, по реке до улицы Вологдина, по этой улице и далее по Кооперативной улице, через совхозное поле до улицы Жени Егоровой, затем по улице Прокофьева, по проспекту Композиторов, по улице Хо Ши Мина и по Выборгскому шоссе до Елизаветинской улицы. К сожалению, уже довольно значительная часть этой территории застроена современными многоквартирными домами, а исторический ландшафт практически полностью снивелирован в ходе строительства. Под городской застройкой оказалась и часть археологических памятников Шуваловской округи.

Подвергаются все более интенсивному разрушению и природные объекты, расположенные в Шуваловской округе. Все это уже сейчас требует безотлагательного вмешательства как общественности, так и специалистов. Сегодня еще можно остановить процесс уничтожения историко-природного комплекса памятников Парголова-Шувалова. Его сохранение позволит нашим потомкам увидеть в почти неизмененном виде ландшафты XV века, пройти по дорогам, проложенным в XVII веке, наконец, увидеть дворцы и усадьбы XVIII-XIX веков. И только от наших современников зависит - смогут ли люди будущего окунуться в настоящую, а не бутафорскую, атмосферу прошлого, попытаться взглянуть на мир так, как видел его их далекий пращур. Во всяком случае, хочется надеяться, что и эта работа станет пусть маленьким, но все-таки настоящим шагом на пути решения этой проблемы.

Автор выражает свою признательность всем, кто оказал ему помощь в сборе материалов и подготовке этой работы и особо благодарит научных сотрудников Славяно-финского сектора бывшего ЛОИА АН СССР (в настоящее время это Институт истории материальной культуры АН РФ - прим.авт.) В.И.Кильдюшевского и Е.А.Рябинина, хранителя Археологического фонда Музея Города Н.М.Зурабян и научных сотрудников отдела картографии Государственной публичной библиотеки имени М.Е.Салтыкова-Щедрина И.В.Киселева и В.В.Кукушкину. Отдельно следует отметить, что большую помощь при проведении полевых изысканий автору оказали В.В.Корявцева и П.Г.Шабанов. Только благодаря бескорыстной помощи и заинтересованности этих людей настоящая работа смогла увидеть свет.

 

1.Экология культурной среды.

Впервые концепция экологии культуры в нашей стране была выдвинута академиком Д.С.Лихачевым, хотя первые проработки этой проблемы были сделаны еще в 19 веке одним из первых российских археологов 3.Я.Ходаковским. Историк С.З. Чернов в своей работе[1], посвященной Радонежскому заповеднику, выделил два направления исследования экологии культуры - изучение памятников в контексте породившей их эпохи и жизнь памятников в современном мире. Данная работа относится именно к первому направлению, традиционно именуемому ландшафтной археологией (в настоящее время уже ясно, что экология культуры и ландшафтная археология разошлись достаточно далеко и относятся теперь к совершенно разным сферам - культуре и науке соответственно - прим.авт.).

Согласно основополагающим для ландшафтной археологии работам Л.Н.Гумилева (в его книге "Открытие Хазарии" впервые был введен в научный оборот этот термин) и уже упоминавшегося С.3.Чернова [2] эта историческая дисциплина решает задачу комплексного исследования исторического ландшафта на основе интеграции методов археологии, ландшафтоведения, исторической географии и микротопонимики. Правда, необходимо отметить, что С.З.Чернов считал отличительной чертой ландшафтной археологии применение аэрокосмической съемки местности, чего по большей части не могут себе позволить археологи в нашей стране.

Но несмотря на эти традиционные трудности, ландшафтная археология обещает стать одной из самых перспективных исторических дисциплин, поскольку, в отличие от традиционной археологии, не уничтожает памятник при исследовании. Особенно ярко это проявляется на комплексах археологических, исторических и природных памятников, подобных описанному в данной работе. Как правило, масштабы и специфика (отсутствие культурного слоя) подобных памятников делают почти невозможным исследование их методами традиционной полевой археологии.

Следует признать, что классическая археология всегда проявляла мало интереса к таким "эфемерным" объектам, как элементы ландшафта, описание окружающей местности в любом экспедиционном отчете занимает весьма скромное место, а между тем именно характер ландшафта позволяет зачастую не только решить проблемы локализации каких-либо исторических пунктов, но и проанализировать, например, сложившуюся топонимическую систему в комплексе с вещевыми и литературными источниками. Связать и увязать между собой данные различных дисциплин можно только привязав их к некоему конкретному и достаточно медленно изменяющемуся базису, каковым и может стать ландшафт; ведь до появления современных методов строительства истории были известны единичные случаи значительного изменения ландшафта человеком, например, при штурме войском Александра Македонского города Тира, требовавшие колоссальных усилий и значительного запаса времени. В наше же время проблема охраны и комплексного изучения исторических ландшафтов встала из-за того, что при нынешнем уровне развития техники два человека и один экскаватор вполне могут за полчаса уничтожить на местности всякую память о существовавшем некогда укреплении или капище.

Именно поэтому необходимо совмещать проведение ландшафтно-археологических изысканий с частичной или полной музеефикацией исследуемых объектов, только при музеефикации необходим разумный подход, чтобы ландшафт не оказался в итоге под витриной с надписью "Руками не трогать!". Иными словами, ландшафт-музей под открытым небом должен быть сохранен ради людей, а не ради самого сохранения.

 

2.География Шуваловской округи.

Определение термина "Шуваловская округа" в современных границах дано во введении. Условно Шуваловскую округу можно подразделить на два региона: Шувалово и Парголово. К Шуваловскому региону относятся земли, лежащие по берегам Большого Cуздальского озера (далее мы будем именовать его более кратким древним топонимом, точнее, гидронимом - Паркола) и в устье реки Старожиловки. К Парголовскому региону относится почти треугольное в плане плато-терраса, ограниченная с юга долиной реки Старожиловки, с запада - Выборгским шоссе, а с севера - низиной, отделяющей Парголовское плато от Юкковских холмов.

Перейдем к более подробному описанию Шуваловского региона.

Через весь регион с юго-юго-запада на северо-северо-запад по дуге проходит древний абразионный уступ, образующий восточный берег озера Паркола, сформировавшийся в литориновое время [3,4].

Уступ разделяет две озерно-ледниковые абразионно-аккумулятивные террасы, имеющие среднее превышение над Кронштадским ординаром 15-20 и 20-30 метров. По краю абразионного уступа в общем направлении на северо-северо-восток расположена гряда песчаных камовых холмов, имеющих относительно пологие восточные и крутые обрывистые западные склоны. Среднее превышение холмов над уровнем уреза воды в озере Паркола составляет 16-20 метров. Озеро Паркола ледникового происхождения (точнее, его котловина) и состоит как бы из двух водоемов, соединенных широкой, но мелководной протокой. Как и большинство ледниковых водоемов Карельского перешейка, озеро Паркола вытянуто в направлении с северо-запада на юго-восток, имея максимальную длину в этом направлении около 2500 метров при максимальной ширине по направлению восток-запад около 650 метров. Озеро соединяется каналом с другими Суздальскими озерами, именуемыми Озерками (в настоящее время канал спрямлен и часть его отведена в подземный коллектор, но ранее на его месте существовала вполне естественная протока - прим.авт.). В озеро впадают несколько небольших ручьев и река Старожиловка, имеющая несколько мелких притоков (значительная часть реки также отведена в подземный коллектор - прим.авт.). До 1987 года существовал крупный левый приток реки - ручей Безымянный [5] (ручей был засыпан во время строительства без отвода его вод в какой-либо коллектор, сейчас практически над ним стоит дом 33 по Выборгскому шоссе - прим.авт.). Из озера вытекает река Каменка, ранее самостоятельно впадавшая в Финский залив, а ныне впадающая в Лахтинский разлив. Северная часть озера имеет средние глубины 2-3 метра, в ней находятся несколько небольших отмелей, берега ее выстланы суглинками, а северный берег сильно заболочен. Эта часть озера почти вся заросла водорослями и видимость в воде не превышает 0,5-0,25 метра, непосредственно в нее впадают все ручьи и река Старожиловка; недалеко от ее устья в озере находятся остатки пароходной пристани и общественной купальни XIX века.

Южная часть озера Паркола по площади превышает северную примерно в четыре раза, имеет песчаное дно и берега, западный берег этой части озера почти отвесно обрывается к воде и имеет в некоторых местах высоту свыше 10 метров, поскольку постоянно подмывается озером. Глубины в этой части озера могут достигать 5-10 метров, видимость в воде составляет 1-3 метра. Западный берег более низменен, нежели восточный, и на нем встречаются отдельные довольно топкие участки, на восточном берегу у самого берега расположен холм, доминирующий над всеми окрестностями и обрывающийся прямо к воде. На склонах этого холма с тремя вершинами, как и на склоне абразионного уступа, в некоторых местах просматриваются небольшие террасы скорее всего искусственного происхождения.

В Парголовском регионе отсутствуют водоемы, по своим размерам подобные озеру Паркола. Рельеф Парголовского плато достаточно сложен и разнообразен. В северной его части находятся два крупных озера - Чухонское или Финское и Чертово или Бездонное, очевидно представляющее собой карстовый провал. В южной части плато в XVIII веке был разбит парк и была создана искусственная гидросистема, отрыты несколько прудов и озер, причем самое большое из них было не вырыто, а отсыпано дамбой от небольшой внутренней болотистой низины. Река Старожиловка протекает вдоль южного склона плато и местами прорезала довольно глубокий каньон в материковых камовых суглинках. Характерной особенностью всех водоемов на плато является значительное содержание в их воде окислов и других соединений железа в виде взвесей (проведенное в 1999-2000 годах сравнительное химическое исследование вод показало, что они по своему составу вообще значительно отличаются от вод всех окрестных водоемов - прим.авт.).

Показателен тот факт, что на плато полностью отсутствуют торфяники, в изобилии встречающиеся в его окрестностях. К югу от долины реки Старожиловки лежит озерно-ледниковая терраса, являющаяся непосредственным продолжением Шуваловской террасы и уже в значительной степени снивелированная в ходе мелиоративных работ.

В настоящее время рельеф Шуваловской округи еще сохраняет многие архаичные черты - и Парголовский, и Шуваловский регионы пока не очень значительно пострадали от "хозяйственной" (а вернее - бесхозяйственной) деятельности человека. Только восточные части этих регионов оказались сильно снивелированными. Меньше повезло гидросистеме - на сегодняшний день баланс вод практически безнадежно нарушен, разрушается и сама гидросистема, имеет место неконтролируемый сброс неочищенных вод, намного превышающий по объему естественные возможности водоемов по самоочистке. Уникальная и чрезвычайно хрупкая система водосброса Парголовского плато значительно пострадала в ходе проведения плохо продуманных мероприятий по очистке озер, река Старожиловка стала мертвой рекой, на грани жизни и смерти уже который год находится озеро Паркола, засоряются или просто засыпаются мелкие ручьи и протоки. Все это рано иди поздно приведет к тому, что география Шуваловской округи будет мало чем отличаться от, скажем, нынешних района озера Долгое или бывшего Комендантского аэродрома. Во всяком случае, именно такие перспективы предусмотрены для Шувалова и Парголова генеральным планом развития Города (в настоящее время разрабатывается новый генплан, а по старому предполагалось вообще засыпать большую часть озера и проложить по нему участок проспекта, который должен был соединяться с проспектом Просвещения - прим.авт.).

 

3.История эволюции ландшафтного комплекса Парголова-Шувалова.

Ландшафтный комплекс Парголова-Шувалова сложился и приобрел вид, близкий своему современному виду, за период от окончания литоринового времени до начала 1-го тысячелетия до нашей эры [4]. Нельзя исключить возможности, что уже в это время данная территория была заселена, однако нет никаких данных на этот счет. Приблизительно эволюцию ландшафтного комплекса можно подразделить на несколько периодов :

- дописьменный, до 1500 года, то есть, до первого из ныне известных письменных упоминаний о населенных пунктах в Шуваловской округе;

- средневековый; 1500-1617 годы, период, когда данная территория входила в состав Российского государства и по ней велись записи в писцовых книгах;

- допетровский; 1617-1703 годы, период шведского владычества, когда были составлены первые из известных ныне подробные карты данной местности;

- петровский и дошуваловский; 1703-1746 годы, период постепенного восстановления дошведского уклада;

- шуваловский; 1746-1917 годы, период, когда большая часть данной территории принадлежала роду графов Шуваловых;

- советский, 1917-1954 годы, период существования Парголова как пригородного поселка, райцентра, центральной усадьбы колхоза;

- городской; с 1954 года по настоящее время, период постепенной застройки Шуваловской округи и ее включения в состав собственно города.

В дописьменный период ландшафт, очевидно, заметно отличался от современного, и не только отсутствием таких признаков цивилизации, как железнодорожные насыпи. Судя по современному состоянию рельефа, главные реки округи - Каменка и Старожиловка, а также озеро Паркола были гораздо более полноводными, Старожиловка весной затопляла внутренние болотистые низины Парголовского плато, а озеро Паркола соединялось естественными протоками с другими Суздальскими озерами. Вероятно, что именно в это время были проведены основные фортификационные работы на Трехглавом холме и был насыпан в северной части озера искусственный остров. Возможно, его основой стала вполне естественная отмель.

Несколько более подробно эти вопросы освещены в следующем разделе. Какие-либо данные за этот период по Парголовскому региону обнаружить не удалось. Что же касается этнического состава населения Шуваловской округи, то с определенной долей уверенности можно утверждать, что оно было почти чисто прибалтийско-финским, скорее всего - карельским [6]. Некоторые исследователи полагают, что именно в этот период через территорию Шуваловской округи проследовали на юг древнекарельские племена, положившие начало формированию племени ижора[7,8].

Первое письменное упоминание (из известных ныне) о населенных пунктах в Шуваловской округе [9] датировано 1500 годом и содержится в переписной окладной книге по Новгороду Вотьской пятины 7008 года. Тогда территория Шуваловской округи относилась к Воздвиженскому Карбосельскому погосту [9,10]. Согласно данным писцовой книги, практически вся Шуваловская округа входила в состав монастырских владений на правом берегу Невы (это были владения Никольского монастыря, располагавшегося тогда в городе Корела, старом племенном центре, столице карельских племен, что также свидетельствует в пользу версии о преимущественно карельском населении округи - прим.авт.). В округе по состоянию на 1500 год находилось как минимум пять деревень, четыре из которых были двухдворными и одна - трехдворной (учитывая наличие традиции т.н. "большой семьи" у карел и объемы натуральных налогов можно предположить, что на один переписной "двор" приходилось примерно 30-45 душ податного сословия и соответственно численность населения каждой из деревень составляла до сотни человек - прим.авт.). Все двухдворные деревни располагались на берегах озера Паркола, трехдворная - скорее всего у истока речки Каменки, то есть, по сути, тоже на берегу озера. Кроме этой деревни писцовая книга упоминает и другие населенные пункты с локализацией "на Каменке", но они не входили в монастырские владения и ввиду большой протяженности речки Каменки не могут быть отнесены к территории Шуваловской округи.

Две деревни прямо обозначены топонимом "Паркола", две обозначены ссылкой "на Парколе же", трехдворная деревня поименована как "Каменка на речке на Каменке" Относительно этнического состава населения Шуваловской округи того периода ничего определенного сказать нельзя, так как в ту эпоху среди местного населения бытовали православные имена, что, однако, не означало этнической монолитности населения [11]. То, что озеро носило прибалтийско-финское, а река, из него вытекающая, - славянское названия говорит, скорее всего, о смешанном славяно-карельском или славяно-ижорском составе населения.

По сведениям писцовой книги, местное население занималось земледелием и рыболовством, возделывались такие культуры, как рожь, овес, лен, вероятно, имелось местное железоделательное производство, во всяком случае, в заболоченной части долины ручья Безымянного в изобилии имелись так называемые болотные руды (сейчас высказываются сомнения относительно возможности производства в средние века железа из болотных руд, однако при обследовании археологических объектов неоднократно обнаруживались крицы, которые вряд ли могли быть привозными - прим.авт.). Относительно большое количество дворов, принадлежащих, членам одного рода (семьи) говорит о том, что местность эта была заселена как минимум за 40-60 лет до начала средневекового периода. Так, например, роду Палкиных принадлежали три двора в двух разных деревнях, роду Ивашковых - два двора и семье Климовых - тоже два двора. Не исключено, что подобная картина была следствием традиционно родового способа ведения хозяйства так называемой "большой семьи" у карелы (при учете того, что в "большой семье" одновременно жило обычно четыре поколения, можно предположить даже существенно более раннюю дату появления этих деревень - как минимум первую половину XIV века - прим.авт.).

Что же касается собственно ландшафта в этот период, то писцовая книга сообщает о наличии в Шуваловской округе только двух крупных озер - Парколы и Каблагальского. Если первое достаточно надежно идентифицируется как единая система нынешних трех Суздальских озер, то второй гидроним как бы повисает в воздухе. Наиболее вероятным автору кажется предположение, что он относился к нынешнему Чухонскому или Финскому озеру, так как других крупных водоемов тогда в Шуваловской округе, по всей видимости, не было, образование Чертова или Бездонного озера устная традиция относит к более позднему периоду (по местной легенде, финские колонисты в XVII веке поставили на этом месте свою первую кирху, которая в наказание им за притеснение православных провалилась под землю, а на ее месте появилось озеро - прим.авт.), а озера Шуваловского парка появились где-то в середине XVIII века.

Каких-либо источников по второй половине средневекового и первой половине допетровского периодов, относящихся непосредственно к истории Шуваловской округи, автору обнаружить не удалось. Из косвенных источников известно, что в это время через данную территорию от Выборга, так сказать "транзитом", неоднократно проходили шведские войска, что, очевидно, привело к некоторому запустению и разорению края. Определенную роль в этом процессе сыграла и своеобразная национальная политика шведских властей, церкви и финских переселенцев, результатом которой было почти полное переселение местного русского и карельского населения в внутренние губернии, вернее, земли России. Этот процесс набрал силу после Столбовского мира 1617 года и привел к кардинальному изменению этнической ситуации в регионе, в том числе и в Шуваловской округе. Именно тогда произошло разделение населения Парколы по конфессиональной принадлежности и это послужило причиной разделения уже достаточно крупного тогда поселка на две части: лютеранскую и православную.

Достаточно интересна проблема точной локализации населенных пунктов Шуваловской округи, упомянутых в писцовых книгах, а также существовавших в первой половине допетровского периода, но на современном этапе исследования проблемы решить ее можно только после проведения достаточно серьезных по объему археологических полевых изысканий. Что же касается этнической ситуации в округе, то, например, Е.А.Рябинин в своей работе [7] сделал вывод, что территория Карбосельского погоста входила в эпоху средневековья в состав Ижорской земли, но вместе с тем, отметил, что на его территории бытовало прозвище "Ижорянин", которое представитель племени ижора мог получить только в иноплеменной среде обитания. Более поздние источники также традиционно относят Шуваловскую округу к Карелии, а не к Ингрии, как, впрочем, и такой существенно более ранний источник, каким является Ореховский мирный договор 1323 года [15].

Ко второй половине допетровского периода относится значительное количество шведских карт, достаточно подробно изображающих территорию Шуваловской округи, зачастую даже в ущерб другим объектам. По всей видимости, это было связано с тем, что в начале допетровского или в конце средневекового периодов появилась такая немаловажная деталь ландшафта, как дорога на Выборг. И первой остановкой после выезда из Невской дельты была Паркола.

Наиболее "пожилым" источником этого периода условно можно считать ландкарту Нотеборгского лена, переснятую со старой карты, датируемой 1633-1644 годами. На этой карте на берегу озера Паркола отмечен трактир (ныне - дом 142 по Выборгскому шоссе). На более поздней карте, датируемой 1670-1681 годами, которая как и первая входит в собрание А.И.Гиппинга и А.А.Куника [14], у дороги на Выборг к северу от реки Старожиловки отмечен населенный пункт Паркола-хофф (то есть постоялый двор - прим.авт.), причем он обозначен как погост (местный административный центр, это обстоятельство может косвенно свидетельствовать о росте значения этого населенного пункта и существенном увеличении его населения, до этого округа входила в состав Карбосельского погоста с центром на реке Охта - прим.авт.). Такое чтение символа здесь дается на основании легенды Атласа Российской империи 1745 года [16]. Интересен тот факт, что на этой карте озеро Паркола поименовано как Каблас-йерв. Происхождение гидронима может быть связано с средневековым названием Каблагальского озера, однако непонятно, имеем ли мы дело с сознательным переименованием или просто ошибкой картографа. Во всяком случае, не приходится сомневаться, что на карте изображено именно озеро Паркола, а не какой-либо другой водоем округи. Особый интерес вызывает изданная значительно позже компилятивная карта Бергенгейма, составленная на основе шведских источников и отражающая ситуацию по состоянию на 1676 год [13]. Эта карта отличается высоким качеством исполнения, характерным для российской картографической школы того времени. На ней изображена система трех нынешних Суздальских озер, соединенных естественными протоками, дорога на Выборг и трактир на том же месте, что и на ландкарте (до недавнего времени в здании трактира находился магазин, сейчас оно фактически превращено в руины - прим.авт.). Кстати, Тихомиров в своей известной работе [12] сильно грешит против истины, утверждая, что не смог составить карт Карбосельского погоста из-за отсутствия источников; как видим, источники все-таки были, причем настолько точные, что по составленным на их основе картам можно с определенной поправкой на время ориентироваться и сейчас.

Вернемся, однако, к проблеме локализации Парколы в допетровский период. Карта Бергенгейма является, наверное, одним из первых источников, фиксирующих два раздельных населенных пункта под одним общим названием Паркола. Один из них отмечен как погост и имеет в названии постфикс "бю", что в переводе со шведского означает "деревня", другой же поименован просто "Паркола". Оба этих населенных пункта находились при дороге, что ответвлялась от Выборгской дороги перед пересечением последней с рекой Старожиловкой и снова соединялась с ней почти у самой границы Шуваловской округи, обогнув Чухонское озеро. Дорога эта благополучно просуществовала до 19 века, а сейчас превратилась в несколько улиц современного Парголова, Благодаря такому четкому ориентиру Паркола-бю можно достаточно уверенно локализовать на месте исторического 3-го Парголова, то есть, неподалеку от современной железнодорожной станции (видимо административный центр был перенесен из старого православного населенного пункта в новый, лютеранский - прим.авт.).

Что же касается собственно Парколы, то локализовать ее значительно труднее. К этому вопросу мы еще вернемся при рассмотрении следующих периодов истории Шуваловской округи, а сейчас отметим лишь тот факт, что на карте Бергенгейма она изображена в местности, условно именуемой "скотные горы".

Интересна эволюция Выборгской дороги на протяжении XVII-XVIII веков. К сожалению, нельзя пока точно установить, когда она была проложена по краю абразионного уступа, но зато доподлинно известно, что первоначально южный ее участок не спускался с Поклонной горы, а шел и далее по краю террасы в сторону Охтинского устья. В настоящее время по этому месту проходит проспект Мориса Тореза, ранее именовавшийся Старо-Парголовским.

Последним из ряда источников допетровского периода надо отметить карту А.Крониорта, входящую в уже упоминавшееся собрание Гиппинга и Куника [14] и датированную 1698 годом. На ней отмечены озеро Паркола, дороги на Выборг и "Систербек" и военный лагерь на берегу Парколы. Данное чтение этого обозначения, нерасшифрованного в легенде, дано на основании более поздней русскоязычной копии карты Крониорта. Более подробно этот вопрос обсуждается в следующем разделе.

Начало дошуваловского периода в истории Шуваловской округи ознаменовалось появлением в 1703 году у моста через Старожиловку на Выборгской дороге военного кордона, оседлавшего саму Выборгскую дорогу, дорогу на Каменку, дороги на Сестру и на Парголовское плато. К 1705 году относится появление первой в этом периоде карты, охватывавшей в том числе и территорию Шуваловской округи - Географического чертежа над Ижерскою землей, изданного в Москве Адрианом Шхонебеком. На этой карте [18] было изображено озеро Паркола, речка Старожиловка и ручей Безымянный, дорога на Выборг и речка Каменка, которая на этой карте поименована уже иначе - "Кионак". Судьба этого гидронима обсуждается несколько ниже. На берегу ручья Безымянного при впадении его в Старожиловку отмечена деревня Каблуя (Каболуя), которая, очевидно, обязана своим названием гидрониму Каблас-ярви или Каблагальское озерко. Населенный пункт под названием Пархала изображен Шхонебеком на том месте, где был отмечен погост Паркала-бю на карте Бергенгейма. Эта карта была первой, на которой появился ручей Безымянный, что было скорее всего связано с необходимостью более точно локализовать новую деревню Каболуя.

На карте Кириллова, датируемой 1727 годом [17], деревня Парголя помещена в районе Скотных гор. Позднее мы еще вернемся к проблеме такой локализации.

В 1741-42 годах наблюдался бурный всплеск картографической активности в Российской Академии наук, что привело к появлению массы интересных карт, имеющих общую датировку. В их числе были анонимные карты окрестностей Санкт-Петербурга, Ингерманландии и Карелии [17,19] и несколько карт, составленных Гримелем. На всех этих картах погост Парголя изображен на берегу озера Паркола. Переход от мягкого Паркола-Пархала к твердому Паргола-Парголя может объясняться тем фактом, что к 1727 году, когда начался этот переход [17], в Шуваловской округе преобладало уже не суоми-финское, а смешанное карельско-русское население. В карельском же языке процесс отвердения мягких согласных как раз в тот период и набирал силу.

Карты Гримеля дают несколько иную локализацию погоста, что может быть объяснено более крупным масштабом изображения на них. По Гримелю, погост Паргола находился на берегу озера Паркола западнее места впадения в него нескольких мелких ручьев, то есть, недалеко от расположения шведского военного лагеря на карте Крониорта. Большинство академических карт помещало погост на берегу озера около устья Старожиловки. Там на карте Гримеля был изображен некий неопознанный объект, вразумительно расшифровать обозначение которого не удалось. Отдаленно он напоминал какое-то огороженное пространство, лишенное крупной растительности. На месте исторического 1-го Парголова на карте Гримеля изображены возделанные поля.

Административно в это время вся территория Шуваловской округи относилась к Санкт-Петербургскому уезду Карельской провинции. Таким образом, территория округи непрерывно входила в состав Карелии на протяжении XIV-XVIII веков [13,14,15,17,19],что и нашло свое отражение на картах.

Именно в дошуваловский период ландшафт Шуваловского региона приобрел вид, близкий к современному: исчезли естественные протоки между озерами, почти исчез лес на восточном берегу, после того, как заросла дорога на Сестру, приобрела свой современный вид Выборгская дорога. В Парголовском регионе наиболее значительные изменения ландшафта произошли только в следующем, шуваловском периоде его эволюции.

В 1746 году сподвижнику императрицы Елизаветы Петровны, участнику переворота 1741 года Петру Ивановичу Шувалову был пожалован титул графа и подарены бывшие в то время казенными земли Шуваловской округи. По его инициативе в южной части Парголовского плато был разбит по моде того времени регулярный партерный парк и изменена гидросистема этой части плато, до того довольно заболоченной, в целях оздоровления местности были отрыты искусственные озера и пруды, спланирована система стока ручьев в Старожиловку, насыпаны дамбы, пробиты дорожки, изменены профили нескольких холмов, один из них был досыпан до такой высоты, что с его вершины открывался прекрасный вид на Санкт-Петербург (сейчас этот холм частично разрушен в результате спасательных работ - прим.авт.). В наиболее возвышенной центральной части плато был построен каменный дворец (до сих пор точно не установлено, когда именно был построен дворец и кто был его архитектором, по стилю он напоминает ранние работы Растрелли - прим.авт.) в стиле раннего барокко и комплекс деревянных служебных построек.

В 1756 году началось сооружение под плато разветвленной сети подземных ходов. Не исключено, что ходы эти были первоначально отрыты еще в 17 веке, когда по соседству с этим местом на холмах стоял острожек Паркола. Согласно местной легенде, в подземных лабиринтах располагались оружейные мастерские, в которых был разработан знаменитый российский "единорог". В большинстве своем эти подземные сооружения сохранились до наших дней [20].

В 1762 году юго-западная окраина Шуваловской округи, прилегающая к верхнему течению речки Каменки, была подарена графу Орлову, но он, в отличие от графа Шувалова, не проявил особой активности в освоении местных земель. В 1770 году была издана Я.Ф.Шмидтом карта Санкт-Петербургской губернии, содержащая Ингерманландскую, часть Новгородской и Выборгской провинций. На этой карте Каменка названа Коенкой, что перекликается с подобным гидронимом на карте Шхонебека. Возможно, название произошло от славянского названия Ботнии - Каяна земля, переселенцы из которой заселили берега Каменки. На более ранних картах Шмидта [6] погост Парголя помещался недалеко от устья Старожиловки. На этой же карте [21] впервые появляется современное название - Парголово, что может быть объяснено преобладанием с этого времени русскоязычного компонента в населении Шуваловской округи, вызванным активными строительными работами в усадьбе Шуваловых в предыдущие десятилетия (в то же время происходит и подобная трансформация других топонимов, например Кусмола-Кузьмолово, Аккалахти-Агалатово и т.д. - прим.авт.).

Другой интересной деталью, впервые отмечаемой на этой карте, является появление еще одного Парголова, но на этот раз - на берегу озера на Трехглавом холме. По карте Шмидта выходило, что Старожиловка имела свой исток в Чухонском озере. Эта же ошибка запечатлена на более поздней карте [17] - карте окружности Санкт-Петербурга, датируемой 1796-1800 годами. На этой карте озеро Паркола впервые названо Суздальским, а Коенка вновь названа Каменкой, село на Трехглавом холме названо Спасским, очевидно, по уже построенному в нем Спасо-Парголовскому храму. Собственно же Парголово почему-то вновь помещено автором карты в районе Скотных гор.

Девятнадцатый век в истории Шувалова-Парголова ознаменовался бурным строительством загородных домов и усадьб. К югу от Шувалова немцы-переселенцы основали Новопарголовскую колонию, в усадьбе Шуваловых возводятся новые здания дворцового комплекса, Шуваловский парк разрастается к северу, появляются многочисленные дачи в Озерках. В подробном атласе Российской империи, первый том которого был издан Яковом Кузнецовым в 1855 году, впервые констатируется существование трех населенных пунктов с названием Парголово: Ближнее (1-е) Парголово, Малое (2-е) Парголово и Большое (3-е) Парголово (22). В 1863 году на военной топографической карте, составленной топографом Якиным, чиновниками Сергеевым и Васильевым, "номерные" названия были указаны в качестве официальных, а в скобках эти населенные пункты были поименованы как слободы Суздальская, Малая Вологодская и просто Вологодская; наверное, эти топонимы происходили как и название Суздальского озера от названий городов, из окрестностей которых графы Шуваловы вывозили крестьян-"мигрантов" для ведения обширного строительства [24].

Кроме того, на этой достаточно подробной карте были указаны и некоторые другие населенные пункты Шуваловской округи, появившиеся еще в XVII-XVIII веках - села Каболовка, Старожиловка и Заманиловка. Каболовка здесь очевидно являлась преемницей Каболуи XVIII века, Старожиловка получила свое название по речке, а что касается Заманиловки, то тут можно было бы предположить, что речь идет о русской кальке с древнеготского глагола "KABAL", что означало "обман", "коварство", "западня". Кстати, до сих пор имеет место двоякое именование реки Старожиловки - иногда ее называют Заманиловкой, то есть "Kabolas-joki", что вполне понятно, если учесть, что она впадала в "Kablas-jarvi". Иными словами, Заманиловка и Каболовка обозначали одно и то же, но на разных языках.

В 1886 году, когда Н.Федотов предпринял попытку издать планы и описания дачных местностей по Финляндской железной дороге, Шуваловская округа уже представляла собой довольно густозаселенный пригород столицы. По берегам озер и на Парголовском плато были выстроены загородные усадьбы и дачи, сдавались в аренду участки земли под дачное строительство. Кстати, более плотная застройка в Шувалове по сравнению с Каменкой объясняется просто - у Шуваловых были более выгодные условия аренды. На Суздальском озере действовала пароходная линия, на озерах имелись общественные купальни. В округе имелось две православных церкви - Петра и Павла в Шуваловском парке и Спасо-Парголовский храм в 1-ом Парголове, а также и лютеранская кирха. Федотов отмечал [23], что петербургские врачи рекомендовали больным, нуждавшимся в климатолечении, но не имевшим возможности выехать в Крым, лечение в Шувалово (недаром здесь же располагалась и печально известная "тибетская" клиника Джамсарана Бадмаева - прим.авт.). По данным Федотова, к концу XIX века население собственно парголовских окрестностей было почти чисто русским, а аборигенное финское и карельское население проживало в деревнях Кабловке, Cтарожиловке и Заманиловке (вплоть до 40-х годов XX века употреблялось именование "парголовские чухны" - прим.авт.).

К нашему вопросу имеют отношение только две карты из издания Федотова, на которых достаточно подробно изображены Шуваловский и Парголовский регионы. На второй из них особый интерес представляет участок Парголовского плато, названный "Скотные горы". Это гряда холмов с чрезвычайно крутыми склонами, отделенная от основной части плато полосой крайне труднопроходимой местности, перерезанная долинами нескольких ручьев, впадающих в Старожиловку. Как мы помним, именно здесь на протяжении двухсот лет находился один из укрепленных парголовских поселков, в связи с чем и представляет определенный интерес происхождение этого топонима. В переводе с русского на финский "скотные горы" звучит как "karjanmaekit"; если допустить, что из этого названия случайно выпал или был сознательно опущен слог "lan", то можно получить более осмысленное название "karjalanmaeki", то есть, "карельские холмы", что соответствует и реальной истории этого места (место это с чисто инженерной точки зрения действительно очень хорошо подходит для строительства укрепленного поселения - прим.авт.).

В этот период в округе появились железные дороги: сначала Финляндская, а в начале XX века от нее была отведена окружная железнодорожная ветка на Ручьи (ее остатки используются сейчас как подъездные пути склада пиломатериалов), насыпь которой рассекла Шуваловскую округу, отрезав северные ландшафты от панорамы озера.

За советский период ландшафты округи изменились относительно мало - была построена, а потом разобрана узкоколейная линия на торфопредприятие (по левому берегу Старожиловки, использовалась в дни блокады - прим.авт.), 1-е Парголово было соединено с городом трамвайной линией 21 маршрута, в годы войны были возведены оборонительные инженерные сооружения, а дворцово-парковый ансамбль Шувалова подвергался бомбардировкам со стороны финской авиации.

В 1954 году 1-е Парголово вошло в городскую черту, но в нем был сохранен поселковый совет. В 1968 году 1-е Парголово было исключено из списков населенных пунктов в связи с слиянием с северными окраинами Ленинграда. 2-е и 3-е Парголово были объединены в поселок городского типа Парголово (в настоящее время это муниципальное образование Парголово в составе Выборгского административного района Петербурга - прим.авт.).

 

4.Археология Шувалова и 1-го Парголова.

В данном разделе сведена воедино вся имеющаяся на сегодняшний день информация по полевым археологическим работам на территории Шуваловского региона. Сразу следует отметить, что в Шуваловской округе не проводилось полномасштабных археологических изысканий, по Шувалову и Парголову никогда не выдавались открытые листы и поэтому полевые работы ограничивались в основном визуальной разведкой, осмотром мест проведения земляных работ, топографической съемкой, документированием интересных объектов и сбором подъемки на местности и в озере.

Сразу же оговорюсь, что в Шуваловском регионе до сих пор не обнаружено археологических памятников, которые могли бы быть однозначно достоверно интерпретированы. Все приведенные ниже интерпретации являются только предположениями, сделанными на основании первичного изучения полученных материалов. Часть описанных ландшафтных объектов вполне могут оказаться не археологическими, а этнографическими памятниками, поскольку датировка шуваловских комплексов находок крайне затруднена.

На западном берегу Суздальского озера , почти у самой воды, находится довольно обширная плоская возвышенность правильной прямоугольной формы. Она вытянута в длину с севера на юг на 400 метров при ширине примерно в 200 метров и высоте над урезом вод в озере 4 метра. Можно предположить, что эта возвышенность была насыпана здесь при сооружении шведами военного лагеря в конце XVII века, так как возвышенность имеет достаточно правильную форму и находится на том самом месте, на котором был изображен шведский военный лагерь на карте А.Крониорта [14] (в настоящее время объект уничтожен усилиями строительной фирмы "Петербургстрой-Skanska" - прим.авт.).

Безусловный интерес представляет проблема локализации погоста в устье Старожиловки. Слева от устья на берегу озера находится болотистая низина, в озере просматриваются остатки общественной купальни и пароходной пристани XIX века. Справа же находится большой холм площадью примерно 150 на 150 метров, ограниченный с запада берегом озера и болотистой низины, с севера - ложбиной, по которой ранее тек ручей, с юга - речкой Старожиловкой, а с востока - неким подобием рва, по дну которого течет ручей, впадающий в Старожиловку. Эта деталь рельефа действительно напоминает ров, как по своему профилю и глубине (3-4 метра при крутизне склонов в 70-80 градусов), так и по тому, что он соединяет по кратчайшему пути естественную ложбину ручья со Старожиловкой. При визуальном осмотре холма в ходе общей топосъемки озера примерно в центре его был найден труднораспознаваемый сильно прокаленный керамический осколок, ошлакованный с одного ребра бронзолитейным шлаком. Осколок не является фрагментом керамической посуды и скорее напоминает кусок глиняной обмазки печи. С другого ребра осколка заметны следы своеобразной деформации, вызванной, скорее всего, суммарным воздействием значительной массы и высокой температуры (подобные находки абсолютно нехарактерны для Петербурга, не было ничего подобного обнаружено и при раскопках П.Сорокиным Ниеншанца, ближайшие аналогии имеются в материалах раскопок русских средневековых городов и датируются периодом не позднее XIV века, в то же время бронзолитейное производство было весьма характерно для большинства прибалтийско-финских племен в раннем средневековье - прим.авт.). Интересно, что именно на месте этого холма Шхонебек, Шмидт и картографы Академии наук помещали погост Парголя [17,18,21], а на карте Гримеля на этом месте было изображено нечто труднодешифруемое (во всяком случае, сотрудники отдела картографии не рискнули утверждать что-либо определенное относительно этого обозначения на карте [17] в Государственной публичной библиотеке).

Одним из самых интересных и своеобразных объектов Шуваловского региона является насыпной остров типа болотного городища (ближайшие аналогии - такие же насыпные острова в Белоруссии и на Смоленщине, датируемые ранним средневековьем - прим.авт.). Он находится у восточного берега озера в северной части той горловины, что отделяет верхнюю часть озера от нижней. Формально ландшафтный объект в настоящее время является полуостровом, но при подъеме уровня воды в озере на 0,5-1 метр превращается в настоящий остров, поскольку возвышается на 2-3 метра над окружающей прибрежной болотистой низиной. План, профили, стратиграфия острова приведены в Приложении. На общем плане пунктиром обозначена линия уреза вод озера при максимальном обмелении.

Остров представляет собой возвышенность неопределенного происхождения размерами примерно 30 на 22 метра своеобразной формы, окруженную со всех сторон сильно осевшим и осыпавшимся валом. Вал имеет ширину около 1-2 метров, с южной стороны острова он почти прямой и ориентирован по линии астрономический восток-запад. От западной оконечности он описывает дугу неправильной формы до восточной оконечности радиусом примерно 20 метров. К острову с материкового берега отсыпана прямая дамба высотой около метра, незаливаемая в половодье, которая не доходит до острова примерно 5-10 метров. С острова к дамбе спускается некое подобие эстакады, имеющей по бокам маленькие валики. Расстояние между окончаниями дамбы и "эстакады" составляет 2-3 метра. Это пространство заливается в случае подъема воды в озере. Следует отметить, что участок вала, к которому примыкает "эстакада", спрямлен и не очень гладко сопряжен с дугой. Угол наклона - около 15 градусов при длине "эстакады" в 7 метров. От северной оконечности острова в направлении на астрономический север сделана отсыпка длиной 4 и шириной 2 метра. В 1990 году местные жители брали с отсыпки дерн, оголив участок культурного слоя, на котором были найдены невыразительные мелкие фрагменты гончарной керамики и остатки сильно разрушившегося и разрозненного костяка вперемешку с истлевшими деревянными плашками и сильно коррозировавшими металлическими предметами. В.И.Кильдюшевским в связи с этим было высказано предположение, что в этом случае мы имеем дело с захоронением по обряду трупоположения в колоде или гробу. Подтвердить или опровергнуть его смогут только новые более широкие исследования и раскопки на острове.

В центральной части острова находятся два небольших возвышения. Одно из них - круглое в плане, имеет высоту около полуметра и диаметр 2 метра. Его стратиграфия представлена в Приложении. Другое - более продолговатое, вытянуто в направлении восток-запад, имеет длину примерно 6 метров. Следует отметить, что на поверхности острова встречаются мелкие фрагменты гончарной керамики и кальцинированные птичьи кости. На острове была предпринята попытка провести геомагнитную съемку, которая показала неоднородность внутреннего строения острова и результаты которой, к сожалению, не удалось зафиксировать. Время возникновения острова до сих пор не выяснено. Возможно, на этом месте ранее существовал естественный остров, который был только обведен валом для предотвращения затопления и несколько приподнят над окружающей местностью. Неясны и причины его создания, и его назначение. Доподлинно известно только то, что он уже был изображен как естественный природный объект на карте Федотова [23], относящийся к 1886 году, но и на более ранних картах не зафиксировано его сооружение - вплоть до первых шведских карт XVII века. На основании этого можно предположить, что остров был сооружен еще раньше, то есть в средневековый или дописьменный период. Неясны пока и мотивы, побудившие строить укрепление в местности, изобилующей естественными преградами (не исключено, что основное его назначение было не оборонительным, а ритуальным - прим.авт.).

К числу таких самой природой укрепленных мест относится трехглавый холм на берегу нижней части Суздальского озера. Он состоит из трех слившихся холмов, круто обрывающихся прямо к воде. В настоящее время на нем расположено православное Шуваловское кладбище и находятся Спасо-Парголовский храм и церковь Александра Невского (приход перенесен с угла Гражданского проспекта и проспекта Непокоренных в период гонений на церковь во времена хрущевской "оттепели" - прим.авт.). Некоторые склоны холма явно искусственно эскарпированы, на северном и южном склонах в более пологих местах имеются террасы, происхождение которых не выяснено (в ходе совместной археологической разведки с Н.М.Зурабян в осыпи одной из террас были обнаружены остатки ножа, явно намеренно переломленного в двух местах - прим.авт.). На основании анализа всех имеющихся источников можно предположить, что все фортификационные работы на холме были завершены еще в дописьменный период. Первое из известных нам поселений появляется на холме только в конце XVIII века, и ни о каких работах по его укреплению нигде не сообщается (с северной стороны холма позднее были обнаружены остатки каменного фундамента здания состоявшего из двух помещений, очень сильно вытянутых вдоль края верхней террасы, и имевшего вход с пологой стороны холма; назначение подобного сооружения неясно - прим.авт.). На основании этих фактов можно заподозрить существование на холме городища в период до начала XVI века (а точнее, не позднее конца XIII века - прим.авт.). Кстати, местные жители сообщают об обнаружении ими однажды в половодье у подножия холма размытого сидячего захоронения, которое они интерпретировали как издевательство над покойником (специалистами музея Петербурга было высказано предположение, что это было захоронение по мусульманскому обряду - прим.авт.). Ввиду сложности рельефа и ограниченности обзора топосъемка холма не выполнялась. Основной интерес представляют находки, сделанные во время земляных работ в окрестностях холма и подъемка из озера.

В 1988 году рядом с холмом проводились работы по реконструкции водопровода. В поисках старого водовода, уложенного еще в прошлом веке, была отрыта траншея длиной 20 метров, шириной метр и глубиной 2.5 метра, ее стратиграфическая схема представлена в Приложении. Траншея пересекала помойную яму, датируемую по найденным в ней вещам концом XIX века. Благодаря этой датировке удалось установить, что первые три слоя относятся к более позднему времени, поскольку не пересекаются ямой. Между ними и лежащим ниже слоем черного гумуса находится мощная углистая прослойка. Под гумусом залегает большой слой песка, который при раскопках вполне мог быть принят за материк, но благодаря большой глубине траншеи удалось выяснить, что под ним залегает тонкая прослойка из углей, перемешанных с прокаленными камнями. В перекрывавшем ее песчаном слое был найден фрагмент сильно патинированного кусанного тонкокатаного стекла, который был датирован В.И.Кильдюшевским концом XVII века (шведская технология обработки стекла, характерная для этого и более ранних периодов - прим.авт.), а в самой прослойке были обнаружены в значительных количествах кальцинированные кости, труднодатируемые фрагменты гончарной керамики, листы древесной ткани типа дранки, крицы (напоминаю, что в пойме ручья Безымянного до недавнего времени имелись месторождения болотного железа), кованные гвозди (новгородского образца XIV-XVII веков, см. Приложение). Под этой прослойкой, которая, кстати, прослеживается в котловане, отрытом с другой стороны холма, но полностью отсутствует в вырытой в 50 метрах в стороне яме, залегают еще два слоя - песчаный и глинистый, которые тоже можно было бы принять за материк, но под ними на глубине почти трех метров кое-где проступает еще один слой черного гумуса. Так что трехглавый холм таит в себе еще немало загадок для археологов и историков.

В заключение нашего обозрения хотелось бы упомянуть о существовании довольно интересного с археологической точки зрения объекта (также холм с явно специально эскарпированными склонами, отсеченный от материковой возвышенности небольшим уже сильно заплывшим рвом - прим.авт.) на углу улиц Корякова и Елизаветинской (пока неясно, было ли это поселение или просто какое-то укрепление), около которого были найдены изделия из красной меди, а также кратко рассказать об извлекаемой из Суздальского озера подъемке.

На дне Суздальского озера, начиная от самого берега до глубины трех метров, на некоторых участках озера можно обнаружить в значительных количествах стекло, керамику и металлические предметы. К последним относятся в основном кованые гвозди, уже упоминавшиеся ранее. Что же касается керамики и стекла, то безусловно интересен тот факт, что состав комплекса находок почти полностью идентичен тому, который был описан А .Д.Грачом для Васильевского острова в XVIII веке. Отсутствует только одна деталь - не найдено ни одной курительной трубки, столь характерных для быта раннего Петербурга [25].

Показательно, что фрагменты стеклянной посуды, датируемые XIX веком (датировка В.И.Кидьдюшевского), встречаются лишь в одном месте - у южного берега озера, в отдалении от холма. Как правило это штофы синего стекла, осколки бутылей зеленого стекла ручной выделки, маломерные сосуды типа бутылей из-под сельтерской и клеймленое стекло (более точная датировка, полученная позднее - вторая половина XVIII-начало XIX веков - прим.авт.). Фрагменты керамики встречаются гораздо чаще почти по всей нижней части озера, реже - у западного берега. В вопросе ее датировки мнения расходятся от XX века (Н.И.Платонова) до XIII-XIV веков, но большинство специалистов (в том числе Е.А.Рябинин и В.И.Кильдюшевский) склоняются к датировке в диапазоне XVI-XVII веков, отдельные фрагменты датируются XVIII веком. Самые интересные образцы керамики, наиболее характерные для определенных групп находок и вещевых комплексов, представлены в Приложении (позднее часть находок, обнаруженных в ходе подводной разведки в озере к югу от Трехглавого холма, была идентифицирована как фрагменты обшивки и креплений судна средних размеров, которое могло бы быть датировано периодом до XVII века; в дальнейшем при проведении на этом же месте разведки совместно с П.Г.Шабановым была обнаружена характерная средневековая гирька колоколовидной формы, ближайший аналог которой из ракопок в Твери датируется XII-XIII веками, другая аналогия - гирька с городища Паасо в Карелии - датируется этим же периодом - прим.авт.). Значительная часть фрагментов керамики сильно окатана, что говорит о продолжительном ее пребывании в водах озера и не очень вяжется с предположением об ее относительно позднем происхождении.

В общем и целом Шуваловский регион заслуживает более пристального внимания со стороны археологов. Необходимы серьезные исследования на Трехглавом холме, проведение комплекса работ по изучению мест возможной локализации населенных пунктов, острова, подводных исследований в Суздальском озере. Целесообразно уделить внимание и Парголовскому региону.

Схемы и рисунки в Приложениях выполнены по рекомендациям Д.А.Авдусина [26] и Р.Л.Розенфельдта.

 

5.Современное состояние ландшафта и перспективы создания историко-природного заповедника.

На сегодняшний день ландшафтный комплекс Шувалова- Парголова находится как бы в состоянии неустойчивого равновесия; с одной стороны в Шуваловском регионе городской застройкой снивелирован исторический ландшафт, засыпан ручей Безымянный, в Суздальском озере почти полностью пропала крупная промысловая рыба (вплоть до начала 80-x годов XX века в озере ловилась щука, окунь и местная форель - прим.авт.), а генеральным планом развитая Города предусмотрено полное уничтожение старого Шувалова; но с другой стороны, на сегодняшний день еще есть возможность спасти если не все, то хотя бы часть доставшегося нам исторического наследия, поскольку на остальной территории Шуваловской округи строительство ведется пока не столь варварскими методами. Однако решить эту задачу невозможно без создания на территории Шуваловской округи историко-природного заповедника (заповедник был создан, но это не сильно помогло - см. предисловие - прим.авт.).

Речь идет не об организации некоей чисто запретительной структуры, а о контроле за разумным использованием имеющихся ландшафтов. Ведь при хорошей постановке дела такой заповедник мог бы даже приносить определенный доход. Так, например, необходимо ограничить движение автотранспорта через заповедник и запретить его парковку в определенных местах, но эта мера позволяет помимо сохранения природы получать доход от платной стоянки, в случае успешного решения задачи сохранения природы и ландшафта возможно будет иметь смысл возрождение традиции платных охраняемых общественных садов. Кроме того, может принести доход музеефикация некоторых районов Шувалова и Парголова с целью проведения по ним экскурсий, создание своего рода Санкт-Петербургской "Помпеи" как музея под открытым небом. Причем создание такого музея-заповедника потребует минимальных капиталовложений, поскольку многие проблемы развития инфраструктуры (транспорт, общественное питание и т.д.) уже решены в процессе развития Шувалова как части города.

Возможна музеефикация после проведения соответствующих работ раскопов в наиболее интересных местах хотя бы так, как это сделано в крепости Орешек, возведение в подходящих для этого местах зданий-новоделов и наоборот, маскировка уродующих ландшафт современных построек (сейчас это уже практически невозможно - прим.авт.). Во всяком случае, в таком варианте Шуваловская округа принесет всем нам гораздо больше пользы, чем тогда, когда она станет обычным загазованным и застроенным городским районом.

 

Список литературы.

1. Чернов С.3. Древний Радонеж. // Памятники Отечества. Альманах ВООПиК. N2/18/ 1988 г.

2. Чернов С.3. Комплексное исследование русского средневекового ландшафта(экология культурной среды).//История и культура древнерусского города. М., 1989 г.

3. Атлас. Ленинград. /Ленинград: историко-географический атлас /Редколл.:Селивестров Ю.П. и др. - М., 1989 г.

4. Долуханов П.М. История Балтики. М., 1969 г.

5.Нежиховский Р.А. Река Нева и Невская губа. Л., 1981г.

6. Финно-угры и балты в эпоху средневековья. Археология СССР. Под ред.: Рыбаков Б.А. - М., 1987 г.

7. Рябинин Е.А. Ижора. //Финны в Европе.Вып.2 - М., 1990г.

8. Лаанест А.Х. Ижорские диалекты. Лингвогеографическое исследование. Таллин, 1966 г.

9. Переписная окладная книга по Новгороду Вотьской пятины 7008 года, вторая половина // Временник МОИДР. Кн.11 - М., 1851 г.

10. Неволин К. А. О пятинах и погостах Новгородских в 16 веке. СПб., 1853 г.

11. Кирпичников А.Н. Приладожская лопь. // Финны в Европе. Вып.2 М., 1990 г.

12. Тихомиров (о. Сергий). Карты Вотской пятины и ее погостов. СПб., 1905г.

13. Бергенгейм 1-й. Карта бывших губерний Иван-Города, Яма, Копорья и Нэтеборга. СПб., 1827 г.

14. Лаппо-Данилевский А.С. Планы Невы и Ниеншанца, собранные Гиппингом А.И. и Куником А.А. СПб., 1913 г.

15. Шаскольский И.П. Борьба Руси за сохранение выхода к Балтийскому морю в XIV веке.Л., 1987 г.

16. Атлас Российской империи. СПб., 1745 г.

17. Петербург - Ленинград (Историко-географический атлас). Ч.1 Л., 1957 г.

18. Шхонебек А. Географический чертеж над Ижерскою землей. М., 1705 г.

19. Карта Ингерманландии и Карелии, СПб., 1742? г.

20. Ключевский В.О. Сочинения. Т.4 М., 1958 г.

21. Шмит Я.Ф. Карта Санкт-Петербургской губернии, содержащая Ингерманландию, часть Новгородской и Выборгской. СПб., 1770 г.

22. Кузнецов Я. Подробный атлас Российской империи. СПб., 1855 г.

24. Военная топокарта Санкт-Петербургской губернии. СПб., 1863 г.

23. Федотов Н. Описание и подробные планы дачных местностей по Финляндской железной дороге. СПб., 1886 г.

25. Грач А.Д. Археологические раскопки в Ленинграде. М.-Л., 1957 г,

26. Авдусин Д.А, Полевая археология СССР. М., 1980 г. Розенфельдт Р.Л. Разведки и раскопки памятников железного века в лесной полосе европейской части СССР.// Методика полевых археологических исследований. М., 1983 г.

27. Отчет об исследовании раскопа у церковно-приходской школы при Спасо-Парголовском храме. Личннй архив Корявцева П.М., 1988 г.

 

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Приложение 4

Приложение 5

Приложение 6

Приложение 7

Приложение 8